Текущее время: 27 янв 2023, 15:19
Временно обретаюсь на форуме "Акулизм"

Часовой пояс: UTC + 3 часа




Начать новую тему Ответить на тему  [ 1 сообщение ] 
Автор Сообщение
 Заголовок сообщения: Рисунки на стекле
СообщениеДобавлено: 18 июл 2011, 15:43 
Не в сети
Наш хороший знакомец
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 18 июл 2011, 14:13
Сообщения: 78
Благодарил (а): 0 раз.
Поблагодарили: 6 раз.
ЛИЗИ


Лизи всегда знала, что самое яркое чудо или шедевр может сотворить только природа. Ни один художник, поет или писатель никогда не сможет со всей тонкостью передать красоту восхода солнца или северного сияния, или тихий прибой океана.
Но больше всего Лизи любила зиму. Мир тогда становился по-особому прекрасен. Лизи понимала, что рано или поздно эта пора обязана утратит свои права. И на улице вновь станет тепло, и запестреют вокруг цветы, и деревья укроются сочно-зелёной листвой. Но от одной мысли о приближении весны ей становилось очень грустно. Ещё больше она ненавидела лето. Ей было душно и жарко, а зима была всё ещё так далеко…
Ничто в мире не могло творить картин лучше, чем это делал мороз. Деревья тогда становились белыми и пушистыми, словно котята. Земля из будничных серых цветов принимала в себя силу белизны снега. Когда зима – никогда не будет по-настоящему темно.
Но самым лучшим в этой поре были рисунки на окнах. Когда Лизи это поняла в первый раз, ей было семь лет. Но этот момент помнила до сих пор. Он тогда дал ей надежду и цель.Тогда Лизи ещё любила тепло и лето. Но была зима, и казалось, что в её душе бушует метель. Было так грустно. Хотелось плакать. Что бы хоть немного согреться она подошла к батарее.
Показалось, что сердце пропустило один удар. Что это – знак, заговор или случайность? На окне, нарисованное морозом, было отображено человеческое лицо. Такое знакомее и родное. Такое желаемое, но недосягаемое. Было так горько, что защемило сердце, а из глаз брызнули горячие слёзы.
- Мама,- прошептала она и осела на стул.
Неизвестно сколько она так просидела. Но слёзы не переставали струится по щекам ни на секунду. Она всё больше и больше всматривалась в этот портрет, находя всё новые и новые правдивые и точные детали.
А дальше… Дальше её охватила паника, ведь портреты нарисованные морозом такие недолговечные. Надо было что-то делать. Но папочки не было, а нянечку отпустили – Новый Год ведь. Но желание сберечь это творение усиливалось с каждой секундой. Побежала в свою комнату, схватила листок бумаги и карандаши. Вкладывала в этот рисунок всю свою душу, всё своё сердце, но ничего не выходило. Да и что мог сделать в подобной ситуации семилетний ребёнок. И только в голове звучало:
- Только бы успеть, только бы удалось.
Так она, наверное, и заснула. С утра открыла глаза уже в своей кроватке и сразу побежала к тому окну. Но оно было чистое. Началась оттепель.
Сердце сжал невидимый кулак – неужели это был всего лишь сон? Побежала в поисках доказательств и нашла свой рисунок – так не похожий на виденный ею вчера шедевр.
Последующие дни прошли в сплошном сумбуре – ей не хотелось плакать, не хотелось есть. Хотелось лишь только увидеть папочку. Но он уехал в командировку. И, судя по всему, надолго.
День сменялся днём. Но морозный портрет раз за разом появлялся в её мыслях. За грустью пришло спокойствие, а за спокойствием - понимание. Если она ещё раз увидит такой портрет, то должна суметь его отобразить на бумаге.

ОТЕЦ


Станислав Родонский возвращался с командировки в плохом настроении. Надо было срочно поговорить с дочерью, но он боялся. Вообще не знал её и не понимал. Да и все, кто общался с ней приходили к одной и той же точке зрения – она странная. Наверное, в этом была и его вина. Ведь после смерти Марты вместо того, чтобы утешить дочь он с головой зарылся в работу. Слабый он, наверное. Всегда предпочитал отделываться дорогими подарками. Но подспудно его грызло чувство вины. В этом доме любая просьба дочери исполнялась в тот же миг. И все только удивлялись, как это у неё не растут аппетиты. Казалось, девушка живёт в своём придуманном мирке и никого вокруг не замечает. В то время как её сверстницы потихонечку начинали интересоваться косметикой, неумело флиртовали с парнями, устраивали гулянки, заводили интересные знакомства – её, казалось, всё это не интересует. За внешностью Лизи не следила абсолютно.
В первый раз за долгое время он ужинал дома. Отрезая небольшоё кусочек от стэйка Станислав несмело глянул на дочь, которая вяло ковыряла вилкой ломтик картошки.
- Лизи, ты знаешь,- начал он, но Лизи даже не подняла глаза, продолжая терроризировать картошку. Это его немного разозлило,- Ты должна учится дальше. Получить высшее образование.
Девушка подняла глаза и в них даже промелькнула слабая заинтересованность.
- Возможно, ты и прав,- мягко проговорила девушка. Он любил её голос. Нежный, немного детский. Если бы из него ещё исчезли нотки этого безграничного холода, что поселился в её сердце.- Тогда лето будет не таким долгим и мучительным.
- Ты так его ненавидишь?- удивился Родонский. Но дочь не обратила на его удивление ни малейшего внимания, продолжая издеваться над картошкой, как будто хотела сделать из неё пюре. Он преодолел в себе наплыв гнева, и перевёл разговор в более продуктивное русло.- Я вижу, ты любишь рисовать? Ведь так?
- Угу,- кивнула Лизи, не поднимая глаз.
- Почему бы тебе тогда не пойти в нашу местную Академию? Там очень много интересных людей и…
- Как скажешь, - перебила она его.
- Неужели тебя это совершенно не интересует?- вспылил Станислав Родонский.
- Нисколько,- ответила девушка и медленно отодвинула от себя тарелку.- Извини, отец,- посмотрела на него своим холодным взглядом,- но у меня что-то нет аппетита.
И с этими словами удалилась.
После того, как закрылись двери зала, и Родонский перестал пребывать под воздействием холодного взгляда своей дочери, он рассержено подумал, что никогда её не поймёт.

ЯНУС


У него в голове всегда было много идей. В детстве был любимчиком всех ребят, потому что мог на ходу придумать какую-то новую, очень увлекательную игру. Его фантазии всегда уходили далеко за пределы этого мира. Когда что-то придумывал, то проживал это настолько ярко, настолько тонко, как будто это было самой настоящей реальностью. Но в один прекрасный день его заставили повзрослеть.
Мама с папой развелись. Ночные слёзы в подушку. Истерики. Переезд. Какие тут уж могут быть фантазии?
Сначала пытался что-то изменить, потом просто молчал. А жизнь пошла на попятную. Сначала было ещё более-менее сносно – родители, ощущая свою вину, покупали дорогие подарки. Старались дать ему как можно больше внимания. Но всё хорошее рано или поздно заканчивается. Они создали новые семьи. У Януса появились сводные брат и сестра, которых он принципиально игнорировал. А сам паренёк остался не у дел. Именно тогда он понял, что должен рассчитывать только на себя. И что никогда в жизни не примет помощь от родителей.
Шли годы. Он со всей силы налегал на учёбу. А что бы отвлечься – писал. Это была одна из немногих настоящих радостей в его жизни. Погружаясь в придуманные им миры он забывал о всех своих переживаниях и бедах. Со временем понял, что без этого не сможет жить. Путь был выбран. И, в конце концов, он поступил в местную Академию, что бы научится писать ещё лучше. При первой же возможности ушел от матери в общагу. Жизнь продолжалась, и он обязан был взять от неё всё…

ВСТРЕЧА


Зима в этом году наступила как-то уж совершенно неожиданно. Уже в середине ноября пришел стойкий мороз, а земля укрылась пушистым снегом. Люди сменили лёгкие осенние курточки на тёплые дублёнки. Таким резким изменениям в погоде никто особо не удивлялся – люди уже привыкли к своенравному поведению погоды за последние несколько лет…
Янус вышел из аудитории в прекраснейшем настроении. Пять минут назад он получил "отлично" по особо сложному предмету и теперь на его лице поселилась самодовольная улыбка. Не зря он, всё-таки, так вкалывал последнюю неделю.
- Смотри, это та ненормальная с моего потока,- послышался голос сзади. Улыбка у Януса помрачнела. Сильно уж он не переваривал сплетниц.
- Ага,- послышался второй голосок.- Говорят, что она отказывается рисовать всё, что не касается морозных рисунков на окнах. Ну не дууура.
Янус резко обернулся и глянул на двух девиц, которые увидев симпатичного молодого человека просияли улыбками. Но девушки тут же сникли от взгляда, которым он их наградил, и поспешили ретироваться. Было уже собрался идти дальше, но увидел объект сплетен и остановился как вкопанный.
Показалось, что подул лёгкий ветерок. Была похожа на фею – хрупкую и по-своему прекрасную. Белая, кровь с молоком, кожа. Светлые по пояс, немного взлохмаченные волосы. Она стояла у окна, покрытого налётом белоснежного инея, и рисовала на небольшом квадратике тонкого стекла, укреплённого на массивной деревянной подставке. Ну, просто девушка-зима.
Ноги сами понесли его к ней.
- Зачем ты это рисуешь?- поинтересовался Янус, вспомнив разговор сплетниц. Но девушка не обратила на него ни малейшего внимания, продолжая наносить мазок за мазком. Это было на удивление красиво. Незаконченная картина дышала некой магией и содержала в себе какое-то холодное очарование.
- Я Янус. А тебя как зовут?- предпринял очередную попытку парень. Никакого ответа. Девушка продолжала методично макать кисточку в краски.
"Действительно странная",- Подумал Янус и несколько раз махнул ладонью перед её глазами.
- Ты мне мешаешь,- тихо сказала она нежным, детским голоском и посмотрела на него таким холодным, безразличным, но в то же время волевым взглядом, что стало не по себе.
- Ты мне не ответила ни на один вопрос,- стоял на своём Янус. Проигрывать он не любил.
- Не вижу в этом особого смысла,- ответила девушка-зима возвращаясь к своему занятию.
- Можно я посмотрю, как ты рисуешь?
Но она вновь не ответила. Ну что ж – молчание знак согласия.
Шло время. Янус то смотрел на неё, восхищаясь этой целенаправленностью и безмерной сосредоточенностью. То опускал глаза к картине. Она не то что оживала. Без сомнения, в неё были вложены довольно сильные чувства. Точность движений, необходимых для отображения и мастерство их исполнения поражало. Всё было тонко, в меру, а тона продуманы настолько изумительно, что в соединении своём вызывали отголоски доселе неведомых чувств.
А мимо проходили студенты и преподаватели. И в их глазах зачастую читалось удивление, смешанное с ехидством. Но вскоре коридоры опустели, а за окном начал сгущать краски вечер.
Наконец девушка отложила кисточку в сторону и отошла от своего творения на несколько шагов. Чтобы полюбоваться. Вскоре она кивнула, что означало полное удовлетворение проделанной работой. Янус смотрел на неё с лёгким восхищением, ведь за всё это время впервые увидел улыбку девушки.
- Тебе помочь отнести подставку и картину?- заговорил он. От долгого молчания голос немного охрип. Девушка удивлённо посмотрела на парня, как будто только что заметила, что он всё ещё здесь.
- За ними прейдет рабочий,- медленно проговорила она и направилась к выходу.
- Стой,- запаниковал Янус. Девушка-зима нехотя обернулась.- Можно я завтра тоже приду?
- Как хочешь,- сухо бросила через плечё и скрылась за поворотом.

МАНИЯ


Янус толком не мог понять, почему так поступает. То ли картина её понравилась, то ли поведение заинтриговало, то ли из чувства протеста всем сплетникам этой Академии. Хотя, пожалуй, причина скрывалась гораздо глубже. А его целеустремлённая натура не позволяла всё бросить на полпути.
На следующий день около часа он разыскивал Лизи (имя было узнать не так уж и сложно). Как и вчера девушка стояла у массивной деревянной подставки и рисовала на квадратике тонкого стекла. Он подошел к ней и поздоровался, но девушка-зима не ответила. Всё повторилось в точности – он целый вечер простоял возле неё, глядя на рождение новой картины. И вновь он спросил, можно ли прийти завтра. А взамен получил тот же сухой, безразличный ответ. Самое смешное то, что такое её отношение только подстегнуло его решительно разговорить эту девушку-зиму.
На третий день в её глазах начало мелькать удивление. На четвёртый же, услышав его неизменный прощальный вопрос, она не выдержала:
- Зачем ты это делаешь?- резко развернулась она и обожгла его своим фирменным холодным взглядом.
- А может мне просто нравятся твои картины,- усмехнулся парень. Врун ведь. Врун. Ведь Янус сам себе не смог бы толком ответить на этот вопрос.
С тех пор на прощальный вопрос Лизи всегда кивала, а глаза её самую малость потеплели.
Время шло. Над их неразлучной парочкой смеялась уже вся Академия. Но Янусу было всё равно, а Лизи - и подавно. Парень уже настолько привык, что каждый вечер смотрит как рисует девушка-зима, что даже перестал копаться в себе в поисках причины такого своего поведения.
- Можно мне завтра прийти?- в очередной раз спросил Янус через две недели после их знакомства.
- Нет,- внезапно ответила она.
- Но почему?- опешил парень, пытаясь прикинуть, когда это он успел попасть в немилость. Но к своему удивлению увидел, что Лизи потупила глаза, а на щеках её появился лёгкий, еле заметный румянец.
- Я уже осмотрела все окна, и интересные рисунки закончились. Буду искать их в другом месте.
Янус засмеялся от облегчения, что у Лизи вызвало лёгкий ступор.
- Завтра. В три часа дня. У центрального входа. Ты ведь меня дождёшься?
- Но…
Янус не дослушал. Одарил её свое прощальной улыбкой и отправился к выходу. Этот раунд был за ним. Интересно, она его дождётся или нет? Неплохой способ проверить, сумел ли он хоть немного достучатся до её ледяного сердца.

ЗАГАДКА


Ровно в три часа Янус выбежал из Академии и с замиранием сердца начал искать глазами её. Лизи его дождалась, хотя старательно делала вид, что его не заметила, постоянно поглядывая на заснеженную дорогу.
- Привет,- поздоровался парень.
- Я тебя не ждала,- тут же выпалила девушка.- Просто водитель задерживается.
«А глазки то бегают,- хмыкнул про себя Янус.- Какой же она, в сущности, ребёнок!»
- Пошли,- улыбнулся он, взял её за руку и потащил по усыпанной снегом аллее, к выходу с территории Академии. Она не сопротивлялась. Только на секунду в её глазах промелькнула нотка недовольства.
- Где ты обычно ищешь нужные рисунки?- поинтересовался он. Лизи недовольно выдернула руку.
- Не знаю,- зло сказала она. Непривычно было слышать в её, обычно спокойном голосе, такие нотки.- Зря не дождалась водителя. Он будет волноваться.
- Так позвони,- предложил парень.
- Вот ещё…
- Я тебя не понимаю,- хмыкнул Янус.- Ты ведь сама себе противоречишь.
Лизи молча отвернулась от него, скрестив руки на груди. Некоторое время они просто шли между многочисленных зданий Академии. Пышные, вечно зелёные сосны бросали им под ноги несмелую тень. Мимо проходили студенты, обсуждая проблемы насущные и делясь теми впечатлениями, что уже успел преподнести им новый день.
- Ты мне так и не ответила,- не выдержал Янус.- Так где ты обычно ищешь материал для своих будущих картин?
- Там где частные дома,- буркнула Лизи.
- Понятно,- задумался парень.- Тогда поедем на маршрутке.
- Я вызову водителя,- запротестовала девушка-зима.
- Поверь,- усмехнулся Янус.- На маршрутке гораздо интереснее.
В небольшом бусике оказалось не так уж и много народу. Лизи села возле окна, но вместо того что бы стереть налёт инея на нём стала аккуратно, чтобы не нарушить структуры, водить пальцем по рисунку.
- Я вот всегда думала, почему на одном окне рисунок прекрасен, как сказка. А на втором могут оказаться какие-то непонятные разводы,- внезапно заговорила девушка. Янус даже растерялся. Ведь это в первый раз она проявляла инициативу в разговоре.
- И ты поняла почему?- осторожно спросил парень.
- Кажется да. В общественном транспорте, к примеру, всегда рисунки очень некрасивые. А всё почему – потому что большинство людей, которые им пользуются, пребывают в не очень хорошем настроении. То ли это утро, когда человек раздраженно вспоминает свою тёплую постель. То ли давка большая – а это, согласись, неприятно. А может просто настроение испортилось из-за того, что человек общественный транспорт не любит. В многоэтажных домах зачастую так же – очень редко встретишь красивый рисунок. Потому как на позитивные эмоции накладываются негативные десятков людей. Да и прохожие могут глянуть на такой дом, и просто подумать – вот гад, жарко ведь. Почему тень не даёшь?
То ли дело частные дома. И то не все. Ведь там в основном граница между позитивными и негативными эмоциями сглажена. То есть пребывает в равновесии.
- Интересная теория,- сказал Янус.- Никогда о таком не задумывался.
- Угу,- кивнула Лизи и вновь начала водить пальцем по рисунку на стекле.
- Лизи,- не выдержал Янус.- Вот скажи. А почему именно рисунки на окнах? Ты ведь очень красиво рисуешь. Тебе надо развиваться. Если так уж любишь зиму, то рисуй её пейзажи.
Плечи девушки напряглись. Но она ничего не ответила.
Дальше они ехали молча. Янус смотрел через переднее стекло на то и дело меняющиеся пейзажи. На постоянно обгоняющие их шумные машины. На серую плитку тротуара. И думал, думал. Ведь она не могла такой стать без причины. Что-то должно было послужить катализатором. И он просто обязан найти это причину, иначе зачем он вообще за это брался?..
Янус очень удивился, насколько эта молчаливая и холодная девушка могла быть обходительной. Несколько часов они бродили по небольшому, казалось бы, квартальчику, сплошь состоящему из частных домов. Периодически они находили объект для рисования, и Лизи умело договаривалась с хозяевами о том, чтобы они пустили завтра её порисовать и ни в коем случае не стирали рисунок. Хотя, возможно, самую большую роль здесь сыграли деньги. Одна бабушка даже затащила их на чай с пирожками. Но многословности девушки явно не хватило на общение с хозяйкой. Поэтому пришлось отдуваться Янусу. Благо, хоть пирожки были вкусные.
Когда стало темнеть, девушка вызвала своего водителя. Они погрузились в красивую иномарку и почти всю дорогу молчали – путешествие забрало очень много сил.
С этого дня Янус выходил каждый день в три часа из корпуса Академии и отправлялся вместе с Лизи в частные кварталы. Девушка-зима стала воспринимать парня как должное. Всегда его ждала и сердилась, если он запаздывал. А Янус всё думал. И думал. Как заставить её открыть свою тайну. Но ничего в голову не приходило. Каждый раз, под любым предлогом, в самые неожиданные моменты он задавал ей тот же вопрос: Почему она перерисовывает именно морозные рисунки на окнах? И каждый раз после этого она замолкала и уходила в себя. Тогда он стал писать рассказ о снежной фее и ангеле, присланном Господом на землю, чтобы уберечь людей от одиночества. Он вкладывал в него столько сил, столько эмоций, как никогда до сего момента.
- Красиво,- улыбнулась Лизи, прочитав отрывок из рассказа.
- Правда нравиться?- совсем по детски переспросил он.
- Правда-правда. Ангел помогавший людям спастись от одиночества и ставший одиноким. А фея настолько долго жила своей целью, что потеряла её суть.
- Ты даже это поняла?- удивился Янус. Он вкладывал именно такой смысл, но очень боялся, что у него не получится достаточно тонко это отобразить.
- Знаешь,- задумчиво сказала Лизи.- Большую половину жизни я жила ради одной цели. Но сейчас я больше всего напоминаю себе эту фею. Я так долго жила ради того, что бы найти этот портрет, что сейчас боюсь его находить. Просто не буду знать, для чего жить дальше.
- Какой портрет?- встрепенулся Янус.
- Забудь,- отмахнулась Лизи и ускорила шаг. Лишь только снег хрустел под ногами.
- Вот зараза,- выругался парень и отправился её догонять.
В надежде её вновь разговорить он писал всё новые и новые главы. Так рассказ потихоньку принимал объёмы полноценной книги. Каждый раз, написав очередную главу, он давал читать её Лизи. Но это не имело более никакого эффекта.
А время шло. Не за горами был новый год. Абсолютно законченная книга лежала на столе. Но однажды быть отправленной дальше.
А тем временем друзья Януса поголовно звали его праздновать Новый Год с ними. Хоть и обижались…

ТО, ЧЕГО ВСЕГДА ХОТЕЛА


Как это так получилось? Этот навязчивый, вездесущий тип таки смог влезть в её тихий и спокойный мирок. И самое страшное – легко и непринуждённо стал частью его. А значит тем, с кем нужно считаться. Но почему-то ей это нравилось. Считаться с мнением другого человека. Не игнорировать его, а попытаться понять. Он приводил все её мысли в смятение. Он заставлял задумываться над смыслом её действий. И в первый раз за много-много лет она поняла, что её стремления за все эти годы потеряли практически всякий смысл. Но девушка старалась гнать от себя такие мысли. Ведь тогда бы её искусственный мирок разлетелся на мелкие кусочки, как хрустальный бокал…
В тот день она как всегда ждала его, облокотившись на широкий ствол бука. От скуки водила носком по снегу, в котором потихонечку возникала небольшая траншея.
- Привет,- послышалось сзади.
- Ты опоздал,- тихо сказала она.- Я уже думала уходить,- соврала она.
- Хорошо, что я успел,- усмехнулся Янус, от чего её злость тут же прошла. И почему она не может на него долго злится?
- Пошли?
Сегодня они опять добирались на маршрутке. Сев на заднее сидение девушка опять стала аккуратно водить по сотворённому морозом рисунку. Он был совершенно некрасив, искажен уродливыми линиями. В нём не было никакой тонкости, фантазии. Может быть её теория действительно правдива.
- Где ты собираешься праздновать Новый Год?- внезапно спросил Янус. Рука девушки замерла на стекле, и на том месте белоснежный иней стал таять, превращаясь в небольшой, прозрачный кружочек.
- Дома,- холодно ответила Лизи. Это был больной вопрос. Слишком много болезненных воспоминаний было связано с этим праздником. А ещё всепоглощающее чувство одиночества.
- Нет, ты не подумай. Меня друзья пригласили праздновать с ними, вот я и…
- Ну, так иди,- сухо ответила девушка, а в душу ей вновь начал прокрадываться холод.
Парень выглядел растерянно.
- Я вообще-то хотел тебя пригласить,- смутился он.
- Не пойду,- отмахнулась Лизи. Ещё не хватало ей попасть на одну из этих бессмысленных, шумных гулянок.
- Лизи, я вообще-то очень хотел отпраздновать этот Новый Год с тобой,- прошептал Янус и отвернулся от девушки. А сердце Лизи сделало в груди сальто-мортале. Она так обрадовалась, что даже не знала почему.
- Хочешь, приходи ко мне домой. Папа всё равно в очередной командировке,- сказала девушка, не способная скрыть свою улыбку. Янус глянул на неё с лёгким недоверием, но потом улыбнулся и ответил:
- Обязательно приду.
Странно, как медленно порой движется время. Особенно тогда, когда хочется, что бы какой-то определённый день наступил поскорее. Лизи связывала этот Новый Год с созданием новых воспоминаний, которые смогут хоть чуть-чуть перекрыть её неприязнь к этому празднику. Но не всё так случилось, как хотелось бы…
Янус пришел в восемь вечера. Лизи встретила его на пороге. Парень выглядел малость удивлённым, не стесняясь разглядывая большущий холл с висящей на потолке хрустальной люстрой. Три коридора, устланные мягкими коврами, уходящими вдаль. Две лестницы в готическом стиле, огибающие помещение и ведущие на второй этаж.
- А у тебя красиво,- усмехнулся Янус, поднимая с земли большой пакет Boss.- Я тут шампанского принёс. Да и так, всего по мелочам.
- Зачем?- удивилась девушка.- У меня всё есть.
- Так принято,- нахмурился парень.
Они устроились в одной из многочисленных комнат дома. Стол был накрыт всевозможными вкусностями. Янус бросил скептический взгляд на свой пакет и отложил его в сторону. Но вскоре передумал.
- Детское шампанское?- воскликнул парень. В голосе его послышался шок.
- Другое не пью,- нахмурилась Лизи, но споры были бесполезны.
Вскоре бутылки с детским шампанским были выставлены в другую комнату, как страшные улики. А на смену им пришло обычное, Советское.
Алкоголь быстро ударил в голову. Лизи смотрела на экран плазменного телевизора, по которому шла какая-то новогодняя передача. Но картинка периодически расплывалась. Какой противный эффект. И почему людям так нравиться алкоголь? Ведь осознание того, что в Новый Год она наконец не осталась одна пьянило куда сильнее и приятнее.
- Ты знаешь,- сказала Лизи.- Я больше десяти лет не праздновала Новый Год с кем-то.
- Ты что, всегда оставалась одна?- опешил парень.- Ужас. А родители?
- Они меня бросили,- прошептала девушка.
- К-как,- совсем растерялся Янус.
- Мама не по своей воле. Папа - по своей. И не спрашивай больше, ладно?
Янус на секунду прищурил глаза, но кивнул. Повисло неловкое молчание. Парень вскрыл ещё одну бутылку шампанского (сколько же можно?!!), и внезапно улыбнулся.
- У меня хорошие новости.
- Какие?- заинтересовалась девушка.
- Помнишь ту книгу? Ну, ту, которую я тебе постоянно читал,- на лице его искрилась такая счастливая улыбка, что Лизи даже перестали грызть грустные воспоминания.
- Про Ангела и Фею?- вспомнила девушка.
- Ага,- кивнул Янус.- Представляешь. Я её на конкурс отправил. И теперь мне куча предложений посыпалось. Её хотят издавать. Чем тебе не подарок на Новый Год?
- Правда?- улыбнулась Лизи.- Поздравляю,- лицо её растянулось в искренней улыбке…
- И это ещё не всё. Меня приглашают доучиваться в Москву. Там ведь столько неограниченных возможностей. Я смогу заключить контракты с множеством издательств. Да и ВУЗ очень престижный. Но я постараюсь…
- Ну и езжай…
Показалось, что в комнате стало холоднее на несколько градусов. Сердце Лизи замерло, обрастая новым слоем льда. Опять. Её оставляют. Бросают. Предают. Зачем же тогда надо было лезть ей в душу?!!
- Лизи, ты чего?- опешил Янус.
- Можешь ехать, это ведь твоя карьера, твоя жизнь. Нельзя откладывать,- тихо прошептала девушка. И от звучания её голоса парень побледнел.
- Я вообще-то думал…
- Ты – не думал,- прошипела девушка.- Лучше бы ты в моей жизни никогда не появлялся.
Янус шатнулся, как будто от удара. Но Лизи было всё равно. Всего лишь ещё один предатель. Всего лишь ещё один человек, который оставит ей глубокий шрам в сердце. Одним больше, одним меньше – ей не привыкать. Развернулась, что бы уходить, но внезапно сильные руки схватили её за плечи и развернули к себе. Девушка встретилась с разъяренным взглядом Януса. Она даже и не думала, что он может ТАК злиться. Сердце ухнуло в пятки.
- Нет, ты меня послушаешь,- прорычал он.- Ты вечно всех игнорируешь! Всегда скрываешься в своём уютном мирке! Твои мысли не понять простому смертному, нет! У всех остальных в жизни ведь никогда ничего плохого не происходило!
- Пусти!- закричала Лизи. Было так страшно, как никогда в жизни.
- Я хотел приезжать к тебе. Я бы никогда тебя не оставил. Не забыл. Но ты меня растоптала. Неужели твоё сердце таки превратилось в льдинку?! Неужели я для тебя всё это время ничего не значил? Абсолютно ничего?
Руки Януса внезапно ослабили свою хватку. А Лизи стояла, и было так грустно. А сердце сжимала боль.
- Что я делаю?- вздохнул Янус, проводя ладонью по лицу. Сделал глубокий вдох и направился к двери.
- Прощай, Лизи,- донеслось из коридора, - надеюсь, что ты найдёшь то, что ищешь.
Ушел… Ушел? Как?.. Ну и пусть. Он всё равно собирался это сделать. И нечего тут сцены было устраивать…
Как щемит и болит сердце. Медленный поворот головы и забивает дыхание.
Портрет. Морозный, точный, как тогда, больше десяти лет назад. Каждая чёрточка, каждая деталь. И сердце начинает болеть ещё сильнее. Неужели это знак. Неужели ей хотят сказать, что если она ничего сейчас не сделает, то всё потеряет. И это лицо перед глазами. Такое знакомое, такое… такое…
- Янус,- медленно выдохнула девушка.- Янус нет!!! Не оставляй меня!!! Я больше не хочу быть одинокой!!! Постой!!!


Вернуться к началу
 Профиль  
Ответить с цитатой  
Показать сообщения за:  Поле сортировки  
Начать новую тему Ответить на тему  [ 1 сообщение ] 

Часовой пояс: UTC + 3 часа


Кто сейчас на конференции

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и гости: 1


Вы не можете начинать темы
Вы не можете отвечать на сообщения
Вы не можете редактировать свои сообщения
Вы не можете удалять свои сообщения
Вы не можете добавлять вложения

Найти:
Перейти:  
cron
Russian America Top. Рейтинг ресурсов Русской Америки. Ideas Keeper independent news agency Уровень доверия для woaland.ru - 2.21 Ожидаемый PageRank для woaland.ru - 3.42 woaland.ru Tic/PR
Powered by Woaland® Forum Software © phpBB Group
Русская поддержка phpBB

{SAPE_LINKS}