Текущее время: 20 июл 2019, 03:59
Временно обретаюсь на форуме "Акулизм"

Часовой пояс: UTC + 3 часа




Начать новую тему Ответить на тему  [ Сообщений: 3 ] 
Автор Сообщение
СообщениеДобавлено: 19 июл 2011, 20:21 
Не в сети
Администратор
Администратор
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 03 июл 2011, 18:31
Сообщения: 4297
Images: 115
Откуда: Набережные Челны
Medals: 2
2000 сообщений (1) Птица говорун (1)
Has thanked: 510 times
Have thanks: 508 times
Это вторая часть из серии "Хроники Зеленой долины"

Я подарю тебе мир!

Изображение

Мир Зеленой долины в канун Праздника Поворота Зимы, когда она, собственно, и не зеленая вовсе, завораживал безмолвием. Бурый дольник улегся на землю пухлыми валунами и замер до весны. Его, такого, почти не беспокоят холодные озорные ветра, посещающие долину. Не ворошат их суетливые существа долины – одни сладко спят в теплых норках, другие откочевали поближе к горам. Под защиту теплых туманов, что укрывали подножья серых скал. Прозрачный зимний воздух раздвинул горизонт. Лишь одинокие сопки широкими клыками торчат то там, то сям. Сейчас, зимой, они кажутся очень близкими, выпуклыми и какими-то очень одинокими. Словно разбросанные по долине неведомым великаном для какой-то великанской забавы, и забытые им под высоким, бледно-голубым небом.
Мер поежился. Озорной утренний ветерок забрался под накидку и потрогал холодными пальчиками теплую со сна шкурку. «Хо-ри-хо!» - выдохнул он вместе с облачком пара и побежал, перепрыгивая через буруны залегшего дольника. Собираясь совершить несколько гигантских прыжков по сопкам, он решил как следует разогнать кровь. Его сердечки застучали веселым перестуком, а ноги в кожаных ботиночках заторопились вдогонку. «Тук-тук-тук-тук!» - застучали они о мерзлую твердую землю, «Аххх» - зацепили высокий шуршащий бурун дольника. Мер прицелился взглядом в одну из сопок, рванулся к ней мысленно, словно прыгнул: «Долгопрыг!». Слово-символ спрессовало пространство и перенесло маленькое тельце бора-подростка в намеченное место – на сопку. Его бег замедлился – бежать в гору было куда тяжелей. Но разгона хватило, и, по инерции, Мер в несколько прыжков достиг вершины. Остановился, восхищенно осматривая открывшиеся просторы.
Это был его не первый «долгопрыг», но чувство восхищения не притупилось. Миг – и ты уже далеко-далеко впереди! Быстрее берса, да что там берс! Быстрее бури! Свою способность к мгновенным перемещениям он обнаружил совершенно случайно. У него накопилось уже много всяких «странностей» – таким уж он уродился, и ничего с этим не поделаешь. Мер старательно изучал каждую свою странность, прикидывая, как ее можно будет использовать в будущем. Ведь скоро он станет взрослым, а значить – опорой для семьи, как брат и папа, и для селения, как все остальные взрослые. Чуть успокоившись, Мер стал выбирать следующую цель. Второй и следующие прыжки делать труднее. Приходилось больше внутренне напрягаться – не хватало разбега, что ли? А если побежать вниз по склону? Нет, не годиться. Можно скатиться по склону, сразу после «долгопрыга». Приглянулась чуть скошенная набок сопка, маячившая в подходящем направлении. Прицелился, зацепил далекую сопку взглядом и словно потащил ее к себе: «Долгопрыг!» Внутри как будто что-то взорвалось, мир смазался на мгновенье и Мер закачался, поймав ногами землю, слегка скользнув по гладкому камню склона.
Взбежав на лысую макушку сопки, Мер, прежде всего, отыскал взглядом место, откуда он «прыгнул», следовало хорошо запоминать дорогу обратно. Однажды он уже плутал до самой темноты в поисках родного селения. В конце концов, отчаявшись, он «прыгнул» прямо к родному гнезду. Вслепую, по памяти. В тот раз ему это удалось, но повторять опыт не хотелось. Так, теперь куда? Места были незнакомые – так далеко он не забирался. Впрочем, из его селения вряд ли кто здесь бывал. Если добираться сюда пешком – несколько дней потребуется. Инстинктивно Мер выбирал сопки броские, хорошо запоминающиеся. Вот эта, например, с гребешком на вершине – как у молодого бер-бора, задиристого и драчливого существа.
При ближайшем рассмотрении сопка с гребешком оказалась скучной – узкая, с крутыми склонами, на которых прилепилось несколько кустов козо. Мер осторожно спустился к подножью. Ему требовалось немного походить, отдохнуть - «долгопрыги» отнимали много сил. Сразу у подножья сопки начинался небольшой овраг. В нем можно было укрыться от ветра, а на склонах найти сладкие корешки в отвалах. Немного подкрепиться тоже не помешает. Мер не спеша побрел по дну давно высохшего ручья. Он внимательно оглядывал пологие склоны овражка в поисках бурых пятен небольших оползней – места, где стоило поискать сладкие корешки. Но оказалось, что по оврагу уже кто-то проходил. Землю в отвалах ковыряли палкой-копалкой и кое-где остались следы маленькой когтистой лапки. Похоже, что копался его сверстник. Было бы интересно встретить его и познакомиться!
У Мера было два закадычных друга – толстяк Буру и Бель. Нет, Бель, конечно, девочка, но все равно – друг. С наступлением холодов Буру из гнезда не выманишь, что странно. Меру казалось, что такой толстый бор и без накидки не должен мерзнуть. Но Буру мерз. В те редкие моменты, когда его все-таки вытаскивали на свежий воздух, Буру мгновенно начинал дрожать. За Бель всерьез взялась его мама – она учила Бель выращивать всякие полезные растения. Ученицей Бель была не очень прилежной и к холодам не успела освоить все, что было намечено. Вот теперь и приходилось наверстывать, в то время как остальные сверстницы отдыхали до весны. Каждое утро она приходила в их гнездо, а Мера отправляли «погулять» - чтобы не отвлекал. Мер научился прогуливаться с пользой для себя. Последние несколько дней он исследовал дальние окрестности селения с помощью «долгопрыгов». Это был его личный, самостоятельный курс обучения. Мер с гордостью взглянул на синий ремешок на своем запястье – этим летом он вступил на первую ступень длинной лестницы, ведущей во взрослую жизнь. И уводящей его из детства. Впрочем, сейчас он об этом не сожалел…
Его соперник по выкапыванию корешков стал заметно уставать – «раскопки» становились все более неряшливыми. Уже пару раз Мер находил довольно крупные корешки, пропущенные идущим впереди копателем. Благодаря чему, юный бор основательно подкрепился и зашагал веселей. Судя по всему, он догонял впереди идущего бора. А вот и он - за очередным плавным поворотом овражка, на склоне, показалась маленькая фигурка в зеленой накидке…
Васи очень устала и очень замерзла. Овражек у гребенчатой сопки не оправдал ее надежд. Так много копала, а корешков нашла – всего ничего! Да, надо еще будет не забыть наломать этих колючих веток козо. Горючие камни как-то очень быстро кончились, а холода еще продлятся долго. Вот и приходится кормить их неказистую печурку чем придется, лишь бы грела их гнездышко. Печурка получилась «не очень» - так говорит мама. Какая она – «очень», Васи не знала. Сколько она себя помнит, все печурки были одинаковыми. А помнит она себя всего четыре года, хотя и знала, что лет ей гораздо больше - десять. Все это время они жили с мамой только вдвоем. Они редко подолгу оставались на одном месте, особенно в теплое время года. Обычно три-четыре дня. Потом мама торопливо собирала их нехитрые пожитки, и они отправлялись в путь - от сопки к сопке. Там мама забиралась на вершину и долго всматривалась вдаль. После чего они наспех строили себе гнездо и отдыхали. Три-четыре дня.
Четыре года назад они с мамой потерялись. Хотя мама ей ничего не рассказывала, Васи чувствовала, что случилось что-то очень страшное. Враз куда-то делось их селение, соседи, родственники, папа… Васи ничего этого не помнит, так как она очень сильно болела, едва выжила и потеряла память. Так говорила мама. Может это и хорошо? Видя иногда, как мама страдает от воспоминаний, Васи была даже рада своему беспамятству. Ей было хорошо вдвоем с мамой – ведь она ничего другого не знала. Вот только плохо, что мама заболела. Васи это очень сильно беспокоило – она совсем не знала, как помочь маме справится с болезнью. Оставалось только ждать и надеяться, что все пройдет само собой.
Шорох сухого дольника сзади заставил Васи вздрогнуть и быстро обернуться. В нескольких шагах от нее, на самом дне овражка, стоял… маленький бор! Это было так удивительно и неожиданно, что первой мыслью Васи было убежать. Она же никогда не видела других боров, ни больших, ни маленьких – только она и мама. Бор был одет в серую длинную накидку из толстой ткани, а не из сухого дольника, как у нее. На нем были кожаные ботинки, такие она видела последний раз на маме, года два назад. Они так износились, что их пришлось выбросить. Из своих она выросла уже через год и с тех пор носила плетеные сандалии – из стеблей дольника. Бор был довольно упитанный и веселый.
– Привет, худышка! Ты чего в дольник замоталась?
– Привет, – робко ответила Васи, – ты кто?
– Я – Мер. Я живу далеко отсюда, - бор махнул лапкой куда-то себе за спину, – Не из вашего селения. Просто гулял тут…
– Я – Васи, – в свою очередь представилась девочка, – А здесь и нет никакого селения. Мы с мамой вдвоем живем.
– Как это вдвоем? – было видно, что мальчишка, а это был без сомнения мальчишка, удивлен таким ответом, – Разве можно жить только вдвоем?
– Мы живем, – просто ответила Васи, ей было очень непривычно разговаривать с чужим бором.
Мер подошел к ней вплотную. Он оказался чуть выше Васи, взгляд у него был очень внимательный и добрый. Васи несколько успокоилась – от незнакомца не исходила опасность. Он неторопливо оглядел ее, заглянул в котомку с корешками.
– Ты не очень хороший сборщик, Васи, – немного насмешливо сказал он ей, – я шел по твоим следам и успел изрядно перекусить.
– У меня лапки замерзли копать, - словно оправдываясь, ответила Васи и показала свои испачканные ладошки. Мер осторожно потрогал ее холодные пальчики, и Васи вздрогнула от неожиданно горячего прикосновения.
– Так чего же ты стоишь? Беги быстрее в гнездо, ты же совершенно замерзла!
– Надо еще наломать веток козо…
– А это еще зачем?
– Печурку топить.
– Толку от этих колючек! Лучше горючими камнями…
– У нас нет, – чуть слышно ответила Васи. Ей почему-то стало очень стыдно перед этим уверенным в себе подростком.
Мер задумчиво почесал нос. Странные дела! Живут отдельно от всех, одеваются в сухой дольник, и в самые холода у них, оказывается, нет горючих камней! Кроме того, девочка выглядела крайне смущенной. Даже жалко стало.
– Ну, ладно, пойдем, наломаем тебе козо, – Мер решительно повернулся и зашагал к ближайшему колючему кустарнику. Попутно он стал вспоминать, где он видел горючий камень. Можно было конечно «допрыгать» до своего селения и принести оттуда. Но это долго и много не принесешь – «долгопрыг» и так отнимает много сил. Девочка шуршала дольником сзади и, было непонятно, что больше производило шума – трава под ногами или ее «одежда».
Наломав по охапке веток козо и изрядно исцарапавшись, подростки пошли к гнезду Васи. Теперь она шла впереди, показывая дорогу. Дошли быстро – колючая ноша не располагала к неспешным прогулкам. Свалив ветки у входа в землянку, Васи откинула полог входа. Это был тот же дольник, туго сплетенный в несколько слоев.
– Мама болеет и, скорее всего, спит, ¬– предупредила гостя Васи.
Мер молча кивнул, и полез в землянку вслед за девочкой. В дальнем углу маленького гнезда на ворохе травы спала женщина-бор. Тяжелое шумное дыхание выдавало сильную простуду. В гнезде было холодно. Неказистая печурка, кое-как слепленная из глины, не грела, и едва ли там был хоть один живой уголек.
– Сейчас я растоплю печурку, и станет теплее, – шепотом сказала Васи, ей вдруг очень захотелось, чтобы Мер задержался у них.
– Лучше дай мне какую-нибудь котомку, я принесу горючих камней. Твоей маме сейчас очень нужно тепло.
– Где же ты их возьмешь? У себя в селении?
– Есть тут одно место, – Мер, правда, не совсем был уверен в этом. Просто ему показалось, что около лысой сопки он видел вполне подходящее место для горючих камней.
«Скакнув» до лысой сопки, Мер внимательно огляделся. Недалеко от ее подножья торчало несколько угловатых валунов. В свете тусклого зимнего солнца поверхность их слегка мерцала. Ну, конечно, это горючий камень – слойник! Мер почти бегом спустился с сопки, обошел валуны. Мелкой крошки возле них оказалось совсем немного и она была перемешана с землей. Прежде чем сыпать такую в печурку, ее нужно было промыть. Подросток отыскал небольшой гранитный осколок и ударил по слойнику. Бесполезно – лишь несколько мелких крошек брызнули в сторону. Так он ничего не наковыряет, нужна была тяжелая крепкая кирка. Мер ковырнул когтем слоистую поверхность валуна. Следовало что-то придумать. Ну, конечно! Он отошел на несколько шагов, вытянул руки, согнул пальцы. Закрыл глаза и внутренне напрягся: «Царап!». Когти как будто почувствовали хрупкую структуру горючего камня. Раздался громкий треск, на поверхности валуна появились десять глубоких, неровных царапин – словно бор-великан полоснул по нему железными когтями! Мер затряс вдруг заболевшими пальцами. Зато у валуна появилась приличная кучка мелкой чистой крошки горючего камня. Осторожно собрав его в котомку, Мер без промедления отправился в обратный путь.
Васи сожгла уже половину охапки козо, что принес Мер. В гнезде пахло дымом, но теплее стало не намного.
– Вот это будет греть куда лучше! – Мер гордо протянул девочки тяжелую котомку с горючим камнем. Та удивленно приняла неожиданный подарок и тут же уронила, оказавшуюся непосильной для худеньких лап ношу.
– Ого! А я не знала, что горючий камень есть так близко! Покажешь?
– Не так уж и близко… – Мер не знал, как объяснить Васи свою способность прыгать с сопки на сопку. Ему даже самым близким было сложно это объяснить. Брат обещал во всем разобраться, но никак не находил для этого времени – он был уже взрослым. Мама не хотела ничего слушать, считая это фантазиями сына, как и папа. А друзья, привыкнув к странностям Мера, принимали все как есть, не требуя разъяснений.
– Ну, не хочешь – не надо, – как-то очень просто согласилась Васи, – Но ты принесешь потом еще? А я тебе корешков насобираю…
– Да, нет, Васи, мне совсем не жалко! – заторопился убедить свою новую знакомую в своем бескорыстии Мер, – У тебя просто не получится туда добраться. Лучше я вам еще потом принесу. И корешков мне никаких не надо… Это будет мой подарок к Празднику Поворота Зимы!
– Здорово! Спасибо тебе Мер!
– А чем ты лечишь маму? – спросил смущенный похвалой Мер, чтобы сменить тему разговора.
– Ничем, – грустно ответила Васи, – я знаю несколько подходящих травок, но сейчас же нет ничего…
– Как же так? – Эта девочка просто поражала Мера своей наивностью, – ей надо давать горячее питье с цветочным нектаром, – Мер вспомнил, как он однажды простужался, – Нектар-то хоть есть?
– Нет, – совсем сникла Васи, как ей было объяснить этому мальчишке, что их жизнь с мамой – сплошной путь в неизвестность. Тут не до запасов.
Мер нахмурился, в его представлении такое пренебрежение к запасам казалось удивительным. С другой стороны он совсем ничего не знал об их жизни и не мог судить. Чтобы как-то замять возникшую неловкость, он засобирался домой.
– Извини, Васи, мне пора возвращаться домой. Если разрешишь, я завтра опять зайду?
– Ох, конечно! – Васи совершенно нечем было угостить гостя. Не зная ничего о правилах приема гостей, она интуитивно чувствовала – чем-то следует отблагодарить Мера. Ничего, кроме несколько подсушенных холодом корешков, у нее в гнезде не было, и оттого девочке было неловко.
Мер добрался домой уставший, но очень довольный своими приключениями. Бель давно ушла, и мама уже ждала его с накрытым обедом. За обедом они говорили с мамой, вроде бы ни о чем, но это было так важно для обоих. Именно тогда Мер понял, как много значит для Васи мама, и решил непременно помочь ее вылечить. Только вот как? Когда он пару раз простывал, мама его быстро ставила на лапы – значит, она знает, как лечить болезнь. Мер пустился в расспросы. Мама несколько удивилась интересу сына, но отвечала с удовольствием. Оказалось, что справится с этим недугом легко – тепло, много теплого питья, лучше - отвар трав и, конечно, цветочный нектар. Где достать нектар, Мер знал. Отец Буру был самым искусным его сборщиком и обладателем самого большого в селении запаса. С набором трав тоже очень даже просто – все травы можно взять дома. Остается тепло. Надо завтра принести Васи больше горючего камня. Мер решил набрать его по дороге – хотя бы два «долгопрыга» можно совершить налегке.
Попутно пообщавшись с Буру, Мер раздобыл приличный горшочек нектара. Правда, толстяк не упустил случая уколоть Мера: «А кто меня постоянно называет сладкоежкой и обжорой? Сам-то вот тоже нектар любишь!». Мер не стал возражать – пусть думает что хочет. Сбор сумки с травами для матери Васи заставил Мера несколько раз обращаться к маме за уточнением – он не очень хорошо разбирался в травах и боялся запутаться. Мама смеялась: «Не иначе, мой маленький бор решил стать знахарем!», но терпеливо повторяла названия трав и как они выглядят. В конце они даже обсудили, в каких пропорциях следует травы заваривать. Мер постарался очень хорошо все запомнить. Уже вечером, ложась спать, он спросил у мамы:
– Мама, а смогли бы мы жить с тобой только вдвоем? Ты и я. И больше никого-никого на всем свете?
Мама отвлеклась от каких-то дел в своем рабочем уголке, аккуратно расставила мешочки на полке и подошла к сыну. Попутно она поправила покрывало на брате – тот кряхтел во сне и шевелил лапами. Очевидно, выковыривал из земли очередной, особо неподатливый и тяжелый валун. Села на лежанку Мера и погладила сына по голове:
– Милый мой малыш, разумеется, смогли бы. Только что это была бы за жизнь?
– Разве нам было бы плохо вдвоем?
– Плохо, сын, очень плохо! Мир Зеленой долины не так уж ласков, как это может показаться. Каждый в отдельности бор – слабое и беззащитное существо. Только вместе мы можем быть по-настоящему счастливы. Помогая друг другу. Оставшись один, или вдвоем, как ты говоришь, бор будет вынужден напрягать все свои силы, чтобы просто жить. Это очень нелегко, Далеко не каждый справится с этим. Мир потеряет красоту, поблекнут краски и звуки. Из него уйдет радость, а вместо этого он наполнится страхом и нуждой. Мир станет маленьким и хрупким, а еще враждебным. Мне же нравится эта жизнь, какая она есть. С тобой, с папой, с друзьями и соседями. Разве заметил бы ты, как прекрасна Зеленая долина, если бы тебя мучил голод и холод? И ты постоянно боялся встречи с берсом или глупым драчливым бер-бором?
– Спасибо, мама, я понял!
Ночью Меру приснилось, что он потерял всех-всех и остался совсем один. Вокруг него гнулся на ветру черный-черный дольник, за которым прятался кто-то страшный. Небо упало почти на голову тяжелыми мокрыми тучами, а где-то там, за ними, визжали берсы. Невидимый берс опасен вдвойне! Мер пугливо метался по маленькой поляне – мир съежился до крохотного пятачка открытого пространства, окруженного дольником. Проснувшись, он долго лежал без сна и думал о Васи – вот значит какой ее мир! А мама и есть ее спасительная полянка. И она очень больна. Мер быстро встал и засобирался в дорогу. Его сборы прервала мама – усадила завтракать. На выходе из гнезда он столкнулся с Бель. Она несла в обеих руках горшочек с каким-то ростком. По тому, как она бережно прижимала растение к груди, Мер понял – ноша представляла что-то особенное. Для Бели. Мимоходом Мер улыбнулся мысли, что в его подружке просыпается интерес к учебе.
Впервые за несколько ночей, Васи спала спокойно. Во-первых, было тепло, а во-вторых, напившись теплого отвара из корешков, мама дышала не так громко и тяжело. Ей приснился ее новый знакомый – Мер. Он был почему-то очень большим, ростом с маму, и все время порывался взять ее на руки. Было очень забавно. Васи пыталась объяснить Меру, что она вовсе не маленькая, а он все ходил за ней, вытянув лапы, и звал: «Васи, Васи!» От звука его зова она и проснулась. Оказывается, вовсе не во сне он звал ее. Васи выползла из-под вороха дольника, в котором спала, набросила на плечи накидку и выбежала наружу. Мер топтался у входа в гнездо. В руках у него был мешочек и небольшой глиняный горшок, за плечами висела котомка, поверх которой был пристроен какой-то пушистый сверток. Вид у него был усталый. Увидев Васи, он улыбнулся.
– Ты крепко спишь. Я уже давно зову тебя.
– В гнезде так тепло сегодня! А что это такое ты принес?
– Может, пригласишь меня войти?
– Ой! Конечно, проходи, Мер.
Мер тяжело вполз вовнутрь и с облегчением скинул котомку.
– Это горючий камень, – Указал он на котомку, – Должно хватить на пару-тройку дней. А это плед, – Мер передал Васи сверток, – Он не новый, но еще очень теплый. Это для твоей мамы. Вот мешочек с набором трав от простуды. Я связал травы в пучки. В каждом – нужный состав и количество. Просто заваривай каждый раз по одному пучку и давай пить маме. А это – цветочный нектар. Хватит и маме и тебе.
Васи смотрела на все это богатство расширенными от восхищения глазами. Особенно на горшочек с нектаром. Такой огромный! Летом, если его удавалось найти, нектар доставался ей крохотным шариком, за который приходилось расплачиваться больными укусами дольных ос. А тут целый горшок! Васи просто потеряла дар речи и лишь переводила взгляд с одного подарка на другой.
– Чего молчишь? – Мер, конечно, почувствовал смятение девочки, он и сам был горд за свою щедрость. Приятно делать подарки, особенно тем, кто в них очень нуждается, – может предложишь гостю чай? Я, честно говоря, очень устал.
Васи порывисто схватила Мера за лапы, тряхнула, резко крутнулась к печурке. На ней стоял еще теплый отвар корешков. Она метнулась в дальний угол гнезда, сорвала со стены пучок чай-травы. Прижав пучок к груди, подошла к Меру и ткнулась носом ему в плечо.
– Спасибо, Мер! – глухим от волнения голосом сказала она, – Ты как дух приносящий дары на Праздник Поворота Зимы…
– Да, ладно, – смущенно ответил подросток, – подумаешь… Тебе нужна была помощь – вот я и помог.
Васи взяла котелок для чая и нагнулась над ведерком для воды.
– Ой, а воды совсем мало. Я сейчас сбегаю на родник!
– Да не надо, я же не Буру, мне надо совсем немного…
– А кто такой Буру?
– Это мой друг и обжора. Ему как раз надо целое ведерко чая. Когда он не голоден…
– А когда голоден?
– Тогда ему потребуется целая охапка сочника и три вот таких горшочка нектара. Потом ведерко-другое чая…
– Хо-ри-хо! Он наверное огромный, как… как сопка!
– Да нет, он моложе меня на год, но толще в два раза! – Мер раскинул руки, показывая, какой у него друг.
Васи зажала лапами нос, сдерживая смех. Таких толстых боров явно не существовало, это Мер преувеличивал. Смешно. Тут она вспомнила про маму.
– Мер, я сейчас познакомлю тебя с мамой. Она очень, очень будет рада тебе! – Васи подошла к лежанке мамы и осторожно потрепала ее за плечо, – Мама, просыпайся. У нас гости! Это молодой бор, Мер. Он нам принес таки-ие подарки!
На прикосновение дочери женщина-бор никак не отреагировала, лишь рука безвольно упала на пол гнезда. Васи потормошила маму сильнее:
– Мама, ну, просыпайся! Я сейчас напою тебя горячим чаем с нектаром! Правда-правда, настоящий цветочный нектар! Он так пахнет!
Женщина чуть слышно застонала, вяло шевельнулась, но глаза не открыла. Мер подошел к лежанке и потрогал нос больной. Нос был абсолютно сухой и горячий. Подростка охватило беспокойство. Он обхватил запястье женщины – жилка на ней едва заметно пульсировала, а рука была совершенно безвольной. Мер тронул за плечо Васи:
– Она не может проснуться, Васи. Она очень-очень больна. Завари быстрее те травки, что я принес. Попробуем напоить ее так…
Они вместе растопили пожарче печурку, поставили кипятиться котелок. Мер сел на корточки в уголок и молча наблюдал, как Васи суетится у печурки. В его голове метались тревожные мысли. Женщина явно нуждалась в помощи умелого знахаря – болезнь зашла слишком далеко. Но как привести сюда знахаря, или отвести маму Васи к нему? Это ведь только ему хватало нескольких скоротечных «долгопрыгов», чтобы добраться до своего селения. Пешком, даже самый быстрый и выносливый бор, будет добираться несколько дней. Он не успел ничего придумать – поспел отвар, и они начали поить больную. Из этого ничего толком не получилось. Женщина почти ничего не проглотила, они намочили ей отваром морду и грудь, измазали нектаром. Мер в отчаянии опустился на хвост посреди гнезда. Васи обняла маму и завыла.
Решение созрело в голове Мера, словно вспышка: он перетащит обоих в селение. Как котомку с горючим камнем, на себе! Насколько это ему по силам, он не задумывался. Другого выхода просто не было.
– Собирайся, Васи! – решительно сказал он, – мы… идем в мое селение!
– Да?! – с надеждой встрепенулась девочка, – А как мы доведем туда маму?
– Мы ее понесем.
– Хорошо, – Васи тоже не задумалась, смогут ли они это сделать. Главное – попасть к другим борам, взрослым. Они должны помочь ее маме. Она закружилась по гнезду, привычно собирая вещи, которые они обычно брали в дорогу.
– Ничего не надо брать, Васи! – Мер решительно остановил ее, – Вообще ничего. Просто одень маму. Нет, закутай ее в плед и закрепи его концы, чтобы не спадал. И сама оденься.
Он встал, подошел к выходу и сорвал с него полог. Сплетенный из стеблей и листьев дольника, он выглядел вполне крепким. Затем он выбрал в пустой лежанке Васи несколько стеблей дольника покрепче. Сплел их в подобие веревки и привязал к пологу. Получилась примитивная волокуша – это для мамы. К тому времени, одетая в свою соломенную накидку, Васи стояла возле маминой лежанки. Сделав что ей велели, девочка ждала дальнейших распоряжений. Она безраздельно доверилась этому мальчику, он выглядел в ее глазах взрослым бором. Как во сне…
– Помоги мне перенести твою маму на полог.
Это оказалось не так-то просто. Женщина была хоть и очень изможденной и худой, но все равно намного крупнее подростков. Мер даже начал сомневаться, справится ли он с такой ношей? Но отступать было поздно. Надо было хотя бы попробовать.
До сопки добрались вполне благополучно – мелкий моросящий дождик смочил сухой дольник, и волокуша скользила хорошо. Настроение у Мера немного поднялось. Но ненадолго. Тащить волокушу в гору по голому камню оказалось далеко не так легко. Через полсотни шагов подростки выдохлись.
– Отдохнем, – предложил Мер.
– А почему мы идем в гору? – Васи удивленно озиралась по сторонам, – Разве не проще было тащить волокушу и дальше по дольнику?
– Нам не надо дальше, нам надо выше, - Мер не знал, как объяснить Васи, что их путь к его селению будет происходить не совсем обычно.
Он отошел на несколько шагов. Поискал глазами следующую сопку – лысую. В пелене моросящего дождя ее было едва видно. Тут ему пришло в голову, что нет необходимости залезать наверх. Ведь он забирался на вершину, чтобы выбрать ориентир для очередного прыжка. Сейчас необходимости выбора не было – лысую сопку было видно отсюда. Он вернулся к Васи. Девочка сидела, скукожившись, над мамой, пытаясь прикрыть ей лицо от дождя. Предстояло самое сложное – объяснение его дальнейших действий.
– Васи, сейчас я возьму на руки твою маму и исчезну. Ненадолго, тебе не нужно пугаться. Я очень скоро вернусь и… перенесу тебя к маме. Пожалуйста, поверь мне!
Васи подняла на него глаза, и Мер понял, что она готова ко всему. Подросток облегченно вздохнул – хоть с этим не было проблем. Проблема возникла, когда он попытался взять на руки женщину. Как не напрягался Мер, это оказалось ему не под силу. В отчаянии он сел на землю, прижав к себе лежащую у него на коленях бесчувственную женщину… Ну, конечно! Зачем же подымать? Просто крепко прижать к себе и «прыгнуть»! Мер поднял голову – отсюда он видел самую маковку лысой сопки. Но видел же! Он обхватил больную уже порядком уставшими руками и обратился к Васи:
– Положи на маму волокушу и отвернись… На всякий случай. Не пугайся, пожалуйста, я тебя ни за что не брошу! Я вернусь.
Васи молча прикрыла волокушей маму, лежащую поперек колен Мера и сделала шаг назад. Но отворачиваться не стала. «А ладно, пусть смотрит, если хочет!» - подумал Мер и вцепился взглядом в лысую сопку.
О! Как это оказалось трудно! Сначала ничего не происходило и в душе начало подыматься отчаяние, что ничего у него не получится. Видимо это отчаяние, в конце концов, и помогло ему – сопка рванулась ему на встречу, и мир привычно смазался, отозвавшись взрывом внутри Мера. Как же это оказалось больно – приземляться на вершину сопки с ношей на руках! В глазах потемнело, а хвост словно расплющили. На несколько мгновений дыхание сбилось, а сердца устроили бешеный перестук в его груди. Казалось, что этот стук слышно на сотни шагов вокруг. Кое-как отдышавшись, подросток с трудом поднялся и начал укладывать женщину на волокушу. Побеспокоенная больная тихонько застонала – значит с ней все в порядке. Если так можно сказать о больном. С трудом переставляя ноги, Мер потащил волокушу к противоположному краю вершины. Туда, откуда собирался следующий «прыжок». Не смотря на боль в копчике, он очень торопился – там, на далекой сопке осталась испуганная девочка.
Васи сидела на голом камне, обхватив лапами колени. Что-то заметив боковым зрением, она подняла голову. В двух шагах стоял Мер с отсутствующим видом. Она вскочила и обхватила руками его шею. Пока она сидела одна, чего она только не передумала. Но главное во всех этих думах было сомнение, что ей суждено встретится с мамой. Когда этот странный мальчишка исчез, она опешила, завертелась, пытаясь понять, что произошло. Сердца сжал страх – она осталась одна, ну, совсем-совсем одна! Потом пришла надежда – Мер все-таки выполнит свое обещание и доставит маму туда, где ей помогут. А еще он обещал вернуться за ней… Но время шло, а Мер не появлялся – ей показалось, что прошло очень много времени.
Мер не стал ничего говорить, он только крепко прижал к себе Васи и отыскал взглядом лысую сопку. «Долгопрыг!» - ноги на мгновение потеряли опору, а потом больно стукнулись по каменной поверхности. Он потерял равновесие и упал на колени.
– Ой! – вскрикнула Васи, – Извини, я тебя уронила. Я так испугалась, что ты не вернешься…
Она отпустила Мера и встала на ноги. Тут до ее сознания дошло, что она находится явно в другом месте.
– А где мы? – Васи удивленно посмотрела вокруг.
– Пойдем, – Мер тоже поднялся с колен и протянул девочку за лапу.
– Куда?
– К твоей маме.
Мер тянул Васи за собой, хотя самому каждый шаг давался с трудом. Болел копчик, ступни и колени. Во всех остальных частях тела поселилась слабость. Очень хотелось есть. Тут его взгляд упал на пояс Васи – там за горлышко был привязан горшочек с медом. Васи ни за что на свете не смогла бы расстаться с эти сокровищем. Доведя девочку до места, где он оставил ее маму, Мер тяжело опустился на скалу и протянул руку к горшочку:
– Васи, мне очень надо подкрепиться. Чтобы мы смогли продолжить путь.
– А нам еще далеко? – Васи обеспокоенно нагнулась над мамой. Та выглядела все так же – сознание ее было далеко от тела. Частое горячее дыхание вырывалось маленькими облачками пара из полураскрытой пасти.
– Еще один прыжок на сопку, а потом - в селение. Так ты мне дашь нектар?
– Да, конечно, возьми…
– Я тебе подарю потом горшок еще больше!
– Главное – вылечить маму! Ради этого я готова отказаться от всего на свете.
– Смешная! Да вылечат твою маму! – Мер постарался придать уверенность своему голосу, которой на самом деле не испытывал. Эти два «прыжка» так вымотали его, что о предстоящих он думал со страхом. Он с жадностью припал к горшку, и вязкий сладкий нектар наполнил его рот. Как раз то, что надо! В несколько глотков он осушил горшок, соскреб лапой остатки со стенок. Васи с такой непосредственной завистью провожала взглядом эту лапу из горшка в пасть Мера, что тот невольно рассмеялся:
– Васи, ты сейчас похожа на Буру! Он всегда провожает взглядом каждый кусочек еды в рот товарищу, словно он самый последний на свете!
– Там было так много нектара… – только и смогла вымолвить Васи.
– Да что нектар, Васи, я подарю тебе целый мир! В селении вы с мамой ни в чем не будете нуждаться. У вас будет теплое, уютное гнездышко, много вкусной еды. Я познакомлю тебя со своими друзьями – знаешь, как весело играть в компании?
Васи потрясенно мотнула головой. Что такое говорит этот необычный мальчишка? Разве такое возможно? Это скорее походило на сказки, которые, иногда, рассказывала по вечерам мама. Но она хотя бы говорила, что это придуманные истории…
– Ты даже не представляешь, Васи, какой мир огромный, какой он красивый и интересный!
– Ну, почему же, я же вижу…
– Да, что ты видишь! – Мер махнул лапой, как бы досадуя, что не может объяснить все как следует. Он поднялся и побрел вниз. На немой вопрос Васи, буркнул: «Я сейчас». Мер спустился до первых пучков дольника и начал его собирать. Набрав приличную охапку, он двинулся назад. Свалил дольник возле больной и уселся на него:
– Помоги мне взять ее на руки.
По возможности аккуратно они уложили маму на коленях подростка. Васи привычно сделала шаг назад и спросила:
– А дольник зачем?
– Раньше надо было постелить, меньше бы хвосту досталось, – ответил Мер, устраиваясь поудобнее. Съеденный нектар придал ему немного сил, – Дурная голова – плохое подспорье хвосту…
«Долгопрыг!». Дольник и правда помог защитить зад подростку, но не бока. Очутившись сидящим боком к довольно крутому склону, Мер с взрослой женщиной на руках не смог удержаться на нем и покатился вниз. Несколько раз кувыркнувшись, он оказался придавленным своей ношей. Осторожно, чтобы снова не сорваться, он вылез из-под бесчувственной женщины. Сходил за отлетевшим далеко в сторону пологом и попытался положить на него больную. Лапы дрожали от слабости, болели ободранные во время падения бока. Получилось далеко не с первого раза. Убедившись, что женщина не сползет без него по склону сопки, Мер поспешил за Васи.
– В этот раз ты дольше, – сообщила ему девочка, но выглядела она спокойнее, чем в первый раз. И сидела гораздо дальше, чем когда он «прыгал» отсюда.
– Ты куда-то ходила без меня? – спросил Мер.
– Нет, где стояла, там и села.
Значит «долгопрыг» переносит его каждый раз чуть-чуть в другое место. «Этого «чуть-чуть» может хватить, чтобы попасть в беду» - подумал Мер, удивляясь, какой же он везунчик.
– Сейчас я чуточку отдохну, и пойдем догонять маму, - сказал он вслух.
– Мне опять обнимать тебя за шею?
– Нет, уж лучше я тебя обниму за талию, сзади. Так у нас меньше шанс снова упасть.
Но устоять на ногах все же не удалось. Завалились набок. В этот раз не повезло бокам Васи. Обошлось без кувырканий, но Мер очень ушиб локоть, а Васи тихонько охала и почесывала бок, пока шли до места, где лежала ее мама. Мама была в сознании. Она все же сползла немного по склону. Широко раскинув руки, она удерживала себя, вцепившись когтями в скалу. В глазах ее стоял ужас. Очнувшись под открытым небом, в неизвестном ей месте, одна и замотанная в чужой плед, она чуть не потеряла рассудок. Больная попыталась встать, но тут же поехала по склону вниз. Ей удалось высвободить руки и вцепиться когтями в скалу. Так она и лежала, боясь пошевелиться, обмирая от страха и пытаясь сообразить, что же с ней произошло. Васи бросилась на грудь маме и сквозь рыдания начала объяснять, что с ними произошло. Разумеется, женщина ничего не поняла из сбивчивых объяснений дочери. Но само ее присутствие несколько успокоило испуганную женщину. Все это время, пока шло объяснение матери с дочерью, Мер был вынужден удерживать полог от дальнейшего сползания. У него прилично взмокла спина – держать пришлось двоих. Наконец Васи присоединилась к нему, и они потащили волокушу вдвоем.
– Остановимся здесь, – наконец сказал Мер, голос у него совсем охрип, он тяжело и часто дышал, – Вон там наше селение.
Васи посмотрела в сторону, куда указывал Мер. Как и везде, там простиралась волнистая от валков дольника степь. Какими приметами руководствовался Мер, было непонятно. Но указывал он уверенно.
– Хорошо. Отдохнем? – и Васи тяжело опустилась на хвост.
Мер не опустился, он просто рухнул. Все внутри дрожало у него от усталости. Как жаль, что у них нет второго горшочка с медом! Есть хотелось страшно. А еще – пить. Мер подставил ладошку под моросящий дождь и слизнул скудную влагу.
– У тебя дрожат лапы, – сообщила ему Васи, – Может, отдохнем чуть побольше? Мы ведь уже рядом?
– Отдохнем, но не долго, – упрямо мотнул головой Мер, – Плед не спасет твою маму от холода…
Через некоторое время Мер заставил себя встать, чтобы пойти поискать дольник – для подстраховки хвоста. Обойдя почти четверть склона сопки понял, что подходящего спуска вниз нет. «Ладно, – подумал он, – в этот раз мне приземляться не на камень. Может дольник сам окажется там, где надо». Вернувшись, он застал плачущую над мамой Васи.
– Она снова потеряла сознание! – всхлипывая, сообщила она Меру.
Мер молча уселся возле больной, лицом в нужную сторону. Так же молча Васи принялась помогать ему устроить маму на коленях. В этот раз Меру не надо было ничего притягивать взглядом. Место, куда он собирался «прыгнуть», было знакомо ему с раннего детства. Нужно было лишь в деталях представить родную полянку, где они с друзьями столько раз играли, и произнести слово-символ. Представить удалось без труда, но вот слово-символ не работало. Раз за разом Мер мысленно выкрикивал его, но ничего не происходило.
– Что случилось, Мер? – удивленно спросила Васи.
– Не получается что-то…
– Ты, наверное, просто устал носить нас.
– Да, я устал. Но у меня обязательно получится! – Мер стиснул зубы и сделал еще одну отчаянную попытку.
Оказывается, злость тоже может помочь. Мер порядком разозлился на свою беспомощность и «долгопрыг» сработал! Не узнать знакомую в мельчайших подробностях полянку он не мог – он попал туда, куда стремился. В этот раз приземление было мягким. Он сидел на пухлом валке дольника, радуясь своему везению. Осторожно положив женщину рядом, он с трудом поднялся и повернулся лицом к далекой сопке. «Сейчас-сейчас Васи, - мысленно пообещал он девочке, оставленной там, – Я немного приду в себя и вернусь за тобой!» Сердечки стучали наперегонки, в глазах темнело от усталости, лапы дрожали. Но оставалась злость. Сделав несколько глубоких вдохов-выдохов он зацепил взглядом сопку и рванул ее к себе: «Долгопрыг!!!». Пустынный склон сопки несколько сбил его с толку. А, конечно, опять чуть-чуть сместился.
– Васи!!! – крикнул он.
Тишина. Он огляделся вокруг. Нашел глазами направление на родное селение. Понятно, он оказался чуть ниже, чем место предыдущего «прыжка». Надо только немного подняться наверх. Встав на четвереньки, он полез наверх. Полз, пока не упал от усталости. Перевернулся на спину, хватая пастью холодный, мокрый воздух.
–Васи!!! – прохрипел он.
– Я тут, – обеспокоенная мордашка девочки наклонилась над ним, – Я думала, что ты отдыхаешь, потом смотрю – кто-то ползет по склону. Чуть не прокатилась мимо. Тут круто и очень скользко от дождя.
– Ложись на меня… и крепко… обними, – Мер уже выталкивал слова из себя.
– Может, ты отдохнешь немного? – предложила Васи.
– Нет, у нас нет на это времени…
Девочка аккуратно легла на Мера и обхватила шею лапами. Чувствовалось, что она сдерживает дыхание, в грудь Мера стучали ее взволнованные сердечки. «Долгопрыг!!!» - с надрывом скомандовал себе Мер, представив лежащую на увядшем дольнике больную женщину. Взрыв внутри убедил его в успешности «прыжка». Тьма беспамятства потянула Мера в свой омут. Судорожно цепляясь за последние проблески сознания Мер «крикнул». Это был крик, у которого нет обозначения звуком или словом. Так кричит смертельно раненный или попавший в безнадежную ситуацию бор. Это не крик голосом, это мысленный призыв об экстренной помощи. Его услышат все боры в округе. И нет бора, который проигнорирует этот призыв.
Васи расширенными от изумления глазами смотрела на пришествие такого числа боров. Первым прискакал очень толстый бор-подросток, оставив после себя заметную колею в полегшем дольнике. Склонившись над Мером, он удивленно спросил:
– Мер, ты выглядишь так, как будто три дня не ел. А куда ты дел горшочек с нектаром?
Не дождавшись ответа от бесчувственного Мера, он осторожно поднял его на руки и спросил у Васи:
– Что это с ним?
Ответить Васи не успела. Подбежали сразу несколько взрослых боров. Один, чем-то очень похожий на Мера осторожно взял у толстяка Мера и нежно прижал к сильной груди:
– Что случилось с тобой, братишка? – спросил он и не полчив ответа понес его куда-то.
Два других взрослых бора склонились над ее мамой. О чем-то тихо посовещавшись, положили волокушу себе на плечи и понесли больную женщину вслед за бором, унесшим Мера. К Васи подошли две женщины и очень красивая девочка-подросток. Девочка взяла Васи за лапу и представилась:
– Я Бель. Откуда это Мер привел вас? Что случилось с ним? Кто эта больная женщина?
– Мама… – с трудом выдавила из себя Васи, она вдруг почувствовала себя героиней волшебной зимней сказки...

_________________
Woaland © 2016
Вступайте в "Воландовский клуб"!


Вернуться к началу
 Профиль Personal album  
Ответить с цитатой  
СообщениеДобавлено: 27 июл 2011, 17:56 
Не в сети
Наш человек
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 07 июл 2011, 09:06
Сообщения: 311
Images: 37
Откуда: РФ, РБ
Medals: 1
За заслуги перед форумом (1)
Has thanked: 98 times
Have thanks: 100 times
Читала на конкурсе, сейчас перечитала с удовольствием. Очень обаятельная вещь.
А продолжение пишется?

_________________
Таким образом я понял свое Несбывшееся и покорился ему. (С)


Вернуться к началу
 Профиль Personal album  
Ответить с цитатой  
СообщениеДобавлено: 24 дек 2012, 22:22 
Не в сети
Администратор
Администратор
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 03 июл 2011, 18:31
Сообщения: 4297
Images: 115
Откуда: Набережные Челны
Medals: 2
2000 сообщений (1) Птица говорун (1)
Has thanked: 510 times
Have thanks: 508 times
Пери писал(а):
Читала на конкурсе, сейчас перечитала с удовольствием. Очень обаятельная вещь.
А продолжение пишется?

О! Не видел коммента... Пишется. Только не очень получается. Зато эту часть уже озвучили. Классно получилось!

_________________
Woaland © 2016
Вступайте в "Воландовский клуб"!


Вернуться к началу
 Профиль Personal album  
Ответить с цитатой  
Показать сообщения за:  Поле сортировки  
Начать новую тему Ответить на тему  [ Сообщений: 3 ] 

Часовой пояс: UTC + 3 часа


Кто сейчас на конференции

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и гости: 0


Вы не можете начинать темы
Вы не можете отвечать на сообщения
Вы не можете редактировать свои сообщения
Вы не можете удалять свои сообщения
Вы не можете добавлять вложения

Найти:
Перейти:  
cron
Russian America Top. Рейтинг ресурсов Русской Америки. Ideas Keeper independent news agency Уровень доверия для woaland.ru - 2.21 Ожидаемый PageRank для woaland.ru - 3.42 woaland.ru Tic/PR
Powered by Woaland® Forum Software © phpBB Group
Русская поддержка phpBB

{SAPE_LINKS}