Текущее время: 13 ноя 2019, 12:23
Временно обретаюсь на форуме "Акулизм"

Часовой пояс: UTC + 3 часа




Начать новую тему Ответить на тему  [ Сообщений: 19 ]  На страницу 1, 2  След.
Автор Сообщение
 Заголовок сообщения: Космическая опера
СообщениеДобавлено: 04 июн 2012, 20:50 
Не в сети
Администратор
Администратор
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 03 июл 2011, 18:31
Сообщения: 4297
Images: 115
Откуда: Набережные Челны
Medals: 2
2000 сообщений (1) Птица говорун (1)
Has thanked: 510 times
Have thanks: 508 times
Я назвал это "Космической оперой"...
Началось все Вконтакте. Я задумал написать роман коллективно. Создал группу, куда записалось 10 человек. Вначале что-то обсуждалось, придумывалось.... Но как дело дошло до собственно писания... Оказалось, что писать я буду один. Несколько частей я написал в надежде зажечь коллектив. Но не сумел...
Потом я писал это на сайте "Лирикс" - там читали и даже немного хвалили. Но я оказался не готов к написанию романа. Не осилил. Сегодня случайно нарвался на эти главы на Лириксе (у меня их даже на компе нет - стер давно) и вот решил поделится на форуме своими первыми графоманскими потугами.

_________________
Woaland © 2016
Вступайте в "Воландовский клуб"!


Вернуться к началу
 Профиль Personal album  
Ответить с цитатой  
 Заголовок сообщения: Re: Космическая опера
СообщениеДобавлено: 04 июн 2012, 20:52 
Не в сети
Администратор
Администратор
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 03 июл 2011, 18:31
Сообщения: 4297
Images: 115
Откуда: Набережные Челны
Medals: 2
2000 сообщений (1) Птица говорун (1)
Has thanked: 510 times
Have thanks: 508 times
Пролог
Мы так мало знаем об окружающем нас мире, что появляется невольное ощущение всезнания. Посмотрев на свою уютную маленькую планетку из космоса, измерив все ее вершинки и глубинки, пересчитав и описав все, что попалось на ней нам на глаза, мы обратили свой взор на окружающее нас пространство: обозримый кусочек бесконечной Вселенной. Вот уже открыты все планеты системы, измерено и взвешено родное светило, неуклюжие, хрупкие аппаратики людей, крадучись и спотыкаясь, проползли по солнечной системке, подарив своим создателям ощущение поистине вселенского могущества вместе с нечеткими снимками ближайших космических объектов. Мы сфотографировали окружающие нас звезды на все 360 градусов, разделили их на созвездия, одарили их именами, придумали классификацию и возраст бесконечно далеким звездам и целым галактикам, расставили их на расстояния, показавшиеся нам подходящими для них. Выдумали и утвердили историю эволюции Вселенной. И вот мы уже наследники Создателя, по образу и подобию, заметьте, не я это придумал. Пора навестить свои владения, так сказать, Лично. Самое время звездам и галактикам готовится к встрече со своими законными хозяевами. Осталась самая малость найти способ и средство дотянуться до звезд Ну, и пока самые умные представители рода человеческого бьются над этой, в общем то пустяковой, технической задачей, давайте помечтаем, а что собственно мы там забыли?

_________________
Woaland © 2016
Вступайте в "Воландовский клуб"!


Вернуться к началу
 Профиль Personal album  
Ответить с цитатой  
 Заголовок сообщения: Re: Космическая опера
СообщениеДобавлено: 04 июн 2012, 20:53 
Не в сети
Администратор
Администратор
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 03 июл 2011, 18:31
Сообщения: 4297
Images: 115
Откуда: Набережные Челны
Medals: 2
2000 сообщений (1) Птица говорун (1)
Has thanked: 510 times
Have thanks: 508 times
Немного космологической философии.

У Вселенной нет другой возможности познать смоё себя, кроме как создать органы чувств инструмент познания, вырастить некое подобие нервных клеток. Судя по всему, этот процесс успешно начат, или точнее, в самом разгаре. Каждая цивилизация ( а их надо полагать несть числа!) что крохотная нервная клеточка, невероятно сложная и деятельная, занята своими прямыми обязанностями познает среду своего обитания. Логично предположить, что отдельные клеточки-цивилизации будут объединяться (или уже процесс идет) по группам интересов - функциям : рецепторы, проводники и анализаторы полученной информации. Какая судьба уготовлена нам людям матерью природой? Сдается мне, философское созерцание или раскладывание по «полочкам» добытой кем-то информации не наш путь. Ну просто генетическая тяга человечества дотянуться до всего, потрогать, понюхать, лизнуть, а иногда и пнуть кого-чего, вырваться в окружающий нас космос (пресловутая тяга к звездам!), прозрачно намекает на совсем иные задачи нашей беспокойной цивилизации. Еще не имея такой возможности в силу технического и энергетического бессилия, мы готовы ринуться в звездные дали, чтобы видеть, трогать, ощущать Мы себе даже помыслить не позволяем, что есть другой путь развития цивилизации, кроме как звездная экспансия! Уже и гостей со звезд принимаем втихаря (ну откуда все эти НЛО, как вы полагаете?) Мысленно, в своих бесчисленных фантазиях, мы уже протянули, прорастили нервные жгутики звездных трасс и с нетерпением ждем воплощение своих устремлений. Осилим мы это самостоятельно, или обопремся на чьё то уже окрепшее плечо коллеги такой же беспокойной, устремленной во вне и в даль нервной клеточки цивилизации, время покажет....

_________________
Woaland © 2016
Вступайте в "Воландовский клуб"!


Вернуться к началу
 Профиль Personal album  
Ответить с цитатой  
 Заголовок сообщения: Re: Космическая опера
СообщениеДобавлено: 04 июн 2012, 20:54 
Не в сети
Администратор
Администратор
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 03 июл 2011, 18:31
Сообщения: 4297
Images: 115
Откуда: Набережные Челны
Medals: 2
2000 сообщений (1) Птица говорун (1)
Has thanked: 510 times
Have thanks: 508 times
Глава 1.
Эпизод 1. Пробуждение

Вначале было слово. По крайне мере звук, или скорее комбинация звуков, на это претендующая. Тьма, разбуженная этим словом, посветлела, разбилась на полутона, стеклась в компактные образования и вылепила неясные темные формы с размытым контуром на все более светлеющем фоне. Контуры подобрали «животы и морщины», приобрели четкость и контрастность, надежно замкнув тьму в своих границах. Беззвучно, но от того не менее отчетливо и выразительно, словно выстрелив, в мир ворвался цвет, оставив черному и белому самою малость. В следующее мгновение сознание обрело само себя, решительно отделившись (о, я существую!) от окружающего. Началась лихорадочная, сродни утолению жажды, интерпретация и узнавание воспринимаемых образов, запахов, звуков. Попутно дано определение самому себе я, гомо сапиенс, в самом расцвете сил, важная единица человеческого сообщества (в данной локации так и вовсе 1), капитан чуда космической техники, Валоди Старс. Свет. успокаивающей солнечной теплоты, - освещение капитанской рубки, а контуры шевелящейся цветной темноты группа навигации, в полном нечеловеческом составе. Киборги выглядели бодро, с легким налетом озабоченности. А вот собственное тело капитана вызывало некоторую обеспокоенность. Сориентировавшись в пространстве, сознание отметило целый ряд отклонений от привычных стандартов: во-первых, картинка рубки располагалась под углом 90 градусов к привычному направлению «низ», в то время как ощущение положения тела воспринималось как нормальное. Совершенно не поддавалось объяснению ощущение местоположения конечностей, а если по простому все они росли не из тех мест, где им полагалось быть по видовой принадлежности! Голова определенно торчала из правого бока (вот она откуда «лежачая» картинка!), а левая нога как бы поменялась местами с правой рукой. Что-то передавило левую подмышечную впадину (интересно, что?!!) и оттого рука затекла, ощутимо покрывшись иголками. Капитан потянул затекшую руку к лицу и (о, ужас!) уперся взглядом в коленку! Зато плавно и безболезненно голова заползла на шею, вернув окружающему интерьеру правильное положение. Резко дернул левой ногойи получил растопыренными пальцами руки в лицо! Причем рука-то своя, как и лицо.
- Капитан?
Кто из андроидов проявил заботливую заинтересованность, понять было невозможно, так как зрение еще не вполне навело резкость. Зато вполне определенно звук почти человеческого голоса запустил механизм выздоровления ноги и руки заняли свое привычное место, клацнув, зубы зацепили язык в подобающем ему месте во рту, чему положено засосало под ложечкой, легкой спазмой отозвался, укладывающийся среди кишечника, желудок в верху живота, согласно штатному положению.
- Как вы себя чувствуете? второй с левого края андроид легко прикоснулся вполне человеческими пальцами к плечу.
Надо придумать им имена подумал Старс, - и наклеить баджики, а вслух ответил:
- Не хуже, чем положено. Кто додумался оставить меня в рубке во время прыжка? впрочем, ответ он уже знал, поэтому скрепя и подрагивая потянулся из кресла. Как и ожидалось, заботливые и сильные руки андроидов помогли капитану принять вертикальное положение. Ноги плохо держали вес имело смысл понизить напряжение гравитационного поля.
- Вы сами распорядились на свой счет, командир! в левое ухо отрапортовал какой-то безымянный навигатор. Интересно, как они решают, кто будет говорить? Из того, что он знал об их мозгах, следовало, что они должны отвечать хором на любой поставленный человеком вопрос.
- Уменьшите гравитацию до 075, подключите к персоналику медблок. Как вы считаете, корабль в порядке? Мы достигли места назначения? последнее два вопроса были, скорее всего, себе и с этим он разберется чуть позднее, когда полностью придет в себя. Взвалив приличную часть веса на крепкое плечо навигатора ( имена дать необходимо хотя бы ради порядка!), Старс двинул ноги в сторону ближайшей стены. Через пару шагов идти стало заметно легче быстро и четко была выполнена первая команда капитана. О подключении медблока к персоналику он узнает чуть позже, когда доберется до своей каюты. Дойдя до стены, капитан приложился лбом к шершавой, чуть заметно вздрагивающей поверхности «Живой!», подумалось с облегчением о корабле. «Внешний обзор!» - мысленная команда не произвела никакого видимого эффекта, мозги его были в том разобранном состоянии, которое аппаратура определила как фоновое. Старс хрюкнул, прочищая горло, напряг связки и повторил команду голосом, стараясь, чтоб он звучал естественно и решительно. Получилось. Стена медленно протаяла, открыв взору феерическую картину внешнего космоса. Слева там сейчас был «перед» - фиолетово-сине-зеленое кружево звезд, приближающихся с субсветовой скоростью. Справа почти полная чернота, слегка разбавленная редкими красными вкраплениями, почти невидимых точек. Прямо в лицо - бешено мигающая гирлянда галактического разноцветья, где каждая звездочка являла собой изломанный цветной трассер. Порядок, корабль выжил и двигался с субсветовой скоростью, до которой он был разогнан перед прыжком. Вот только где мы и куда движемся, вопросы, на которые неплохо бы получить ответы и побыстрей. Развернувшись, капитан наткнулся взором на великолепную семерку своих навигаторов молчаливые, серьезные, жутко похожие на взрослых мужчин, андроиды стояли плечом к плечу в нескольких шагах от него, терпеливо ожидая новых распоряжений. Строгая и лаконичная обстановка рубки сформировалась, наконец, из струящегося цветного тумана. Большой, серый восьмигранный стол-пульт управления посреди светлого помещения. Восемь больших эргономичных кресла вокруг него, одно из них его капитана, еще хранящее теплоту тела Старса. Четыре стены-экрана окружали полста квадратных метров жизненно важного пространства. В стене напротив, зиял прямоугольный провал открытого, но далеко не для всех доступного, входа в рубку. Справа от него низкий овальный стол, скорее журнальный, чем рабочий, четыре раковины-стула уголок для совещаний руководства экспедиции. В трех метрах над головой сплошная световая панель, заливающая помещение теплым солнечным светом. Гладкий, но нескользкий пол, с едва заметным геометрическим рисунком и, в 10 метрах под ногами, бесконечность вселенной. Легкий, едва уловимый, запах морского бриза, последним штрихом довершал картину под названием «Главная корабельная рубка», или капитанская.
Памятуя о неудаче с мыслекомандой аппарату внешнего обзора рубки, Старс голосом озадачил навигаторов:
- Затормозить корабль до 100 км в секунду, включить аппаратуру пространственной ориентации, просканировать ближний космос на предмет материальных объектов. Я отдохну, ребятки, - добавил он почти по отечески, - доклад через час, стало быть, столько мне отпущено на сон «Имена навигаторам надо придумать.» - добавил он про себя.
- Экипаж начнем будить после торможения и ориентации по штатному расписанию 2.
Решительным шагом (преодолевая дрожь в ногах) капитан двинулся к выходу из рубки. Мимо проплывали неверные контуры различных аппаратов и механизмов корабля, струились стены коридоров и двери кают то ли корабль медленно вылуплялся из чужих измерений, то ли зрение командира не вполне адекватно воспринимало окружающую действительность. Всю дорогу до своей каюты Старс обдумывал, как могло случиться, что судьба самого ответственейшего и дорогостоящего проекта столетия, была поставлена под угрозу почти детской, хулиганской выходкой его командира.

_________________
Woaland © 2016
Вступайте в "Воландовский клуб"!


Вернуться к началу
 Профиль Personal album  
Ответить с цитатой  
 Заголовок сообщения: Re: Космическая опера
СообщениеДобавлено: 04 июн 2012, 20:55 
Не в сети
Администратор
Администратор
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 03 июл 2011, 18:31
Сообщения: 4297
Images: 115
Откуда: Набережные Челны
Medals: 2
2000 сообщений (1) Птица говорун (1)
Has thanked: 510 times
Have thanks: 508 times
Отступление 1.

Пока капитан отдыхает, пора удовлетворить любопытство читателя по поводу личности одного из руководителей проекта. Вообще их три. Формально руководитель полета он же научный руководитель экспедиции, академик Вальтер Эйнштейн между прочим, реальная фамилия, физик, специализирующийся на проблемах космоса, один из самых молодых академиков Лондонской королевской академии, лауреат Нобелевской премии, соавтор многих открытий в области происхождения и эволюции звезд. Замыкает тройку триумвирата высшего руководства экспедиции начальник службы безопасности Питер Скомброза (вот это псевдоним, только зачем он военному?). Но вернемся к капитану звездолета Валоди Старс, урожденному Владимиру Кузьмичу Кузнецову, воспитаннику интерната для особо одаренных детей (ДООД) и сироте с 5 лет. Родители погибли в автомобильной катастрофе вместе со старшей сестрой, а юного Володю забрали от бабушки в 8 лет за невероятные способности во втором классе вундеркинд спокойно оперировал положениями из начала математического анализа, легко разбирался в элементарной физике и с увлечением помогал старшеклассникам сдавать неорганическую химию. В интернате ДООД, Володя увлекся астрономией и стал грезить космосом и, в силу подросткового максимализма, в паспорте четырнадцатилетний Володя потребовал, чтобы он был записан как Валоди ( интернат был международный и его русское имя чаще произносилось именно так) Stars ! Восклицательный знак усилиями безымянного чиновника был упразднен, а гражданин Европейской конфедерации 2161 года рождения Валоди Старс и вправду стал астронавтом. Вырос он в довольно атлетически сложенного юношу, ста восьмидесяти восьми сантиметров, с правильными, упрямыми чертами лица, светло-русыми прямыми волосами и голубыми глазами. Вот вкратце этапы его карьерного роста: Восточноевропейская космическая академия им. Можайского, затем центр подготовки полетов им.Гагарина, космонавт-исследователь 4-ой меркурианской экспедиции, два года в печально известном дрейфе американскоевропейской экспедиции в пояс астероидов, затем четыре года заместителем руководителя полетов на мысе Канаверал (по протекции руководителя экспедиции на пояс астероидов Смита Кларка), центр переподготовки космонавтов на космодроме Вэньчан на острове Хайнань, командир корабля в полете к Урану К сорока годам Валоди Старс стал одним из авторитетов в среде астронавтов, к тому же его недюжие интеллектуальные способности хотя и не дали ему научных регалий, тем не менее способствовали выдвижению его кандидатуры в соискатели места командира корабля межзвездной экспедиции. И когда многотысячный отряд соискателей еще трясся на всевозможных тестах и собеседованиях, основной кандидат в капитаны звездолета вместе со своим дублером Максимом Маклаудом уже проводил тест главного маршевого двигателя звездолета на маршруте Земля Проксима Центавра. Тест был удачно завершен, проверенный двигатель втиснули в уже достраивающийся на орбите Луны звездолет, и комиссии не оставалось ничего, как утвердить героя межзвездных трасс в качестве командира корабля. В силу сложившихся обстоятельств, с экипажем проекта Старс был знаком в основном заочно, не считая своего заместителя Максима и начальника службы безопасности Скомброзы он входил в группу военных экспертов при испытании главного ходового двигателя. На сожаления эксперта психологической совместимости проекта Валоди выразился в том плане, что это проблема экипажа найти общий язык со своим командиром, мешать или помогать он никому не намерен. На торжественной церемонии старта он простоял на мостике перед телекамерами тупым истуканом, давясь неожиданными слезами по поводу расставания с аналистом группы вакуумных флуктуаций Берхан Туубани потрясающей шоколадной чаровницей, роман с которой стрясся за полтора месяца до старта. Большая часть команды уже тогда была в анабиозе, остальные отбыли чуть позже сразу за пределами Солнечной и по традиции капитан замыкал этот штатный уход «ко сну» перед самым прыжком. Вот только не случилось. Руководствуясь внезапно нахлынувшим зудом исследователя, Старс дал команду навигационной группе отправить корабль в иные измерения, не вводя себя в анабиоз. Переход в прыжковый режим он встретил в своем командирском кресле навигационной, или как ее чаще называли, капитанской рубке.

_________________
Woaland © 2016
Вступайте в "Воландовский клуб"!


Вернуться к началу
 Профиль Personal album  
Ответить с цитатой  
 Заголовок сообщения: Re: Космическая опера
СообщениеДобавлено: 04 июн 2012, 20:56 
Не в сети
Администратор
Администратор
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 03 июл 2011, 18:31
Сообщения: 4297
Images: 115
Откуда: Набережные Челны
Medals: 2
2000 сообщений (1) Птица говорун (1)
Has thanked: 510 times
Have thanks: 508 times
Отступление 2.

Поскольку капитан в положенное время не проснулся, воспользуюсь предоставленной возможностью отвлечься от повествования и познакомлю любопытного читателя с «Индевором» - кораблем описываемой звездной экспедиции.

Внешне звездолет похож на гигантскую серебристую сигару с закругленными краями, отношение длины к толщине примерно 1:7. Буквально, длина корпуса 2964 метра, диаметр в середине 512, с небольшой конусностью к краям и заканчивается сферами по 486 метров. От носа до кормы звездолет пронзает десятиметровое отверстие главного двигателя, но о нем чуть позже. Полная масса звездолета округленно 150 миллионов тонн. Полезное, доступное для использования пространство колосса 1/3 часть всего объема корабля. Все остальное пространство плотно упаковано энергетическими, двигательными и генерирующими различные поля установками. Внешние обводы корабля сформированы пенообразным, светоотражающим пластиком и не служат целям защиты корабля от внешних воздействий. В толще этого метрового рыхлого слоя упакованы многочисленные датчики, сенсоры и компоненты различных антенн. Он скорее косметическое средство, маскирующее лохматую, от всего этого обилия необходимых устройств, поверхность звездолета. Каркасом судна является сложносочлененная игластая гусеница из металлокерамического порошкового сплава, твердого как быстрорежущая сталь, прочного и вязкого, как титан и легкого, как дюраль. В поперечном срезе этот каркас похож на восьмилучевую снежинку, а вдоль оси расположение игл с трудом поддаётся описанию, поскольку каждый стержень, являясь опорой для какого-то конкретного узла или компонента звездолета, находится в самом необходимом для этого месте и не ориентирован на эстетику. Условно весь корпус гиганта можно разделить на 3 части: носовую где расположены все основные жилые отсеки корабля, центральную узлы и аппараты жизнеобеспечения и управления двигателями, и кормовую там базируются два ангара с планетарной техникой, шатлами, многочисленные склады и прочие вспомогательные отсеки звездолета. Но это чисто условно. Под тонкими кольцами композита, образующих наружную «броню» корабля расположены 4 способных к вращению стальных кольца с жилыми помещениями, лабораториями, оранжереями и зонами отдыха (вплоть до стадиона). Два в носовой части и по одному в центральной и в кормовой. Каждое жилое кольцо имеет сечение 200 м в ширину и около 80 в толщину (глубину или высоту, кому как нравится), предоставляя экипажу колоссальное жизненное пространство. Необходимость их вращения предусматривалось на случай отказа системы искусственной гравитации. Два носовых и кормовой жилые отсеки были общедоступны, причем, кормовой резервный, центральный составлял самую большую тайну Индевора, и к ней мы вернемся позже. Все остальное пространство корабля было буквально нашпиговано всевозможными механизмами, аппаратами и устройствами, обеспечивающими функции и назначение звездолета. К каждому такому узлу, естественно, имелся доступ, так что пространство под кожухом было изрыто ходами технических тоннелей и ходов. Энергетическое обеспечение корабля базируется на шести кольцевых термоядерных реакторах, по 5,3 Гигаватта каждый двухсот метровые кольца через равные промежутки обнимают ось звездолета и составляют с линейным ускорителем, протянувшимся от носа до кормы в геометрической его оси, еще и главный маршевый двигатель. На нем хотелось бы остановиться особо. Еще сотню лет назад было отмечено, что пучок частиц высоких энергий как и плазменная струя, способны образовывать реактивную тягу и уж совсем невероятное свойство приобретает этот пучок на сверхвысоких энергиях свыше 100 ТэВ (терраэлектровольт). Так вот наш «ускоритель» выдает на гора лептонно-кварковый пучок с энергией до 1000 ТэВ и на выходе буквально содрагает пространство, заставляя кипеть сам вакуум флуктующими базонами. Чудовищная тяга обеспечивает миллионнотонному кораблю ускорение до 150 Же на пределе компенсирующих возможностей статис-поля. Скармливают ускорителю по доброй старой традиции золото, хотя, теоретически, для него нет никакой разницы, что является материалом для расщепления. Во время испытаний ходового двигателя до Проксимы (Центавра) и обратно, некоторые осторожные умники высказывали опасение, что выхлоп корабля будет десятки лет пронизывать космос смертоносным трассером, сокрушая все на своем пути. Ну, например, если он прямиком воткнется в такую планету, как Земля, та лишится большей части своей атмосферы (магнитное поле даже не рассматривалось, как серьезное препятствие) и проткнет кору как яичную скорлупу. Подобные рассуждения привели в нескрываемый восторг Скомброзу ну очень ему двигатель понравился! Комиссия, однако, отмела опасения скептиков, здраво рассудив, что статистическая вероятность такого события исчезающее мала в условиях межзвездного пространства и утвердила проект. Маневровые двигатели обыкновенные плазменные (четыре маневровых модулей состоят из реактора и пяти дюз - стандартная компоновка), располагаются кольцом вокруг корпуса. Всего таких рядов шесть, расположены равномерно по всей длине корабля (для распределения нагрузок на корпус). Кроме того имеется достаточно мощный гравитационный привод, основное назначение которого поддержание нормальной силы тяжести в жилых отсеках звездолета, но также может служить тормозом в условиях близости звезды и планетной системы. То, что этот агрегат можно использовать еще и как приличную гравитационную колотушку, знал только Скомброза. На борту корабля имеется 4 челнока-шатла, для посещения планет, если таковые встретятся, 36 мобильных аппаратов на реактивной и гравитационной тяге для ремонта наружных элементов корабля и мало ли В ангарах звездолета стояло более 1000 единиц различной подвижной техники на все случаи жизни от пневмокомпрессора до шахтнопрокладочного комбайна. Защита корабля представляют генераторы магнитного поля от космической пыли и жесткой радиации, гравитационный щит от объектов покрупнее и статис-поле от всего на свете. Кстати, честь его открытия (статис-поля) не принадлежит никому, поскольку его появление в арсенале человеческой цивилизации явилось не усилием чьего-то научного подвига, а результатом безответственного разгильдяйства бригады монтажников-наладчиков шестого блока евразийского орбитального ускорителя RGNCC - XVI . Не сумев разобраться в приложенной к технологии сборки, маркировкой узлов системы сведения пучков, бравые парни из Гонконга соединили всю аппаратуру «по наитию», получили отметку о выполнении у полусонного распорядителя на станции слежения и свалили с орбиты пропивать срубленные бабки. При тестовой подаче энергии на блок ускорителя вместо свода эсцеллограмм на контрольный пункт пришел разряд около гигавольта, спалив к чертям всю контрольную электронику и на месте пятого, шестого и седьмого блоков гигантского кольца ускорителя вспухла серая бликующая сфера метров 200 в диаметре. Двадцать долгих лет человечество пробивалось сквозь эту на вид зыбкую преграду, используя весь арсенал средств ему доступных, его величество случай протестировал прочность феномена астероидом в 75 тонн и второй космической скоростью, вызвав лишь легкую рябь на поверхности сферы. Человечество обреченно отступило. Непреодолимая преграда исчезла сама по себе, не причинив сколь нибудь заметного ущерба ускорителю, по видимому исчерпав энергию, ее поддерживающую. В последующие несколько лет шестой блок ускорителя, справедливо признанный виновным в происшедшем, был скопирован почти на молекулярном уровне, изучен тщательнее налоговой декларации и, с четвертой попытки, было воспроизведена чудо комбинация электрических, магнитных и гравитационных полей, названная по раскопанному где-то в исторических пластах фантастической литературы, статис-полем. Еще довольно долго генератор этого поля напоминал кусок ускорителя, пока пришло понимание роли его отдельных узлов в процессе. Современный генератор статис-поля занимает объем 6 х 6 метров и, хотя далек от изящества и завершенности, вполне удовлетворяет своих создателей. На «Индеворе» создается сфера статис-поля диаметром 3000 метров, обеспечивает защиту от разгонных перегрузок и является последним средством при всех мыслимых угрозах. Есть надежда, что гарантировано.

Средства активной защиты лазерные и плазменные пушки, ракеты класса космос-космос и космос-планета, присутствуют на борту скорее как дань фобиям военных кругов Земли, чем требованиям разумной необходимости.

Средство межзвездных перемещений с трудом поддается описанию, поскольку является продуктом творческой и технической мысли физиков пространств, нормальными которых считать не принято ни в одном приличном обществе. Они регулярно публикуют свои бредовые теории и демонстрируют сумасшедшие «частные проявления» своих теорий, с помощью аппаратов, смахивающих на произведения Пикассо и Церителли в одном стакане. Потрясенная до шокового состояния научная и политическая общественность, регулярно вручает флагманам этой ветви науки Нобелевские премии, так до конца и не осознав прочтенное и увиденное. В общих чертах и адаптируя принципы физики пространств к нормальному человеческому восприятию, способ перемещения Индевора можно описать так. Разгоняя корабль до субсветовых скоростей (порядка 0,7-0,75 с), выключается все системы корабля, кроме статис-поля и систем жизнеобеспечения. Экипаж отправляется в анабиоз как сказали пространственники «это желательно».Включается аппарат со странным названием «Проектор Мухина». Небольшой такой агрегатик, со смешным энергопотреблением, но с феноменальным действием на все сущее. Не смогу человеческим языком объяснить как, но в пределах границы статис-поля меняется сама метрика пространства или какая-то ее характеристика, в результате чего мы покидаем наши привычные 3 измерения и без шума и пыли оказываемся в другом наборе из 3-х координат (всего их, как утверждают пространственники 12 наборов). Фишка в том, что в этом трехмерном пространстве (и слава богу что не 2-х или 4-х) другой уровень энергетического порога состояния вещества-энергии. Проще говоря, что для нас скорость света в пустоте, там полный ноль «стою и не шевелюсь». Появляясь в том пространстве, наш корабль двигается со скоростью, равной скорости света собственная скорость до перехода, сохраняя вектор направления, ибо, как утверждают пространственники, что не меняется при переходе, сохраняется в глобальной системе измерения. Грубо говоря летим, куда целились. Спустя расчетное время (локальное корабля) «проектор» включает реверс и нас выплевывает в наше, родное пространство. По локальному времени корабля это происходит через промежуток, определяемый как расстояние до нужной точки поделенное на скорость света плюс собственная скорость звездолета в момент прыжка. Для нашей реальности перенос корабля осуществляется практически мгновенно на любые расстояния как объясняют те же пространнственники: время это лишь длительность процесса происходящего в локальном пространстве с конкретным объектом, а в этом самом пространстве корабль-то как раз отсутствует. А раз нет объекта, значит нет и процесса. С их точки зрения, никакого нарушения принципов сохранения масс-энергий не происходит, в мире квантовых объектов это рядовое событие: переход из одной системы координат в другую, а то, что это возможно и с макрообъектом, так это лишь «частный случай» теории.

Вот такое чудо техники представляет из себя «Индевор» - результат финансовой грыжи Большой восьмерки Земли начала 23-го столетия от рождества Христова. С его экипажем и внутренним интерьером мы познакомимся, как говорится, по ходу пьесы. А следующее отступление будет посвящено цели и задачам экспедиции.

_________________
Woaland © 2016
Вступайте в "Воландовский клуб"!


Вернуться к началу
 Профиль Personal album  
Ответить с цитатой  
 Заголовок сообщения: Re: Космическая опера
СообщениеДобавлено: 04 июн 2012, 20:58 
Не в сети
Администратор
Администратор
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 03 июл 2011, 18:31
Сообщения: 4297
Images: 115
Откуда: Набережные Челны
Medals: 2
2000 сообщений (1) Птица говорун (1)
Has thanked: 510 times
Have thanks: 508 times
Эпизод 2.
Начало пути.

Пожалуй, впервые в жизни Валоди Старс проспал сигнал будильника. Вместо отпущенного себе часа он проспал младенческим сном 6 часов и еще 12 мин полный бардак! Коротенько и так незлобненько ругнув себя, капитан выбрался из удобного ложа своей кровати и, потягиваясь, подошел к встроенному одежному шкафу, дверью которому служило зеркало, что называется в полный рост. Внимательно оглядев себя с доступных сторон, одежды на нем не было никакой, Старс остался доволен состоянием своего тела, но не духа. Удушливой волной опять накрыли десятки вопросов без ответов. Итак, они куда то прибыли, куда? Он, судя по всему, провел в кресле несколько лет без движения, почему жив? Нет даже пролежней. Путаница с ощущениями не в счет нечто подобное он уже испытывал при пробуждении от анабиоза. Может андроиды перетащили его после прыжка в анабиозный бокс, а потом водрузили опять в кресло? Да полная чушь! Если верить яйцеголовым, «там» все по-другому и маловероятно, что андроиды были настолько функциональны, чтобы произвести с ним все эти манипуляции Если верить Что, собственно он добивался оставшись в рубке? Посмотреть на запредельный мир? Стоит ли теперь ставить в известность научников и медперсонал корабля? Как объяснить свое, по сути, спонтанное решение? Вопросы, вопросы. Валоди тряхнул головой, зябко поежившись вдруг стало холодно и неловко, он открыл шкаф, выбрал один из повседневных костюмов и не спеша оделся. Сел за маленький рабочий стол, открыл створку личного сейфа и достал горсть персональной «бижутерии» - комплект навесной аппаратуры, обеспечивающей ему почти безграничную власть над кораблем: управление, связь, доступ, информационное обеспечение. Заученными движениями, на свои привычные места были водружены два перстня, браслет, головной обруч с наушником и микрофоном общей корабельной связи, на другое ухо прилепилась клипса закрытого, специального канала связи. Символы капитанской власти имели к тому же и весьма изысканный дизайн воплощая чью-то изощренную творческую мысль, они маслянисто поблескивали платиновыми искрами. Возвестил торжественным аккордом о своем пробуждении специальный капитанский персоналик с виду обычный ноутбук, но включенный в корабельную сеть с высшим уровнем доступа и администрирования, по совместительству он является еще и выносным пультом управления двигателями и системами защиты корабля. На экране появился контур человеческого тела и сообщение о готовности медблока корабля к приему данных для диагностики. Его приказ был выполнен, но ложиться на диагностику что-то расхотелось. Старс дал отбой медблоку и задумался над планом ближайших своих действий. Впрочем, план был предельно прост надо оттестировать системы корабля, позавтракать, да совсем забыл, что не ел и не пил несколько лет вот еще один вопрос. Так, на чем мы остановились? Позавтракать и проверить, как там идет пробуждение экипажа, ну и далее по обстоятельствам.
Набрав нужную комбинацию на клавиатуре компа (абсолютно все нормально с головой, однако!), Валоди активировал бижу. Легкое электрическое покалывание в местах контакта с кожей и мир на мгновение взорвался, точнее он сам взрывообразно увеличился в миллионы раз до размера «Индевора». Сильное ощущение! Спокойная мощь титана наполнила душу и мозг, слаженным зеленым аккордом отозвались все его системы все в порядке, командир! Скорость 196,72 км в секунду, впереди масса близкой звезды, уже заметно давит на сенсоры. Нет, постой, звезда похоже не одинока что-то еще присутствует в системе Планета? Значит где-то совсем близко так говорили датчики. Старс разорвал ментальный контакт с системой анализа корабля, тронул клипсу закрытого канала:
- Внимание, поправка в штатное расписание. Добавить двух специалистов по планетарным системам, или астрономов.
Теперь завтрак. Сделал заказ на автоматическую кухню: кофе со сливками, тост, сыр и ветчину если обстоятельства позволяли, это был его обычный утренний рацион. На секунду задумавшись, добавил стакан мультифруктового сока мысли о нескольких годах без еды и питья, вызвали чувство жажды, скорее всего, психологически наведенного. В ожидании заказа по общей сети соединился с медслужбой:
- Капитан на связи, есть кому ответить?
- Да, капитан, доктор Абозов. Практически в норме.
- Доброе утро, Сергей Владимирович. Как настроение? Уже можете доложить обстановку?
- И Вам доброго утра, Владимир Кузьмич, - главный доктор корабля «интимно» перешел на русский, - слегка штормит, но в общем и целом я уже приступил к обязанностям. Нас можно поздравить с благополучным прибытием?
- Еще не время для довольства, - капитан не столь уверенно владел родной речью, поэтому ограничился единственной фразой на русском и продолжил на интерлинге, - что там с оживлением команды?
- 26 человек заканчивают процедуру реабилитации, двое, согласно вашему дополнительному распоряжению, в начале пути. Доктор Абозов правильно оценил ситуацию и тоже перешел на международный язык.
- Хорошо. Передайте мою просьбу Энштейну, Скомброзе и старпому явится в капитанскую рубку, как смогут. Астрономов отправьте на рабочие места срочно надо просканировать звездную систему. Пусть свяжутся со мной, я дам наводку.
- Будет сделано, капитан.
Старс отключил связь, вот уже несколько секунд взор и ноздри дразнил доставленный завтрак. Прием пищи не вызвал особых ощущений, это расходилось с ожидаемым, да и с формальной логикой. Да, тому же доктору Абозову будет над чем поломать голову! Где-то на середине мысленной сигарете (увы, реальная исключалась категорически!) пришел доклад от главы службы безопасности:
- Я в рубке.
- И я сейчас буду, - отозвался Старс, сгреб посуду в пневмоприемник и вышел из каюты. Путь до капитанской рубки занял много меньше времени, чем после пробуждения. Вход в святая-святых был, по обыкновению, гостеприимно распахнут и капитан с порога был захвачен весьма любопытной сценой. Семеро андроидов были выстроены в линию и поставлены по стойке смирно. На левой стороне груди каждому был прилеплен желтый прямоугольник липкой бумажки. На четырех первых уже были написаны имена, у пятого задумчиво застыла невысокая массивная фигура Скомброзы. Мысли Питера шли в том же русле, что и его, вот только к действию генерал приступал явно быстрее.
- Привет, Пит! Проблемы?
- Здравия желаю, капитан! Скомброза резко развернулся и отдал честь, сообразно своим понятиям о субординации.
- Вольно, генерал! Чем занят? отмахнулся от формальностей Старс.
- Да вот именую истуканов твоих, - Питер не стал настаивать на официозе, - мыслил алфавитом воспользоваться и споткнулся на «Е»
«Адам», «Боб», «Кэн» и «Дэн» значились на первой четверке навигаторов, оставшиеся трое покорно ждали своей участи. Формально, каждый из семи имел собственный код и индекс в системе распознавания корабельного компьютера (с претензиями на искусственный интеллект), но пользоваться ими было бы весьма затруднительно.
- Пиши «Ева», - предложил капитан.
- С виду вроде на мужика смахивает, - с сомнением покрутил головой Скомброза.
- Разве что с виду, - спокойная деловитость заместителя заметно улучшила внутреннее состояние Старса и он расслабленно прислонился к проему двери. Посомневавшись еще несколько мгновений, Скомброза быстрым росчерком присвоил пятому звание «Ева» и шагнул к предпоследнему андроиду. Ощущение чьего-то присутствия сзади отвлекло капитана от созерцания. Огромная фигура Эйнштейна беззвучно и стремительно приближалась к рубке. Печать озабоченности лежала на румяном и юном лице академика. С виду научному руководителю было, от силы лет тридцать, и фигурой он напоминал ненабравшего форму борца сумо, а не книжного червя. На самом деле Вальтер был значительно старше и его интеллектуальный потенциал твердо занимал позицию в интервале «гениальный». Чуть сзади и столь же стремительно, но не по обыкновению, а скорее в силу понимания, что он последний из приглашенных, двигался старпом. Болезненная ответственность и пунктуальность Максима накладывала похожую озабоченность на чело, он уже видел, что все в сборе и досадовал на себя за задержку. Старс шагнул в рубку, невольно уступая дорогу Эйнштейну, в это время Скомброза стоял у последнего в строю навигатора, склонив набок голову, любовался результатами своих усилий. «Фан» и «Гор» значилось на последних листочках. «Да будет так!» торжественно изрек генерал и взмахом руки распустил строй. Андроиды слаженно, веером рассыпались по периметру рубки и застыли в ожидании, когда в их услугах появится надобность.
Жестом пригласив к столу для заседаний генерала и академика, капитан повернулся к застывшему у входа помощнику:
- Пока мы тут занимаемся оценкой ситуации, Вам, Маклауд, придется взять на себя контроль за пробуждением экипажа и выполнением штатных действий. Все по режиму выхода из прыжка - без особых отклонений. Я дал спецзадание астрономам свяжитесь с ними и, при необходимости, окажите посильную помощь.
- Принято, капитан! тень тревоги покинула лицо помощника: «Успел вовремя» - решил он и мгновенно куда-то умчался.
Старс повернулся и одним стремительным движением бросил свое тело в кресло гравитация все еще была ниже нормальной и движения давались легко и даже изящно.
- Итак, господа, несмотря на ваши слегка кислые мины, разрешите поздравить вас с успешным началом полета. Кто может уже оценить обстановку?
Шевельнулся огромным телом Эйнштейн, сделал едва заметный пасс руками над столом и явил собеседникам голографическую картинку прямо посередине и над столом, похожее на кусочек объемной звездной карты:
- Я по дороге навел справку в системе навигации, с вероятностью 80% мы находимся, как и собирались, в районе звезды Бернарда, точнее, что-то около 30 астрономических единиц, звезда прямо по курсу.
Брови капитана поползли вверх:
- А с вероятностью 20%, мы где?!
- Там же, - ничуть не смутился ученый, - просто 2 базовых ориентира из 10 оказались не совсем на месте.
- И вы считаете это нормально? вставил свою лепту в скепсис капитана руководитель службы безопасности.
- Вполне, - Эйнштейн чуть откинулся в кресле и повернул голову к Скомброзе. Взгляд его выражал спокойствие и уверенность.
- Нифига себе! И это только после первого, самого короткого, я бы сказал, тестового прыжка! Такими темпами мы все ориентиры потеряем к пятому прыжку! Дорогой мой, во всем, что касается людей, а не ваших научных идей, приемлемая вероятность 100%!
«Эти скучать не дадут», - отметил искру в отношениях коллег капитан. А вслух сказал:
- Могу добавить к новостям еще наличие некой массы вблизи звезды, возможно планеты
- Это противоречит имеющимся данным об этом карлике, теперь внимание академика было обращено исключительно на капитана.
- И тем не менее, доктор, при анализе систем корабля после прыжка, я получил именно такую информацию от гравитационных датчиков. Сами понимаете, система моей связи с главным компьютером «Индевора» такова, что сомневаться не приходится.
Академик проигнорировав понижение своего статуса до «доктора», задумчиво пожевал губу:
- Интересно. Я вообще-то возражал против прыжка до Бернарда, абсолютно неинтересный объект, неужели он нас таки удивит?
- Вопрос научной ценности красного карлика и не обсуждался, - Питер все еще был настроен воинственно, - дело в том, что отсюда, если бы что пошло не так, нас можно достать с Земли, в приемлемые сроки, или мы сами смогли бы вернуться на собственной тяге
- Вы о прыжке, генерал? Ерунда! Принцип и аппаратура прошли серьезный тест-драйв и признаны абсолютно надежными и безопасными. Сами видите, все системы корабля функционируют нормально, ведь так, капитан? Люди в анабиозных боксах вообще защищены от всех мыслимых угроз
- Ну, не все перенесли прыжок в анабиозе, - Старс неожиданно для себя решил поделиться информацией: - я, например, во время прыжка находился здесь! Он для убедительности шлепнул обеими ладонями по подлокотникам.
Если бы в рубке взорвалась бомба, эффект был бы куда слабее этого хлопка, впрочем, не хлопка конечно. Оба в достаточной мере хорошо знали капитана, Старс не способен опуститься до дешевого розыгрыша в столь ответственный момент. Сомневаться в правдивости его сообщения не было причин. Соответственно руководитель службы безопасности получил информацию о том, что одна из главных персон экспедиции (а по его понятиям, главная!) была подвергнута смертельной опасности, а научный руководитель оповещен о том, что без его ведома и участия был проведен эксперимент, который в научных кругах даже не обсуждался! Сцена из известной пьесы Гоголя «К нам едет ревизор» - бледное фиглярство по сравнению с немой сценой в капитанской рубке звездолета «Индевор».
Первым от шока оправился Скомброза:
- Как это могло случиться?! его тяжелый, фонтанирующий негодованием взгляд скользнул с капитана на ближайшего андроида («Боб» оказался этим счастливчиком). Ментальный всплеск в букете с металлом в голосе генерала был столь силен, что система корабля сочла возможным отреагировать на безличный вопрос Скомброзы, как на аварийный:
- Таков был приказ капитана, - Боб был бесстрастен и сух, впрочем, как и положено.
- Ну и как это все - академик, напротив, был обескуражен и растерян, его реплика была сопровождена нелепым, округлым жестом обеих рук, как бы обозначая сферу.
- Как видите, - Старса даже позабавила реакция коллег, - жив. Я, между прочим, был первым, кто пришел в сознание на корабле Пробуждение, правда слегка необычно такое впечатление, что мне перемешали органы и конечности. А в остальном все сверх всяких ожиданий! Хотя - он повернулся к одному из навигаторов, им оказался «Ева», - я на самом деле весь прыжок находился в кресле? Вы меня, случаем, не перетаскивали в анабиозный бокс?
- Нет, капитан, во время прыжка мы не функционировали.
- То есть, в момент начала прыжка и по его окончанию, я находился в этом кресле?
- Да, капитан, - на этот раз ответил Гор и Старс невольно повернулся к новому собеседнику.
- И как я выглядел в момент выхода из другого измерения?
- Обычно, - Старсу даже показалось, что Гор слегка пожал плечами, - только без сознания. Система жизнеобеспечения серьезных отклонений в вашем самочувствии не обнаружила.
- И долго я был в отключке?
- 6 с половиной минут, - включился в беседу Адам. Поскольку он располагался диаметрально в противоположной стороне каюты, присутствующие дружно повернули головы.
- А согласно вашей науке, уважаемый академик, внутреннее время корабля в прыжке отмерило почти три года. Так?
- Приблизительно - Вальтер находился в состоянии не очень легкого шока, он резко поднялся из кресла, вцепился обеими руками в короткие рыжие волосы и сделал несколько быстрых шагов к стене. Практически на его пути, у самой стены стоял Кэн, визуально хрупкая преграда для мощной фигуры Эйнштейна. Буквально в сантиметрах от андроида академик сделал резкий разворот на 180 градусов, его руки скользнули с головы, ладонями по лицу и скрестились на груди. От растерянности во взгляде не осталось и следа, напротив, глаза блестели жгучим интересом:
- Пит, а у вас в капитанской рубке есть система видеонаблюдения?
Скомброза, готовый уже что то сказать по поводу сообщения капитана, удивленно-возмущенно хрюкнул, повернулся в сторону капитана и сделал жест руками, как бы говоря: «Да что же тут происходит?!». Вопрос вызвал неподдельный интерес и у Старса:
- А мне это тоже интересно бы узнать.
- Да вы что в самом деле?! Вы за кого меня держите?!
- Ну, вы у нас главный полицмейстер, разве рубка управления не входит в сферу вашей ответственности? Эйнштейн был решительно настроен получить ответ на свой вопрос.
- Входит, я могу получить видиокартинку из любой части корабля, но в данном случае такой необходимости не было. Я не занимаюсь сбором информации на всякий случай.
- Жаль, - академик, казалось, был искренне огорчен этим обстоятельством, - в следующий раз обязательно надо включить видеозапись
- Следующего раза не будет! Скомброза тоже вскочил из кресла и, встав около капитана, склонился почти к самому его лицу, - Лично проверю, что ты в анабиозе перед следующим прыжком!
- Полегче, Пит. капитан поморщился от проявления черезмерной опеки, - Если ты думаешь, что мне понравилось, то вынужден тебя огорчить, я сам не в восторге от этой выходки
Он жестом отправил Скомброзу в кресло и обратился вновь к Энштейну:
- Вальтер, ты можешь мне объяснить даже не то, что я жив, уверяю, я чувствую себя в высшей степени нормально, словно только вчера уснул в кресле Как же 3 года без питья и еды?!
- А кто вам сказал, что эти три года вы был Валоди Старсом, хомо сапиенсом, наконец? Я не берусь даже судить, какова была ваша физическая сущность, почему и спросил о видеозаписи. Хотя, может и это ничего не даст, - Вальтер повернулся к Скомброзе: - Генерал, я не имел в виду капитана, но повторный эксперимент был бы весьма любопытен, я думаю, от добровольцев не будет отбою, стоит лишь намекнуть о проделанном Старсом
- Я не считаю это хорошей идеей, ну, обнародование моего хулиганства
- Хулиганство и есть! генерал возмущенно фыркнул и через несколько секунд выдал предложение академику, сильно смахивающее на окончательный приговор: - А выделю-ка я тебе, Вальтер, кого-нибудь из своих стюардов!
Стюарды, они же МОП (младший обслуживающий персонал), они же разнорабочие, они же полицейские, если такая необходимость возникнет, они же спецназ и солдаты 80 здоровенных парней и девчат, прошедшие жесточайший отбор и обучение, представляли личный состав службы безопасности генерала Скомброзы. Имелась еще и оружие и боевая техника увы, очень сложно избавится от многочисленных фобий человеческой расы.
- Давай, только это должен быть доброволец, чтоб без всяких там солдатских штучек
- Обижаешь! Скомброза скроил крайне демократическое лицо, но ему почему-то никто не поверил.
- И надо продумать систему записи эксперимента, с двойной, тройной системой дублирования Нет, это вряд ли чего даст! В общем до следующего прыжка я все хорошенько обдумаю.
- Кх, я вам не мешаю? капитан решил обратить на себя внимание собеседников, - Давайте вернемся к нашим баранам, господа. Первый этап, или скорее первый шаг нашего путешествия можно считать успешно завершенным?
Состоялась непродолжительная пауза, очевидно остальным участникам совещания нужно было время, чтобы после такой новости вновь вернуться к рабочему тонусу.
- Ну, состояние звездолета капитан знает лучше нашего, - Скомброза сделал полупоклон в сторону Старса, - личный состав экспедиции, по крайней мере те, что сейчас бодрствуют, живы и, вроде, здоровы. Я со своей стороны могу считать ситуацию приемлемой, но в журнал требую внести запись о происшедшем с капитаном.
- Как я уже докладывал, точка выхода корабля соответствует намеченной, с высокой степенью точности, ваши подозрения на наличие планеты мы с коллегами тщательно проверим, ну и начнем проводить в системе все необходимые научные наблюдения и измерения все как намечалось
Вальтер еще что-то говорил, но капитана отвлек вызов по общей связи. Это был Маклауд:
- Капитан, извините, если помешал, но вся смена находится в кают-компании 2. Люди слегка возбуждены, надо бы как то обозначить торжественность момента
- Минутку, - Старс поморщился на свою недогадливость, действительно, событие не рядовое и надо бы поздравить экипаж, - Спасибо, Вальтер, в общем и целом, я принимаю и ваши доклады и критику. А теперь приглашаю всех в кают-компанию 2 надо бы отметить с коллегами успешное начало полета.
Резко поднявшись из кресла, Старс дал понять, что заседание закрыто и зашагал, не оглядываясь, в сторону выхода. Судя по ощущению движения за спиной, отцы-командиры последовали за ним. По дороге, через интерком капитан связался со Скомброзой, топающим на 3-4 шага сзади, и дал распоряжение доставить в кают-компанию ящик шампанского. Тот по своей связи на кого-то рявкнул и в интерком же ( вот злыдня!) доложил об исполнении. Слыша это все, Эйнштейн, шагавший между ними, коротко хохотнул, но от комментариев воздержался.
В кают-компании 2, слегка напоминавшей мебелировкой заштатное кафе, оформленное в мягких пастельных тонах, было довольно шумно 3 десятка людей были на самом деле «слегка» возбуждены и появление руководителей экспедиции почти никто не заметил. Одному из тех немногих, от чьего внимания это событие все-таки не ускользнуло, а попросту находившихся ближе к входу, пришло в голову крикнуть: «Капитан!», кто-то эхом пискнул «Генерал!». Все головы разом повернулись в сторону вошедших и Старсу показалось, что добрая половина присутствующих приняла стойку «смирно». Разговоры разом стихли. В торжественном молчании, сопровождаемые поворотом голов экипажа, словно им кто скомандовал держать равнение, троица прошагала в середину зала. Старс слегка замешкался, не зная в какую сторону следует повернуться люди стояли вокруг, решил обратиться к оказавшемуся напротив старпому:
- Уважаемые друзья, коллеги, господа офицеры! Разрешите поздравить вас с успешным началом нашего путешествия! С полной ответственностью могу заверить вас, что корабль, все его системы блестяще выдержали первый прыжок через бездны космоса и донесли нас к первому пункту нашего маршрута звезде Бернарда! шептавший в это время что-то в свой микрофон Эйнштейн, весьма вовремя воспроизвел на одной из стен кают-компании картинку от носовых объективов «Индевора». Крохотный, ярко-красный диск звезды блистал прямо по курсу корабля и, не смотря на скромные характеристики светимости, карлик не казался людям тусклым, - Это огромный прорыв земной науки и техники совершен при вашем непосредственном участии. Вы первые посланники человечества к далеким звездным мирам и это хороший повод поднять бокалы, по старой доброй традиции! краем глаза Старс заметил дюжего молодца из команды Скомброзы, тоже весьма кстати, нарисовавшегося в проеме входа с ящиком в руках.
Началась оживленная суматоха, связанная с передачей бутылок, поиском подходящей посуды и открыванием напитка. Веселья добавили несколько пробок, удачно попавшие в кого-то из присутствующих, брызги шампанского в лицо Капитану пришлось выждать несколько минут с полным бокалом в руке, пока экипаж слегка успокоится:
- Давайте выпьем не столько за нашу победу, сколько за тех людей, что обеспечив успех нашего полета, остались там, на Земле, с тревогами и надеждами, с верой в нас, с любовью и терпением ждущих нашего возвращения С победой, с новыми знаниями..., - капитан запнулся, словно собираясь продолжить список, вдруг передумал, что-то не договорил. Вскинул руку с бокалом над головой, залпом опрокинул терпкий брют в себя и ахнул бокалом оземь! Его примеру последовали не многие, кто-то не понял смысла произведенного действия, кто-то пожалел красивый праздничный сосуд (а может сберег для следующей порции распитие Шампани в полете событие не рядовое!), некоторые просто постеснялись. Тем не менее, пробираясь меж веселящегося экипажа к выходу, Старс хрустел и звенел осколками хрусталя и был весьма доволен происшедшим.
До выхода он не дошел буквально пару шагов, неслышный набат ментального сигнала тревоги резко рявкнул где-то внутри него. Коротко и зло. Почти наивысшая степень опасности! Старс резким движением наложил пальцы на перстни, активировав режим ментального сканирования состояния звездолета. Вновь его внутренний мир взорвался до размеров «Индевора» - спокойный, «зеленый» аккорд полной работоспособности систем корабля опровергал только что прозвучавший сигнал опасности. Несколько секунд капитан посвятил углубленному анализу внутренних и внешних данных. Разомкнул контакт пальцев на перстнях и съежился до размеров своего человеческого тела. Гул в кают-компании резко пошел на убыль люди поворачивались к обзорному экрану и замолкали, с тревогой понимая, что-то произошло. На картинке не было красного диска звезды Бернарда. Почти прямо по курсу, на фоне богатой россыпи разноцветия космоса, блистала яркая желтая звезда. Скорее догадываясь, чем узнавая капитан понял: это родное Солнце. И только пока он один, из всех присутствующих знал, что карлик никуда не делся он так же оставался рядом, только уже сзади «Индевора», они летели, удаляясь от него.

_________________
Woaland © 2016
Вступайте в "Воландовский клуб"!


Вернуться к началу
 Профиль Personal album  
Ответить с цитатой  
 Заголовок сообщения: Re: Космическая опера
СообщениеДобавлено: 04 июн 2012, 20:59 
Не в сети
Администратор
Администратор
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 03 июл 2011, 18:31
Сообщения: 4297
Images: 115
Откуда: Набережные Челны
Medals: 2
2000 сообщений (1) Птица говорун (1)
Has thanked: 510 times
Have thanks: 508 times
Эпизод-3
Украденная звезда.
Часть 1.

Спустя минуту, в кают-компании воцарилась мертвая тишина. Люди, затаив дыхание, смотрели на обзорный экран. Валоди тоже смотрел на экран, но его мучили другие мысли: что нужно сейчас предпринять? Наконец он принял самое простое, очевидное решение.
- Внимание! Ситуация такова: мы движемся, если верить приборам слежения в обратную сторону. С той же скоростью, что и до смены направления, продолжая тормозиться гравитационным якорем . Всей смене приказываю занять места, согласно штатному расписанию. Особо тщательно проверить работоспособность системы внешнего наблюдения, главного корабельного компьютера и периферии Максимально точно спозиционировать наше местоположение до и после разворота. Я в рубке управления буду ждать вашего доклада.
Он снова двинулся к выходу, спиной ощущая беспокойное оживление команды. В интерком, по закрытой связи, бросил старпому: «Максим, ты со мной!» Зашелестели торопливые шаги, команда так же молча, разбегалась по рабочим местам. Уже у самой рубки Старс вызвал по общей связи Скомброзу:
- Пит, подключи своих людей к техникам, возможно понадобится выпустить наружу пару-тройку малых летательных аппарата с настоящими глазами на борту и вообще, ситуация мне вселяет тревогу как бы не понадобилась подмога.
- Есть, капитан! по-военному четко отозвался генерал.
- Доктор Абозов!
- Слушаю, капитан!
- Как быстро ты сможешь удвоить смену?
- В аварийном режиме за 3 часа.
- Будь наготове
Не дожидаясь ответа, Старс отключился. Рухнул в кресло и вновь активировал режим анализа «Индевора». Не спеша, как бы шагом он «обошел» весь звездолет, вслушиваясь в работу и состояние каждого узла. Абсолютно все работало нормально. Все, кроме направления движения судна! Утомившись до гула в ушах, он разорвал контакт. Напротив него, облокотившись на кресло навигатора, терпеливо ожидал распоряжений Маклауд. Вид у него был спокойный и сосредоточенный.
- Сядь, Максим. старпом молча устроился в кресле.
- Не пойму, что происходит. Полчаса назад мы двигались прямо на Бернарда, затем без торможения и каких либо маневров, вроде разворота, стали двигаться в обратную сторону! За отсутствие маневров, торможения и обратного разгона, отвечаю! Проверил самым тщательным образом. Что это, неизвестный доселе эффект работы аппарата Мухина? Может, что-то разладилось в работе компьютера или системы внешнего обзора?
- Мы движемся носом вперед? вместо высказывания соображений задал вопрос Маклауд.
- Да, - кивнул капитан.
- Времяэ, «процесса разворота» можно как-то обозначить?
- Его либо нет, либо оно за пределами наших возможностей измерения, т.е. короче погрешности измерения нам доступной.
- Статис-поле не включалось?
- Нет.
Максим встал, прошелся до Боба, молчаливой статуей торчавшего у стены, вернулся в кресло. Что-то поколдовал на панели пульта, коим и являлся стол, за которым они сидели. Над столом всплыла голограмма «Индевора» - серебристая сигара, длиной с полметра.
- Капитан, смоделируйте маневр разворота в нормальном, штатном режиме, с выходом на обратный маршрут и засеките время. А заодно и пространственные характеристики, вроде пути торможения, разгона, радиуса разворота.
Старс кивнул, одобряя ход мысли помощника, и слегка напряженным голосом, выдающим его внутреннее напряжение, скомандовал андроидам:
- Группа навигации! Моделирование маневра звездолета. Входные данные
Он еще продолжал давать вводную, а четверо из семи уже были в креслах управления полетом, очевидно для моделирования больший состав не требовался. Стоять у стен остались Боб, Ден и Гор. Управление осуществлялось как в радиоканале, так и через сенсорные панели. Четверка работала споро и молча, что выгодно ее отличало от человеческой команды. Спустя несколько минут все четверо замерли и Адам обратился к капитану:
- Капитан, маневр осуществить в режиме реального времени?
Старс потер подбородок, взглянул на Маклауда, как бы мысленно советуясь с ним, тот пожал плечами: «Тебе решать», кивнул головой согласно своим мыслям, а вслух выдал:
- Десятикратное ускорение. И введите в голограмму пространственную сетку для наглядности.
Люди расслабились в креслах, наблюдая за голографической картинкой над столом. В ней добавилась светло-зеленая пространственная сетка. Она бодро заскользила по картинке, обозначая приличную скорость корабля в пространстве. Вопреки ожиданию, они не стали замедлять свой бег, а «сигара» корабля начала медленно разворачиваться в пространстве. Плавно и не спеша «Индевор» кувыркнулся через голову, поменяв местами нос с кормой и только после этого линии, обозначавшие отрезки пространства, стали едва заметно замедлять свой бег. Судя по всему, этот процесс обещал затянуться на часы.
- Ускорьте процесс еще раз в пять! скомандовал Старс.
Процесс пошел быстрее и, спустя полчаса, линии пространственной сетки замедлили свой бег до полной остановки, а потом снова разогнались до первоначальной скорости.
- Конец процесса моделирования маневра! Доложил от имени навигаторов Кэн.
- Выведите на распечатку временные и пространственные данные! скомандовал капитан, а мысленно дал отбой навигаторам. Те молча покинули кресла и разошлись по периметру рубки. Маклауд сходил к принтеру за бумагой, возвращаясь успел бегло просмотреть отчет.
- Неплохо, - непонятно кого похвалил Максим, подавая распечатку начальству.
Старс всмотрелся в столбцы цифр, мысленно прокручивая картинку, виденную накануне.
- Если бы все так и происходило, мы бы не смогли пропустить этого, даже если взять в расчет пирушку
- На пирушке мы видели звезду Бернарда прямо по курсу, а потом ВДРУГ, - он выделил голосом это слово, - ее не стало на экране!
- Да.
Старс включил интерком с пульта стола.
- Всем службам! Селекторный отчет, доложить состояние на данный момент. Компьютерщики.
- Работаем, но толку мало. Ничего не указывает на сбой в системе. Проверяйте лучше периферию. - Программисты были явно недовольны подозрением на «корабельный мозг», как они называли главный корабельный компьютер.
- Система наружного видеонаблюдения?
- Отзывается адекватно. Голуби Скомброзы уже готовы вылететь для трансляции картинки снаружи. Будем сравнивать
- Кто там голуби?! в эфир ворвался Скомброза, - Я вам покажу «голубей»! Не сметь обижать моих орлов! Капитан, проверьте проектор Мухина. Есть идея, сейчас буду в рубке.
- Жду, - улыбнулся Старс, - Что там с ориентацией в пространстве?
- Ждем подтверждения работоспособности внешних датчиков, иначе какой прок в наших выводах.
- Ну, а на этот момент, какие у вас данные?
- Предварительно, - что-то в эфире захрустело, - одну минутку За полчаса до сбора в кают-компании и данные, которые мы на всякий случай сняли минут пятнадцать-двадцать назад совпадают, с точностью до полуАЕ.
- Как там, кстати, с планетой?
- Мы ничего не обнаружили, по крайней мере, в гравитационном и радиодиапазонах Продолжаем сканировать. У нас связь с телескопом тоже через периферию ждем отчета техников, просканируем потом в оптическом Да только пустое это!
- Не скажите, я отчетливо чувствовал присутствие массивного тела. Кто займется проектором Мухина?
- А чего им заниматься-то?! пробасил Шабур Чхеидзе, главный механик, - что проектор, что гонконгский ускоритель (это он о генераторе статис-поля) черные ящики, нам туда доступа нет. Задайте вопрос компьютеру, или вон Эйнштейна спросите!
- Спрошу. Академик, зайди в рубку продолжим заседание.
- Буду минут через пятнадцать.
- Кто еще имеет что сказать?
- Анабиозные боксы функционируют нормально, - влез в эфир доктор Абозов, - больных нет.
- Посторонних на корабле не обнаружено! кто-то из команды Скомброзы, от безделья, решил схохмить.
- Не засорять эфир! одернул шутников Старс, - Энергетики! У вас что?
- Энергоустановки работают без сбоев. По ходу селектора начали искать утечки энергии, конкретно, на проектор Мухина и на генератор статис-поля
- Вы заодно не могли бы проверить, не было ли внешней подпитки энергией?
- Это как?
- Это значит, я хочу знать, не было ли на корабль внешнего воздействия, в том числе и энергетического.
- Хорошо, капитан, проверим энергетический баланс.
- Скомброза, зашли кого-нибудь из своих в ангары и склады в хвостовых отсеках. Смотреть крепления техники и грузов. Там у нас компенсаторы гравитации и инерции практически не действуют.
- Отправил уже, - Генерал ответил не в интерком, он уже входил в капитанскую рубку. Вид у Скомброзы был крайне озабоченный.
- Ну, расскажи о своих соображениях, - кивнул на доклад генерала Старс, а в интерком скомандовал: - Жду доклада от периферии и астрономов. Остальным отбой!
- Есть подозрение, что проектор выдал нечто вроде пост-эффекта с кораблем - вот мы звезду-то и проскочили! Скомброза уселся в кресло навигатора, - Как идея?
- Нет, Питер, мы летим в обратном направлении точно по курсу, которым прилетели. Мы тут уже смоделировали такой разворот в нормальном режиме, - капитан кивнул на распечатку, лежащую на столе,- получается, что мы просмотрели 37 часов и 7,5 миллионов километров! Впрочем, последнее не столь важно точность позиционирования корабля не превышает половины а.е. мы еще далеко от Бернарда, да и освоиться в системе не успели. Согласен с тобой, главный подозреваемый именно проектор. Других разумных объяснений пока не вижу.
- Ну, так давай его и проверим! Скомброза развел руки, как бы удивляясь: «Чего тогда весь этот сыр-бор?!»
- Легко сказать, специалистов по этой технике трое всего на корабле, причем двое в анабиозе Беда в том, что даже работающий проектор почти никак себя не проявляет, как определить, что он работал, даже в недалеком прошлом? Как вы считаете, Вальтер?
Эйнштейн, как всегда подкравшийся быстро и незаметно, заполнил собой почти весь проем входа.
- Просветите меня, что я должен посчитать? по виду академика было трудно сказать, что он участвовал во всеобщей суматохе.
- Мы тут с генералом, независимо друг от друга, пришли к одной мысли, что, скорее всего, проектор Мухина выдал незапланированный эффект, что-то вроде пост-процесса, ну и нас развернуло
Вальтер крякнул, с сожалением глянул на присутствующих и ввалился в рубку. Неспеша уселся в свободное кресло, после чего заговорил тоном воспитателя в детском саду:
- Увы, это не могло произойти по двум причинам даже по трем. Первое никаких пост-эффектов процессор не выдает, по сути это весьма простой и однозначный аппарат никаких процессов, кроме запланированных в нем не происходит. Поверьте, я в этом немного разбираюсь. Второе, как следствие первого, в функции аппарата не входит изменение направление движения, калькулятор не способен кипятить воду! И третье: возможности проектора таковы, что он меняет структуру пространства в ограниченном его объеме, а не работает с макрообъектами. Настроен на статис-поле, как на эту самую границу, и ничего другого в расчет не берет. Нет границы, или мы расширили их выше допустимого предела ничего не произойдет! Проверено тысячи раз.
Скомброза буркнул что-то нечленораздельное типа «Отмазался!», но и его поза и выражение лица говорили: «Пой, пташечка, пой!». Старс, напротив, сразу и безоговорочно поверил. Уж кто-кто, а Вальтер не делал скоропалительных выводов или заявлений в защиту «мундира». Быстро да, но в наличие глубочайшего анализа проблемы сомневаться не было причин, зная колоссальный интеллектуальный потенциал этого ученого мужа. Ну, и знание предмета тоже.
- Ладно, будем считать, что для выводов у нас недостаточно информации. А пока приняли ситуацию как есть и будем ее исправлять. Капитан дал отбой экипажу по сигналу «Тревога» и перевел режим его работы в штатное русло. Максим, там из оранжерей дважды во время селектора, кто-то рвался в эфир. Разберись.
Маклауд тут же умчался, что-то бубня в клипсу микрофона связи. Повинуясь мысленной команде капитана, «Сработало!», к своим рабочим местам двинулись навигаторы. Теперь уже все требовалось произвести реальный, а не виртуальный маневр. Отцам-командирам пришлось перейти за маленький рабочий стол Старса, где удобным креслом было только одно.
- Вальтер, насколько близко будем подходить к звезде?
- Да, не очень. 10-ти единиц (а.е.) вполнеА- Эйнштейн подался в сторону капитана, но был остановлен жестом руки: «Один момент!», андроиды были на рабочих местах и ждали вводную для маневра. Старс, опять же мысленно, начал надиктовывать параметры предстоящего маневра, сбился и перешел на речевую команду:
- Разворот на 180 градусов, торможение и сближение со звездой по спирали до 10 а.е. Шаг спирали половина а.е. за виток, - он бросил вопросительный взгляд на академика, тот согласно наклонил голову: «Пойдет».
Стоило бы в этом месте удивиться столь вольной интерпретации программы маневра для, по сути, корабельного компьютера. Но если взять в расчет солидный пакет стандартных навигационных программ и высоко-«интеллектуальный» режим ввода вывода команд, включающий голосовые макрокоманды, пси-команды, через «бижутерию» капитана, собственный «интеллект» андроидов, задача вводной не выглядела сложной. Бортовая система навигации немедленно запрашивала разъяснений, если не могла однозначно интерпретировать полученную команду.
В данном случае андроиды молча и споро начали работу вопросов у системы не возникло. Старс обратил свой взор на научного руководителя:
- Слушаю теперь.
- Я по поводу ЧП. В первый момент вы, как мне показалось, получили сигнал по своим каналам от корабля. В кают-компании. Я обратил внимание на характерный жест включение ментального сканирования, - Вальтер воткнул два пальца левой руки в воображаемые перстни на правой, - Что это был за сигнал, какого рода?
- Это был сигнал тревоги, очень высокого уровня. Но сканирование его не подтвердило сплошной зеленый спектр. На изменение направления движения «Индевора» я наткнулся, по сути, случайно и тут же сверился с картинкой на стене кают-компании.
- Можно ли запросить бортовой компьютер, какие причины побудили его дать такой сигнал ?
Старс ухмыльнулся слову «побудили», но запрос сделал. Ответ был мгновенный и лаконичный, что капитан и озвучил:
- Компьютер отреагировал на изменение корабля в пространстве, причем очень существенное и «СЧЕЛ НУЖНЫМ» оповестить капитана.
- Понятно, он потерял навигационные ориентиры и запаниковал А как отмечено им столь резкое изменение направления, есть данные как быстро это произошло?
-«запаниковал», «отмечено»! Скомброза был явно раздосадован, что командир не поддержал его в подозрениях к Эйнштейну и теперь цеплялся к академику по пустякам, - Вальтер, ты о нем прямо как о человеке!
- Не мешайте, генерал, не до вас!- ученый не оборачиваясь махнул в сторону Скомброзы рукой.
- Да никак не отмечено! Компьютер в полной уверенности, что мы летим прямо. Поменялась лишь внешняя система координат.- Старс строго взглянул в сторону генерала и тот «в драку» не полез, - Мы с помощником уже смоделировали маневр разворота, - Валоди дотронулся до листа бумаги на столе.
- Интересно, интересно, - академик взял в руки распечатку виртуального маневра, скользнул взглядом по данным: - Потрясающе! Мы совершили практически тот же маневр за время, которое не смог засечь корабельный мозг! А ведь его реакция в наносекундах измеряется!
- А если нас просто «кувыркнуло»? влез все-таки в разговор Питер.
- Ну и летели бы мы сейчас кормой вперед! Хотя нет, такой «кувырок» конструкции «Индевора» просто бы не выдержали, а мы и подавно.- Эйнштейн вскочил с места и нервно зашагал по каюте. Глаза ученого горели возбужденным блеском исследователя, столкнувшегося с интересной проблемой. Ну, это такая аллегория, типа комплемент маститому ученому. Случайный сторонний наблюдатель увидел бы, что здоровенный мужик мечется по каюте с поразительной для комплекции скоростью и заметно ненормальным выражением взгляда.
- Я бы так описал происшедшее с нами, - ни к кому конкретно не обращаясь, продолжал Вальтер на ходу, - Приличный такой кубик пространства вместе со звездолетом перевернулся на 180 градусов , а мы летим себе как ни в чем не бывало Фантастично?
- Да, проектор это, Мухина вашего, кренделя выписывает! упрямо гнул свою линию генерал, - подумаешь, тысячу раз они проверяли! А в тысячу первый он и выдал эффектик из незапланированных
- Да я скорее поверю в то, что ваша фуражка вас укусит (тонкий намек на любовь генерала щеголять в форменных картузах), чем заподозрю проектор в таком безобразии!
- Брейк! Старс развел руки, как на ринге, - Еще раз настаиваю, что тема закрыта, за недостаточностью информации. С нами произошло действительно что-то необычное, но никакой опасности пока это не несет. Все, господа командиры, занимаемся своими делами. Питер поговори с летчиками может есть какие наблюдения от внешнего осмотра, да мало ли что. А вы Вальтер, займитесь с астрономами окружающим пространством.

_________________
Woaland © 2016
Вступайте в "Воландовский клуб"!


Вернуться к началу
 Профиль Personal album  
Ответить с цитатой  
 Заголовок сообщения: Re: Космическая опера
СообщениеДобавлено: 04 июн 2012, 20:59 
Не в сети
Администратор
Администратор
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 03 июл 2011, 18:31
Сообщения: 4297
Images: 115
Откуда: Набережные Челны
Medals: 2
2000 сообщений (1) Птица говорун (1)
Has thanked: 510 times
Have thanks: 508 times
Отступление 3
Цели и задачи звездолета «Индевор» (плановые)

Воспользовавшись суматохой, связанной с ЧП, я залез в сейф капитана и достал конверт с грифом «Маршрут звездной экспедиции». Ну, во-первых, я обещал обнародовать цели и задачи, а во-вторых, автор я или где?
Внимательно изучив содержимое конверта, попытаюсь человеческим языком донести до вас его содержание. Вначале коротко пункты назначения и затем комментарии.
1. Звезда Бернарда.
2. 70 Oph A & 70 Oph B.
3. Wolf 630.
4. Eps Eri.
5. Sol.
Ну, теперь о первом пункте маршрута. Звезда Бернарда ничем не примечательный красный карлик основной последовательности (М4V). Расстояние до звезды 5,5 световых года и эта величина постоянно сокращается летит звездочка к нам. Основной ее примечательностью является весьма заметное продвижение по небосклону, это в основном связано с тем, что ее движение вокруг галактического центра не совсем вписывается в общий хоровод. Такое впечатление, что звезда не из нашей галактики, а захвачена Млечным путем у соседей. Ну и поэтому заметное относительное скольжение. Впрочем, это не единственная ее странность. Долгое время, после открытия, считалось, что она имеет довольно массивный спутник. В начале 21 века это было оспорено, т.к. не нашло подтверждения при наблюдениях в более мощные телескопы. В конце 21 века итальянские астрономы вновь опубликовали данные, свидетельствующие о наличии у Бернарда массивного соседа это были уже наблюдения орбитального радиотелескопа. Впрочем, не столь уж редкое явление данные по наблюдениям часто расходятся, что дает богатую пищу для научного трепа и диссертаций различного достоинства. Главным, на мой взгляд, аргументом в пользу Бернарда была ее близость и общее направление - к центру галактики. Если бы полет с самого начала не заладился, возврат из этой точки вполне осуществим и на досветовой тяге.
Пункт второй маршрута двойная звезда 70 Змееносца, уже представляла вполне объективный научный интерес. Наблюдения и измерения в системе этих оранжевых карликов, обещали дать ответы на массу вопросов, связанных со звездообразованием. В частности, почему Юпитер и Сатурн в нашей системе не стали второй звездой. Да и направление с расстоянием около 11 световых лет до системы, нашли приемлемым для второго прыжка «Индевора».
Третий пункт созвездие Волка. Возле безымянной звезды, в объеме менее 1 кубического парсека, находилось 4 красных карлика основной звездной последовательности, как и Бернарда. Комиссия, составляющая маршрут звездолета, исходила из двух основных соображений: научная ценность столь редкого в нашей ветви галактики физического феномена, и проверка возможностей навигации «Индевора» в такой плотности звезд.
Пункт четвертый маршрута Ипсилон Еридана, можно по праву считать главной целью маршрута. Звезда солнцеподобного типа, уверенно имеющая репутацию обладателя планетарной системы, удивительно молодая для своего класса (что-то порядка 1 млрд лет), к тому же окруженная весьма плотной пылевой туманностью, свидетельствующей о взрыве сверхновой. Это самая ближайшая к нам звезда, с таким богатым набором интереснейших характеристик. Находится от Wolf 630 на расстоянии 31 светового года, что интересно для испытания звездного движка на больших расстояниях. Кроме того, мыслилось опробовать «Индевор» в навигации по плотным пылевым пространствам. И последнее, направление полета менялось на возврат домой к Солнцу.
Несколько слов скажу о реакции руководства экспедиции. Когда командира корабля и научного руководителя знакомили с предстоящим маршрутом ( почему Эйнштейн не участвовал в его разработке сказать не могу удивительно, но факт), Старс высказал сомнения по целесообразности пункта 3, не слишком безрассудно для первого полета? Вальтер сморщился на пункте 1 и не менял кислого выражения лица до последнего пункта. Его вывод был выражен презрительной фразой:
- Весь маршрут в стиле «лучше синица в руках». Мелко. Неинтересно. Серо.
- Нам приходилось исходить из огромного числа противоречивых условий! бросился защищать свое детище руководитель комиссии.
- Да бросьте вы, - Энштейн безнадежно махнул рукой, - Человечество наконец-то получило такой великолепный инструмент исследования (кивок в сторону Старса, очевидно олицетворяющего, по мнению академика, звездолет)! А мы вокруг Солнца, бочком и обратно скачком! Посмотрим на 8 карликов какой прогресс!! Это после Проксимы Центавра? Что нового вы собираетесь увидеть? Да, вы оглянитесь вокруг, сколько на небе интересных объектов! Почему бы не начать с Сириуса?!
После двух часов бесполезной дискуссии, уже получив утвержденный (давно!) маршрут, Энштейн поинтересовался у комиссии:
- Насколько мы вольны корректировать маршрут?
- Ну, только в крайних, исключительных случаях. В рамках вынужденных мер!
По лицу научного руководителя можно было прочесть, без физиономиста: вероятность такого события чрезвычайно велика.

_________________
Woaland © 2016
Вступайте в "Воландовский клуб"!


Вернуться к началу
 Профиль Personal album  
Ответить с цитатой  
 Заголовок сообщения: Re: Космическая опера
СообщениеДобавлено: 04 июн 2012, 21:01 
Не в сети
Администратор
Администратор
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 03 июл 2011, 18:31
Сообщения: 4297
Images: 115
Откуда: Набережные Челны
Medals: 2
2000 сообщений (1) Птица говорун (1)
Has thanked: 510 times
Have thanks: 508 times
Эпизод 3 (украденная звезда)
Часть 2
Спустя полчаса после ухода Эйнштейна и Скомброзы в коридоре перед рубкой послышались голоса, что-то возбужденно обсуждавшие. Точнее возбужденным был один, женский, второй, принадлежащий старпому, пытался урезонить своего нервного собеседника. У самого входа парочка резко затормозила и замолкла. Маклауд, оправив на всякий случай и без того безупречную униформу, шагнул в рубку и доложил:
- Капитан, разрешите? после кивка Старса, уже менее уверенно продолжил: - Тут биолог к вам рвется
- Ну, пусть врывается, если ты ее не смог остановить на дальних подступах, какой смысл теперь держать у порога?- Старс встал из кресла и сделал шаг в сторону входа.
Сочтя слова капитана за разрешение войти, биолог робко, бочком «ворвалась» в рубку. В руках у ней была большая стеклянная банка, наполовину заполненная чем-то ядовито зеленым и дурно пахнущим. Бросив опасливый взгляд на шестерку молчаливо работающих андроидов, женщина подняла глаза на Старса, набрала в грудь побольше воздуха и начала стремительно краснеть. Капитан с интересом разглядывал невысокую, молодую, ладно скроенную женщину (впрочем, по известным причинам, весь экипаж «Индевора» состоял из людей исключительно здоровых и спортивно сложенных), цвет лица которой быстро приближался к цвету огненно-рыжих волос (скорее парика, судя по большой длине какой-то умник из конкурсной комиссии потребовал, чтобы весь экипаж подстригли одинаково коротко, не взирая на пол). Не понимая, чем вызвано столь сильное смущение, он, тем не менее, не спешил разрядить возникшую неловкую паузу мстил за «доставленное беспокойство». Сполна насладившись местью, Старс очень доброжелательно улыбнулся и отеческим тоном проворковал:
- Ну-ну, не надо так смущаться, милочка! Представьтесь для начала.
- Заведующая лаборатории пищевой микробиологии, - преодолевая спазм от смущения, выдавила из себя женщина, - Энни Браун.
- Очень приятно, - Старс изобразил китайский полупоклон, - Какие проблемы привели вас, Энни Браун, к КАПИТАНУ КОРАБЛЯ?
Последние два слова Стар нарочито выделил тоном и, начавшая было успокаиваться женщина, вновь вспыхнула краской смущения. Двинув перед собой банку, отчего капитану пришлось слегка отклонить корпус (амбре из банки было еще то!), Энни пискнула сдавленным голосом:
- Вот, полюбуйтесь!
- Что это?- Старс откровенно сморщился.
- Это хлорелла!
- ?!
- С меня требуют отгрузить полтонны биомассы на ужин, но этого же никак нельзя делать!
- Кто требует и почему нельзя?!
- Требуют громилы Скомброзы ( «Стюарды» - подсказал Максим), а нельзя потому, что, сами видите, цвет и запах хлореллы имеют серьезные отклонения от видового стандарта!
- Не знаю как цвет, а вот запах, действительно, никуда не годится! Давайте выставим это в коридор и, наконец, разберемся в ситуации, я вообще ничего не понял!
Слегка подталкиваемая капитанам, Энни выдворила банку с зеленой гадостью за дверь и вернулась в рубку. Села на предложенный стул, лицо ее стало постепенно принимать естественный цвет. Теперь Старс не торопил женщину по другой причине: давал ей возможность придти в себя и успокоиться. Через несколько минут биолог смогла объяснить, что, получив запрос от стюардов загрузить полтонны биомассы в кухонный комбайн, она обнаружила в контейнере с хлореллой явные, на ее взгляд, отклонения от нормы у микроводоросли. Энни предложила стюардом использовать биомассу из холодильников, а сама собиралась провести углубленное исследование водоросли на пищевую пригодность, включая генетический анализ. В ответ стюард высказал сомнение, могут ли подозрения биолога быть основанием использования НЗ. В результате получасовой словесной дуэли и вмешательства Маклауда, Энни было предложено или провести свой анализ в течение получаса, или обратиться к капитану за разрешением воспользоваться НЗ.
- Ну, и почему вы ко мне не обратились по общей связи? спросил Старс.
- Я пыталась, капитан! Но вы не ответили. Еще я подумала, что неплохо бы принести и показать вам образцы. Ну, чтоб для наглядности
- Ясно. Объясните теперь, что грозит нам при использовании этой вашей водоросли. Если ваши подозрения обоснованы и подтвердятся?
- Возможны варианты от несварения, до пищевого отравления и даже рака.
- Не очень радужно Кухня! Старс тронул клипсу общей связи, - Говорит капитан.
- Камбуз слушает, капитан.
- Ребята, загрузите биомассу на ужин из холодильника. Тут у меня биолог, она грозится как минимум поносом. Извините, - это он уже Энни.
- Есть, капитан! и прежде, чем интерком отключился, присутствующие услышали взрыв хохота «громил Скомброзы» на камбузе.
- Ситуация разрешена? обратился к вновь смутившемуся биологу Старс.
- Да, сэр.
- Тогда идите и займитесь своими тестами. И еще, Энни, если ваши подозрения оправдаются, как долго мы будем истощать НЗ?
- О, сэр, не стоит беспокоиться 2-3 дня и я восстановлю необходимое количество хлореллы! Вы не представляете, какая удивительная эта водоросль
Маклауд, как истинный джентльмен, под руку проводил даму, все еще пытающуюся прочитать лекцию капитану, к выходу.
Ужин прошел без замечаний. Но атмосфера в кают-компании была далека от праздничной. Разворот звездолета уже был завершен и «Индевор» тормозил «всеми четырьмя». Астрономы вновь доложили об отсутствии крупных объектов. Теперь уже и в оптическом диапазоне. Поздно ночью, перед самым сном, пришел подробный отчет из лаборатории пищевой микробиологии. Энни разобралась со своей хлореллой экипажу ничего не угрожало. Культура, которая была загружена в контейнеры корабля «слегка» отличалась от тех, с чем работали во многих подобных лабораториях Земли. Перечислялось множество преимуществ данного вида, но для капитана осталось непонятно, почему специалист, отвечающий за данный вопрос, оказался непосвященным. Старс сделал заметку в личных записях, с намерением во всем разобраться. Уснул он с мыслью, какие еще сюрпризы приготовили организаторы экспедиции.
Следующий день прошел в более нормальном, рабочем режиме. Страсти от пережитого накануне ЧП улеглись, люди занятые работой обрели душевное равновесие. Из случившегося в этот день, можно отметить красивый фейерверк запуска в систему несколько десятков беспилотных автоматических зондов. Картинку наблюдали в режиме реального времени и в записи, передаваемую с расстояния в 10 км шатлом, предусмотрительно выведенным одним из «голубей Скомброзы» на удобное для обзора расстояние. Старс похвалил генерала за находчивость и тот скромно промолчал, что эту идею ему подсказали из обсерватории. Вторым происшествием стало спасение молодца из команды Скомброзы стюарда. Молодой человек, никогда в жизни не испытывавший состояния невесомости, в свободное от вахты время забрался в ангар планетарной техники. Гравитация в ангаре отсутствовала и парень полетал в свое удовольствие. Проблема возникла, когда этот любитель острых ощущений остановился посреди огромного зала, между полом и потолком. Побарахтавшись с полчаса в бесполезных попытках добраться до какой либо опоры, парень запаниковал воздух в скафандре заканчивался. Вызванная по радио подмога, сначала вволю поснимала потуги парня на видео, и лишь потом отбуксировала пострадавшего к спасительному выходу. Съемками (и комментариями к ним авторов) любовалась вся смена за ужином. Наказывать никого не стали, видеоролик обещал стать классикой учебного пособия по технике безопасности. Впрочем, и Оскара ни съемочная группа, ни исполнитель главной роли тоже не получили. Группа навигации, после почти суточной вахты, покинула свои места «Индевор» вышел на спиральную орбиту сближения со светилом и дальше управлялся исключительно автоматикой. Перед сном Старс посмотрел личное дело Энни Браун. Кроме всего прочего, выяснилось, что они из одного интерната, только Энни выпустилась оттуда пятнадцатью годами позже. Старсу вспомнилось, что где-то в эти годы он, уже планетарная знаменитость, был на выпускных вечерах интерната. Возможно, корни смущения Браун именно оттуда.
Случилось это «ночью». Без нескольких минут три корабельного времени капитан был разбужен настойчивым зуммером вызова интеркома. На ощупь Старс натянул на голову гарнитуру:
- Капитан, - злым сонным голосом рявкнул он в микрофон.
- Дежурный астроном, Аркадий Ребров. Капитан, вас срочно просят пройти в обсерваторию!
- А до утра подождать никак?
Вопрос повис в пустоте слегка шуршащего эфира. Астроном уже отключился. Чертыхаясь и путаясь в комбинезоне, Старс начал собираться, надел всю «бижутерию», зачем-то прихватил ноутбук, по привычке рванул в сторону капитанской рубки. Остановился, прислушался к собственным ощущениям и вдруг понял, случилось что-то из ряда вон. Обсерватория находилась во второй зоне, поэтому капитан вызвал «электричку» - горизонтальный лифт, на самом деле похожий на миниатюрную электричку на 15 посадочных мест. Уже в электричке вышел на связь Эйнштейн:
- Капитан, вы уже в пути?
- Само собой. Вальтер, что стряслось?
- Поторопитесь, - ответил академик, словно не слыша вопроса.
- Я не на машине, черт возьми! вспылил капитан и отключился.
Спустя несколько минут Старс ворвался в помещение астрономов злой и крайне обеспокоенный. В обсерватории царил полумрак, четверо ученых, среди которых фигурой выделялся научный руководитель, напряженно смотрели на демонстрационный экран, занимавший значительную часть одной из стен. На экране в черноте космоса багровел огромный диск звезды.
- Извините, если отвлекаю, кто-нибудь посвятит капитана корабля, что происходит?!
Все четверо разом повернулись к нему. Из-за сумрака и пылающего в глаза (хоть и фильтрованного) светила, Старс не разобрался кто отвечает:
- Эх, чуточку бы раньше!
- Да, похоже, это был последний, - по голосу Старс узнал Вальтера, - Проходите, капитан, садитесь в свободное кресло. Включите запись с первого! это он уже своим подчиненным.
- Ну-ну, загадочные вы мои, посмотрим запись
Экран потемнел на несколько мгновений и вновь вспыхнул красным косматым диском. Размер звезды был с метр диаметре, что указывало на приличное увеличение изображения. Вначале Старс тупо таращился на звезду Бернарда ничего не понимая, но вдруг зрение выхватило на правой окраине багрового диска черный кружок. Здоровенный такой, сантиметра 3 в диаметре, геометрически абсолютно правильный, что напрочь исключало версию солнечного пятна! Он едва заметно перемещался справа налево, практически по экватору звезды.
- А я что говорил! Старс простер обе руки к экрану, - планета! Астрономы хреновы, 3 дня найти не могли, а она вот, прошу любить и жаловать!
- Увеличьте скорость воспроизведения, - Вальтер говорил удивительно спокойным голосом, удивительно для данной ситуации.
Пятнышко поплыло быстрее, чуть наискосок, сверху вниз, пересекая экватор звезды. Старс с благодарностью смотрел на черное пятнышко, все эти дни его немного беспокоило то обстоятельство, что планету, которую он почувствовал при пробуждении, вдруг куда-то исчезла. Планетка уже докатилась до края багрового диска, и капитан попытался встать из кресла, но его неожиданно остановила тяжелая рука Вальтера Эйнштейна.
- Еще не все, капитан. голос академика был глух и даже зловещ.
- ?!
- Правый край звезды, - подсказал кто-то из-за спины.
Справа на диск звезды вновь наползал черный кружочек планетки, точная копия предыдущей!
- Это, что? Старс строго посмотрел на Эйнштейна. Вряд ли в сумраке консерватории академик рассмотрел лицо капитана, но точно отреагировал на поворот головы и тон:
- Это не повтор, капитан, дальше будет еще интересней!
Планетка резво пробежала по диску и на смену ей, с того же места, через несколько мгновений, стартанула следующая! Не поворачивая головы, Старс задал вопрос, ни к кому конкретно не обращаясь:
- Сколько их? В общем докладывайте все.
- Аркадий? по возникшей паузе нетрудно было догадаться, что академик общается по интеркому, - хорошо, продолжайте в том же духе.
- Шесть. это уже капитану.
- Местный парад планет? Старс намекал на кучность наблюдения.
- Нет, капитан, по нашим данным они все на одной орбите!
- Шутишь?!
- Отнюдь. Только что обработали данные с «Индевора», успели получить картинку последнего объекта.
- А эта запись откуда? жест в сторону экрана, где проплывал очередной черный пятачок по раскаленной сковородке.
- Это с зонда, вчера запустили в сторону Бернарда. Его задачей было исследование фотосферы
- Что еще, - нетерпеливо перебил Старс, чувствуя, что это не все странности.
- Диаметр объектов, - Эйнштейн настойчиво избегал термина «планета», - по предварительной оценке 500-700 км, расстояние между ними чуть более 20-ти тысяч.
- Ого!
- Скорость 22-25 километров в секунду, несколько великовата для круговой орбиты. Орбита, скорее всего элептическая и строго перпендикулярна направлению собственного движения звезды, сейчас они находятся на расстоянии от нее чуть более астрономической единицы. Но самое странное эти штуки совсем не обнаруживаются гравитационными датчиками!
- А должны?
- Их общая масса тянет на приличную планету! Да и каждый в отдельности вполне бы мог быть обнаружен. Мы уже второй час ищем их в оптическом диапазоне, но как только объект уходит с диска звезды, он исчезает! Они практически не отражают света!
- Постой, Вальтер, возможно для наблюдения у нас не совсем удачная позиция?
- У нас, вполне. Мы же 15 часов как на круговой , ну почти, орбите и, в отличии от зонда, могли бы наблюдать вполне заметный серп освещенной стороны объектов.
Включился свет. Запись завершилась, но капитан так был поглощен сообщением научного руководителя, что пропустил последние ее минуты. Старс встал, повернулся к выходу и обнаружил серьезное пополнение в обсерватории. В помещении находилось уже человек 10-12, в том числе створ входа перекрывала хмурая фигура Скомброзы. Кивнув в качестве приветствия генералу, Старс вернулся к «допросу» академика:
- Что думаешь по поводу всего этого?
- Пока недостаточно информации, да и ту, что есть, будем перепроверять. Но предлагаю в качестве рабочей гипотезы принять, что объекты искусственного происхождения. Соответственно этому и все дальнейшие наши действия.
Старс вновь обернулся к двери и посмотрел на Скомброзу, тот молча кивнул, соглашаясь на предложение Эйнштейна, и вышел из обсерватории.
- Хорошо, принимается в качестве рабочей гипотезы. Можно ознакомится, в общих чертах, что вы собираетесь предпринять? капитан, неожиданно для себя, перешел на сухой официальный тон. Как-то вдруг пришло осознание того факта, что Вальтер, скорее всего, прав. Внутри появилось ощущение натянутой струны, напряжение от ожидания чего-то значительного, можно сказать, исторически-значимого.
- Прежде всего, обозначим свое присутствие в системе так, чтобы последнему астероиду было ясно мы мыслящие, разумные и находимся здесь по собственной воле. Далее всеми доступными средствами начинаем изучать объекты, разумеется, дистанционно, неразрушающими методами. Даже если мы имеем дело с автоматическими, беспилотными станциями имеет смысл обойтись с ними крайне деликатно. Ну, а если обнаружатся представители разумной культуры, - академик слегка запнулся на определении, что же разумное тут можно обнаружить.
- На этот счет есть вполне однозначные инструкции и алгоритмы, - Старс жестом руки отсек эту часть мероприятий.
- Более детальный план мероприятий разработаем по ходу поступления новых данных, а пока все. Вопросы безопасности за службой Скомброзы, я думаю, он уже начал этим заниматься
- Какие будут указания по режиму и маршруту движения звездолета? на недоуменный взгляд Эйнштейна, капитан досадливо дернул головой, - Вальтер, ты ж понимаешь, с этой минуты все подчинено научному руководству экспедиции, я у тебя в подчинении, а не наоборот!
- А! Ну, хорошо Пока никаких изменений в маршруте делать не надо так же по спирали к звезде, конечная дистанцияОб этом поговорим позже.
Старс кивнул, принимая распоряжение, и удалился к себе. По дороге мысли, перебивая друг друга, лезли в голову назойливым роем. Разные. Но, в основном, тревожные. Зайдя на минуту в рубку, связался с генералом и отправился в одну из его операторских.

_________________
Woaland © 2016
Вступайте в "Воландовский клуб"!


Вернуться к началу
 Профиль Personal album  
Ответить с цитатой  
Показать сообщения за:  Поле сортировки  
Начать новую тему Ответить на тему  [ Сообщений: 19 ]  На страницу 1, 2  След.

Часовой пояс: UTC + 3 часа


Кто сейчас на конференции

Сейчас этот форум просматривают: yandex[Bot] и гости: 1


Вы не можете начинать темы
Вы не можете отвечать на сообщения
Вы не можете редактировать свои сообщения
Вы не можете удалять свои сообщения
Вы не можете добавлять вложения

Найти:
Перейти:  
cron
Russian America Top. Рейтинг ресурсов Русской Америки. Ideas Keeper independent news agency Уровень доверия для woaland.ru - 2.21 Ожидаемый PageRank для woaland.ru - 3.42 woaland.ru Tic/PR
Powered by Woaland® Forum Software © phpBB Group
Русская поддержка phpBB

{SAPE_LINKS}