Текущее время: 16 июн 2019, 04:21
Временно обретаюсь на форуме "Акулизм"

Часовой пояс: UTC + 3 часа




Начать новую тему Ответить на тему  [ 1 сообщение ] 
Автор Сообщение
СообщениеДобавлено: 13 июл 2011, 18:50 
Не в сети
Администратор
Администратор
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 03 июл 2011, 18:31
Сообщения: 4297
Images: 115
Откуда: Набережные Челны
Medals: 2
2000 сообщений (1) Птица говорун (1)
Has thanked: 510 times
Have thanks: 508 times
Этот рассказ - выжимка из повести для конкурса, где меня ограничили в знаках. Пока выложил этот вариант, но скоро допишу повесть - так как ее и задумывал...
Изображение

«Ваше Императорское Величество!
Позволю себе отвлечь Ваше высочайшее внимание очередным своим отчетом. Речь идет об обитаемой, исследуемой мной системе XXXL-2112-MG, перспективной в плане расширения влияния Империи в северо-западном направлении.
Последние два месяца, напряжение между обитаемыми мирами достигло апогея. Ситуация подогревается тем, что одной из цариц Инсектоидов удалось распространить свое влияние на существенную часть планеты (не могу достоверно назвать количество родов-роев попавших под ее влияние – все же мне приходится изучать ситуацию дистанционно). Покончив с междоусобными, внутрипланетарными войнами, новый лидер устремила свои милитаристские взгляды на соседей по планетарной системе – гуманоидов Ледяного мира. В обществе усиленно раздувается…»


- Макар, свяжи мне слова «ксенофобия» и «истерия», - Флоризов повернулся к секретарю и тот мгновенно замер, как кролик перед удавом.
- Истерическая ксенофобия…
- Умник, так и я могу. А если наоборот?
- Наоборот, что, Ваше Высочество?
- Из «ксенофобии» образуй прилагательное.
- Зачем?
- Макар, я тебе за что плачу? За дурацкие вопросы?
- Боюсь, что за дурацкие ответы, Ваше Высочество, прибавка к жалованию может принять величину отрицательную…
- Логично. Ладно, потом допишу… А позови-ка, голубчик, полковника. Я думаю, пора провести нам военный совет.
- Кроме полковника еще кто-то нужен?
- Пригласи, пожалуй, и Бороду.
Макар учтиво отвесил принцу изящный полупоклон и выскользнул из кабинета. Из-за полуоткрытой двери зазвучал его приятный баритон, вызывающий капитана звездолета и профессора: « В личные апартаменты Его Высочества принца Флоризова…».
В ожидании приглашенных принц подошел вплотную к стене, исполнявшей в данный момент роль внешнего обзорного экрана, и с помощью пульта включал-выключал изображение. От этих манипуляций стена, то протаивала гипнотической бездонностью открытого космоса, то превращалась в мутное зеркало. Невольно принц задержался взглядом на своем отражении. Среднего роста, довольно стройный (впрочем, не юноша) мужчина в самом расцвете сил, с высоким благородным лбом под тщательно уложенными назад рыжими волосами. Картину портили кукольно-васильковые глаза и нос картошкой – славянские корни, чтоб их… Операция по изменению цвета глаз на серо-стальной оказалась аферой, чуть не стоившей ему зрения, после чего он зарекся обращаться к пластическим хирургам. В связи с чем планам по изменению формы носа и подбородка не суждено было осуществиться. Впрочем, свой подбородок ему нравился – задорный такой, с ямочкой. Принц улыбнулся себе обычной, чуть капризной улыбкой: «главное не внешность, главное – внутреннее благородство» - привычно успокоил он критика внутри себя. Бегло поправил кружева на груди и рукавах, критически осмотрел ухоженные пальцы, подышал на изумруд перстня и слегка потер его о рукав своего делового сюртука, сегодня темно-фиолетового. После чего легким нажатием пальца утопил свое отражение в бескрайних просторах вселенной, в безумном водовороте звездного скопления по имени Млечный путь. Экран смотрел почти прямо на ядро галактики. Вдруг краски и яркость звезд слегка поблекли – в объективы наружки вплыла звезда системы и включилась фильтрация изображения. За полгода пребывания в этой планетной системе, принц вволю насмотрелся на лохматый диск оранжевой звезды, поэтому без колебаний отвернулся от экрана. Он уселся за рабочий стол и стал перечитывать недописанный отчет Императрице.
Легкое покашливание отвлекло его от словотворчества на тему «ксенофобия». У дверей его просторного кабинета топтались приглашенные – «полковник» Фриц фон Бахер, капитан его личного звездолета «Англия», Семен Семенович Борода – блестящий ученый с энциклопедическими познаниями в самых разных областях науки и, разумеется, Макар. Увидев эту троицу, принц невольно улыбнулся. Совершенно случайно приглашенные выстроились по ранжиру. Слева – высокий и мощный фон Бахер, капитан первого ранга в отставке космического флота Ее Императорского Величества (длинное флотское звание фон Бахера было сокращено принцем до «сухопутного» полковника, к чему тот, впрочем, отнесся спокойно, учитывая величину вознаграждения, которую принц ему платил). В середине – Борода, с глуповато-задумчивым лицом и кривоватой улыбкой, которые могли ввести в заблуждение всякого, кто не знал Семен Семеновича близко. Фигурой Борода был менее массивен, чем полковник, но заметно крупнее стоящего справа тонкого изящного Макара. Это юноша вежливым покашливанием привлек внимание хозяина кабинета, сообщая о выполнении поручения.
- Спасибо, Макар, - Принц кивком головы одобрил исполнительность секретаря, - организуй нам, голубчик, кофе, фрукты и… ну, сам понимаешь. Господа! – принц широким жестом указал на гостевые кресла, - Я считаю, пришло время выработать нашу дальнейшую линию поведения в этой системе. Очень надеюсь на вашу помощь.
- А мы что, собираемся менять эту линию? – Борода поерзал в кресле, усаживаясь поудобнее.
- В свете последних событий на планете инсектоидов, мы можем быть вынуждены это сделать! – Флоризов обреченно развел руками.
- Иннокентий Андронович, о каких событиях идет речь? – Борода упорно величал принца по имени отчеству, отказывая ему в титуле.
– А разве не Вы, уважаемый профессор, докладывали мне о последних политических успехах одной из цариц этих… богомолов?
– И что из этого следует?
– А следует из этого, уважаемый, что агрессии против соседей-гуманоидов уже не мешают их внутренние конфликты. Вполне логично ожидать, что они направят свою агрессивность вовне. Вот и полковник мне докладывает, что активность на орбите планеты, а также на планетарных стапелях заметно усилилась. Активно строят космические аппараты.
– Совершенно верно, Ваше Высочество, определенно строят большие грузовые корабли и ракеты-носители для вывода их частей на орбиту. Спешно восстанавливают и модернизируют орбитальные строительно-монтажные станции. Военные действия идут на планете лишь на Островах, да и то весьма вяло.
– Надо же… Мне такая мысль в голову не пришла, – Борода всем своим видом показывал, как далек он от политики, – Ну, допустим, они готовятся к звездным войнам, это их проблема. Каждый волен сходить с ума по своему, а мы-то тут при чем? Будем продавать билеты в ложу на предстоящий спектакль?
– Как раз наоборот, я вижу наш долг, как представителей высокоразвитой цивилизации, не допустить межвидового конфликта!
Капитан и профессор с удивлением уставились на принявшего торжественно-благородный вид принца. Пауза затягивалась. Не дождавшись аплодисментов, Флоризов «снял» маску величия и заинтересованно спросил:
– Что вы об этом думаете?
Профессор с глуповатым видом развел руками. Полковник смущенно кашлянул в кулак. Он понимал, что затея принца, скорее всего, ляжет на его плечи, поэтому дипломатично ждал развития мысли от автора идеи.
– Ну, хорошо, – Флоризов с притворно-раздосадованным видом уселся за стол. На самом деле он не ждал от подчиненных инициативы, полагая, что по статусу своему и благородству, априори, находится выше них. А значит, видит дальше и глубже. – Макар! Где кофе?
Секретарь материализовался у входа с подносом в руках. На нем дымились три большие чашки кофе, широкое блюдо с фруктами из оранжереи и плетеная корзина с булочками.
– А сахар и сливки?
– Все включено, Ваше Высочество! Я в курсе вкусов присутствующих господ, – ответил Макар на молчаливый вопрос патрона.
Некоторое время, молча, пили кофе. Наконец, вволю насладившись томительным ожиданием подчиненных, принц с важным видом начал излагать план их дальнейших действий.
– Полагаю, что аборигенам пора узнать о нашем присутствии. Я считаю, что их необходимо познакомить с нашими успехами в звездной экспансии, дипломатии, технике и с нашей культурой. Как конфедерация различных звездных рас, под руководством человечества, успешно решает великие задачи по освоению вселенной. Я собираюсь донести до них, как бесперспективна межвидовая конфронтация, и что, наоборот, сотрудничество открывает для них великолепные перспективы в развитии обеих цивилизаций! Я лично готов выступить посредником в переговорах по урегулированию ситуации. Это в общих чертах, господа. Детали, тактику, так сказать, предлагаю разработать общими усилиями. Попрошу высказываться, – пригласил принц к диалогу присутствующих, но тут же ограничил границу дозволенной критики, – конструктивно. Ваше мнение, Семен Семенович?
– Как-то это все слишком декларативно, Иннокентий Андронович. Мы еще слишком мало знаем об обоих мирах. Но даже поверхностное знание, ставит ряд сложных проблем. Возьмем, к примеру, инсектоидов. Обычные, с точки зрения землянина, ройные насекомые, с явными признаками разделения функций и иерархией, свойственными этому виду. При этом удивительно высокий индивидуальный интеллект существ, объем их мозга и его сложность не уступает человеческому!
– Семен Семеныч! Давайте ближе к теме!
– Так я к теме и веду, Иннокентий Андронович! Что мы знаем о разумных насекомых? Каковы их моральные ценности? Можем ли мы сопоставлять свою шкалу нравственности с их? То же рабство возьмите! Лишили богомола семенника, и пожалуйте – недонасекомое, причем для своих соплеменников, в том числе!
– Семен Семеныч! А рабство тут при чем?
– Да просто, до кучи. Лично я, Иннокентий Андронович, не знаю, как убеждать разумного богомола в необходимости межвидового сотрудничества. Какие такие струнки их богомольной души я должен затронуть… Их реакцию на соседей-гуманоидов Вы знаете. Как я понимаю, с ними просто истерика случилась!
– Мне кажется, – вмешался в разговор, молчавший доселе фон Бахер, – сначала они просто испугались. На их планете нет крупных млекопитающих. Истерика же началась, когда их ученые сопоставили пришельцев и мелких грызунов их родной планеты. Эти грызуны, кроме прочего, питаются личинками насекомых, особо не разбираясь, чьи это личинки. Инсектоиды считают гуманоидов прямой угрозой существования своему виду.
– Спасибо, капитан, я к этому и вел. Боюсь, что с нашим багажом знаний об этом виде, мы не готовы вести с ними плодотворные переговоры. Что касается гуманоидов, то они агрессии не проявляют. Не получилось у них контакта с соседями, но, по моему мнению, они не выглядят от этого сильно расстроенными. Удивительно замкнутая на себя цивилизация. Мои коллеги считают, что теоретически местные гуманоиды вполне готовы к межзвездным полетам, но даже ближний космос они изучают весьма вяло. За безопасность «горилл» я бы не беспокоился – они вполне способны за себя постоять…
– Тут, профессор, есть другая опасность, – вновь включился в разговор капитан, – гуманоиды, как бы миролюбиво они не выглядели, могут пойти на превентивные меры. Если они узнают о готовящейся агрессии… Даже не если, я уверен, они уже о ней знают!
– Да, у них очень хорошие телескопы, – согласился Борода.
– Дело даже не в телескопах, – махнул рукой капитан, – я Вам еще не докладывал, принц, по нашим наблюдениям, с большой долей вероятности, на планете инсектоидов есть секретная база гуманоидов.
Новость вызвала живой интерес у присутствующих, даже Макар удивленно встрепенулся у себя в «предбаннике» кабинета принца.
– Уж не знаю, где они ее прячут, как она снабжается, и кто там работает, но с планеты регулярно отправляется хорошо зашифрованная информация узконаправленным электромагнитным лучом.
– Может автоматическая станция слежения? – высказал предположение принц.
– Возможно, – согласился капитан, – допускаю, что это вообще климатическая или физическая аппаратура гуманоидов – осталась с первого и единственного их визита к соседям. Но интуиция мне подсказывает, что это все же станция наблюдения за инсектоидами, и не безлюдная… Так вот, с помощью телескопов, или непосредственно с планеты инсектоидов, «гориллы» знают о готовящемся вторжении. Имея определенное техническое и научное превосходство, они могут захотеть обезопасить себя от агрессии соседей раз и навсегда. Изготовить необходимое количество ядерного оружия им не составит большого труда.
– Тем более, что ядерной энергетикой они уже пользуются… – согласился профессор.
– Вот видите! Вы и сами подтверждаете, что нам просто необходимо вмешаться, чтобы избежать взаимного уничтожения!
– Не уверен, Ваше Высочество. Мы располагаем хорошим звездолетом, одним из лучших в Империи, но нас тут всего тридцать человек, нам остро не хватает специалистов и специальной аппаратуры, мы едва знакомы с языком и почти ничего не знаем о психологии местных разумных. А еще, судя по всему, у нас острая нехватка времени – военный конфликт может начаться в ближайшие месяцы. Мне кажется, нужно срочно обратиться к Конфедерации, или хотя бы к Имперским силам безопасности…
Флоризов нервно заходил по кабинету. Теперь и ему ситуация не казалась столь уж очевидной, как и его роль и возможности в ней. Но, что точно не входило в его планы, так это приглашать сюда силы безопасности Империи, тем более Конфедерации. Он вообще сомневался в способности конфедератов договориться о чем либо – слишком много было в ней представлено инопланетян, которых он плохо понимал. Но, самое главное, это было его личное дело, его шанс «спасти мир», который он не собирался упустить.
– Ладно, поговорили, – наконец сказал он, давая понять присутствующим, что совещание окончено, – Возможно, вы и правы, к переговорам мы еще не готовы. Давайте подумаем, как мы можем помешать этим засранцам поубивать друг друга, не прибегая к помощи извне. На этом я настаиваю! Обменяемся мнениями через пару-тройку дней…

… Треск крыльев и скрежет жвал. Страх и тревога вперемешку с агрессивностью. На огромном экране, с трибуны рычит разгневанная царица, ударяя в такт рубленым фразам боевой рукой по трибуне:
– Роям грозит реальная угроза! Когда-нибудь «огромные крысы» прилетят и сожрут всех ваших личинок! Прервется Священный Род! Пришло время разорвать путы страха! Пришла пора решиться на прыжок через пространство и разорвать врага в его ледяном мире! Окрасим рыжей вязкой кровью реки и моря проклятого врага!
Восторженный стрекот. Самцы устрашающе гремят рогатыми затылками по надкрыльям, словно призывая соперников на брачный бой. Рабы совершают стремительные прыжки, окруженные вихрем ритуальных лент – в основном рыжих и красных. Они изображают «рыжих крыс», и некоторые из них умрут…


Вязкая тишина окутала Зал Старейшин. Лишь всполохами вспыхивает шепот под широкими сводами. Сегодня на Совет пришли все, даже те, кого не ждали – те, кто заслужил по возрасту «шум ветра». Страшное, неестественное решение пришли принимать Старейшины. Лица их сосредоточены.
Под аккомпанемент тишины широким решительным шагом в Кольцо Слова выходит Принимающий Решение:
– Священна жизнь! И страшно решать, когда любое решение – зло. Но так уж вышло, что это решение пришлось на нашу долю. Совет выслушал всех, кто нашел в себе силы высказаться. Я лишь выражаю общее мнение – решение Совета. Мы вышлем в пространство шесть управляемых кораблей, для встречи с неизбежным. Пошлем самых смелых и умелых сынов и дочерей Ледяной Обители. И пусть им сопутствует удача. Велик шанс, что они встретят свой «шум ветра» в пустоте, но Ледяная Обитель вынуждена пойти на эту жертву. Если пришельцы прорвутся, что ж… Нам будет не в чем упрекнуть себя.


Принц трижды собирал совещание по ситуации в системе. Капитан корабля в основном отмалчивался. Как человек военный, он понимал, когда аналитики придут к соглашению, ему придется выполнять приказы. Сейчас же он не видел никаких вариантов противостояния двум населенным планетам, даже имея хорошо оснащенный звездолет. Если решение проблемы и было, то оно должно быть уж совершенно нестандартным.
Спорили, в основном, принц и профессор. Принц предлагал различные авантюры, а профессор методично разбивал их в пух и прах. Однажды приглашали лингвиста из команды Бороды – искали в семантике языков аборигенов ключ к их моральным и этическим ценностям. Или слабости. Если язык гуманоидов имел более или менее понятную фонетическую основу, то стрекотание и свист инсектоидов можно было лишь банально интерпретировать с основными понятиями жизнедеятельности и названиями предметов. Но в том и другом случае, не хватало знаний истории народов обитаемых планет. Поиски были тщетны, оставалось только гадать, или надеяться, что глобальные ценности живых форм – инстинкт самосохранение, семейные узы, патриотизм и пр. хоть в какой-то степени будут работать.
Между тем, с орбит обитаемых планет приходили все новые сведения. Были они неутешительны. Инсектоиды строили большой транспорт, состоящий, по меньшей мере, из полутора десятка больших грузовых кораблей и пяти кораблей сопровождения. Отмечалась активность и у гуманоидов. Но их флот был куда скромнее. На орбите оснащались шесть небольших космических аппарата, зато готовились они значительно тщательнее. Транспортные ракеты доставляли с поверхности какие-то грузы, аппараты облачались в крепкую броню, на них монтировались какие-то навесные устройства, предположительно, оружие. Все говорило за то, что флоты собираются отправиться навстречу друг другу. Причем космическое рандеву могло стать сюрпризом для инсектоидов.
Когда на транспорты инсектоидов начали грузить «живую силу», а попросту, набивать их богомолами, находящимися в спячке, стало понятно, что война неизбежна, а по сути, уже началась. Именно тогда, в недрах команды «Англии» родилась идея (автор пожелал остаться неизвестным). Чьи-то услужливые уста донесли эту мысль до ушей принца, который и выдал идею за свою. Он вызвал на очередное, четвертое совещание капитана и профессора Бороду и задумчиво изрек:
– А что, господа, если мы не в состоянии договориться с аборигенами, или предотвратить начало войны, может нам устроить небольшой трюк в космосе, и исключить их встречу по пути?
– Как это устроить, и что это нам даст? – тут же откликнулся профессор.
– Ну, устроить можно довольно просто, учитывая, что корабли будут идти по заранее рассчитанным орбитам, практически по инерции. Судя по всему, их возможности по коррекции курса весьма ограничены. В отличие от нас. Мы же можем дистанционно воздействовать на их корабли и исключить встречу, даже вернуть на орбиты своих планет?
– Теоретически, да. Только нам дополнительно понадобятся генераторы гравитационного поля. Мощные. Пожалуй, мощнее, чем есть на нашем звездолете.
– Вот и чудно! Я свяжусь по надпространственной связи с Императрицей и попрошу пару таких генераторов. Взаймы.
– А мы успеем? Переброска потребует дней пять-семь… – вступил в разговор капитан, он смутно начинал понимать, в чем заключается идея принца.
– Если профессор назовет приблизительную мощность генераторов, то я готов обратиться с высочайшей просьбой хоть сегодня вечером.
– Назвать будет несложно, ошибку потом можно будет компенсировать расстоянием воздействия. Но что это нам даст?
– Время, дорогой профессор! А еще ощущение безнадежности предпринятого ими демарша. И тут могу появиться я и пообещать, что и впредь не допущу конфронтации.
Флоризов надменно вздернул подбородок и заложил пальцы правой руки за отворот сюртука. Не хватало треуголки. Идея была настолько безумной, что могла и сработать. В самом деле, вы летите по тщательно рассчитанной траектории, в полной уверенности, что приближаетесь к намеченной цели. А в конце пути выясняется, что вернулись в исходную точку! При этом никакого внешнего воздействия вы не ощущаете, в этом Борода был уверен на все сто. Ни местные гуманоиды, ни, тем более, инсектоиды датчиками гравитации не обладали, кроме собственных тел. Изящно! Даже если путешественники будут периодически проверять свое положение, что тоже весьма проблематично, кроме начала и конца пути, в непосредственной близости от планет, заметить отклонение от маршрута будет непросто. В отличие от аборигенов, люди обладали тысячелетним опытом нескольких цивилизаций ориентации внутри звездных систем и в межзвездном пространстве, а также активной навигацией при помощи несопоставимых по мощности двигателей. Оставалась еще дистанционная ориентация космических аппаратов. С планет могли сообщить о заметном отклонении от курса, но вот возможности по коррекции его у местных космонавтов были прямо сажем никакие. Однако профессор не хотел так просто сдаваться:
– Иннокентий Андронович, Вы упомянули время, правильно я Вас понял, что вы все же собираетесь прибегнуть к помощи Конфедерации?
– Совершенно неправильно, профессор. Время я упомянул в том контексте, что перемирие у инсектоидов хрупкое и неудача похода может вновь ввергнуть их в конфронтацию и борьбу за власть. И им опять станет недосуг заниматься звездными войнами. А мы тем временем найдем подход к их чувственным стрункам души, если она у них есть…
– Вы что же, собираетесь провести в этой системе остаток жизни?
– Почему Вы так решили? – удивленно вздернул бровь Флоризов.
– Задача постижения психологии инсектоидов может занять много времени, если она вообще имеет решение… Для нас, разумеется.
– Вы думаете?
– Знаю.
– Что ж, – легко согласился принц, – давайте, тогда решим локальную задачу, а дальнейшую судьбу системы вручим умникам из Конфедерации. Возможно, корону заинтересует протекторат над данной системой, тогда улаживание конфликта между ее обитателями станет заботой службы безопасности Империи…
Будучи наследником самого большого в Империи наследства, принц Флоризов был лично знаком со многими членами императорской семьи. С Императрицей Викторией, когда та еще была одной из наследных принцесс, у него был даже бурный роман. Но после коронации, которая исключала замужество монаршей особы по закону, принц покинул столицу. Стать любовником Виктории (что было вполне в обычаях императорского двора) он не захотел – опасался оказаться в эпицентре дворцовых интриг. Хоть он и был позером и авантюристом, но для выживания при дворе требовались беспринципность, хитрость и нахальство, граничащее с хамством. Этими качествами Флоризов не обладал. Купив прекрасно оснащенный звездолет двойного назначения и набрав команду таких же отшельников и изгоев, принц ушел в дальний поиск. Регулярно он слал Виктории отчеты о сделанных им открытиях из разных уголков галактики, но личными просьбами не беспокоил. Время и расстояние на удивление неэффективно лечили его душевные раны, поэтому Флоризов сильно волновался, готовясь к прямому видеоконтакту с предметом своей страсти. Помнит ли об их чувствах? Захочет ли помочь?

Тринадцать миллиардов верящих в правоту набега. Полтора миллиона храбрых воинов и отборных рабов, готовых бросить голову на алтарь искупления позора. Грандиозный успех разума и производства, фантастический бросок через пространство – вот результаты решительной борьбы великой царицы! Когда караван космических кораблей растворился в кромешной тьме пространства, царица провозгласила приход новой эры. Эры покорения пространств за пределами Мира. Неверящие и непокорные заранее приговорены к смерти. Как среди ее расы, так и среди иных. Восторженный треск горячих сторонников великой царицы прокатился по Миру от края до края – трепещите, враги!

Весть о начале нашествия пришла через пустоту со скоростью света. Ледяная Обитель встретила страшное известие с болью и решимостью. Жители селений, от мала до велика, вышли из жилищ, взялись за руки, образуя ритуальные кольца Единства. Их лица были обращены к небу, голубому или звездному, в зависимости от того когда застала их страшная весть. Остановились предприятия, транспорт, прекратились занятия в школах всех ступеней, лишь немощные и больные не смогли встать в Кольцо. Особое Кольцо образовали двадцать четыре Героя, которых ждал полет в великой пустоте и страшный подвиг. Они пели «шум ветра», ведь у них почти не было шанса вернуться – каждый экипаж был готов направить свой корабль в страшный таран, если будет такая возможность и цель. Те, что готовили миссию, делали все, чтобы целей не было. Ни один корабль агрессоров не должен прорваться сквозь заслон из шести небольших боевых лодок, вооруженных всем, что смогла придумать Ледяная Обитель, за то время, что ей было отпущено. Следовало еще тщательно вычислить траекторию полета чужого флота и направить заслон точно в лоб. Времени на атаку будет исчезающе мало, противники будут сближаться на чудовищных скоростях. Все решат считанные мгновения и удача. В этот день в языке Мира появилось новое страшное и непривычное слово – «смертельный враг»…
Корабли Инсектоидов можно было увидеть разве что на экране радаров, да на моделирующей панели в капитанской каюте. Караван летел, словно облако дроби выпущенной из ружья. Без какого либо строя или системы, соблюдая лишь безопасное расстояние между аппаратами – от трехсот, до тысячи километров. Корабли почти не отражали света звезды и не имели габаритных огней. Это были примитивные конструкции, состоящие из цилиндрических корпусов, с прилепленными к ним топливными баками и двигателями. Они оказались на удивление послушной мишенью, никак не отреагировали на изменение скорости и направление полета – покорно ушли на круговую орбиту, догонять свою планету. Похоже, они даже ничего не заметили. Мысленно пожелав им счастливого пути, Флоризов дал команду лететь к флоту лохматых гуманоидов.
Через сутки пришел доклад, что «гориллы» в пределах видимости корабельной оптики. Их небольшие и даже в чем-то изящные корабли, летели компактной группой. «Англия» подлетела к ним довольно близко, и принц имел удовольствие рассмотреть их, блестевших в лучах светила, через оптику. В отличие от Инсектоидов, гуманоиды обнаружили вмешательство людей уже через час. Засверкали маневровые дюзы корабликов, пытаясь скорректировать курс, но силы были неравные. Управляемые со звездолета генераторы гравитации, неумолимо тащили за собой утлые суденышки, словно морской трал серебристых рыбешек, попавших в его неумолимые сети. Рыбка оказалась с характером и «Англии» дважды пришлось возвращать корабли гуманоидов на курс к их планете. Наконец сопротивление прекратилось (а скорее всего, кончилось топливо) и Флоризов решил осуществить вторую часть своего плана. Дипломатическую.
Слегка поразмыслив, принц решил начать с инсектоидов. Еще сутки понадобилось звездолету на погоню за транспортным караваном и уравнивание скоростей. Все это время Флоризов посвятил репетиции предстоящей речи, используя в качестве слушателя Макара. Пару раз пришлось обратиться к людям Бороды – за консультацией. В конце концов, нужные слова были подобраны (в основном, по принципу переводимости их на язык инсектоидов) и выучены. Принц пересел на шатл, прихватив с собой трех вооруженных космических десантников, и полетел на рандеву. Пролетая вдоль беспорядочного строя транспортников и кораблей сопровождения, через автоматический радиотранслятор его шатл передавал предложение о встрече. Спустя час, в УКВ диапазоне пришел ответ:
– Мы слышим тебя. О какой встрече идет речь?
– Говорит командир космического корабля, который летит рядом с вашим караваном. Я приглашаю для встречи вашего лидера. Укажите мне аппарат, на котором он находится.
Еще через час пришел ответ:
– Мы видим твой корабль. Кто ты? Твой голос неживой, мы с трудом понимаем, что ты говоришь.
Пришлось принцу еще пару раз повторить свою просьбу, варьируя слова из набора, доступных для перевода его киберлингвом.
– Как ты собираешься встретиться с нашим лидером? Мы же заперты в кораблях?
– Я войду через люк, или впущу его к себе в корабль.
– Это невозможно, мы потеряем воздух, – был ответ.
«Вот тупицы! – подумал Флоризов, – у них что, нет скафандров, или хотя бы шлюзов?» На запрос Борода с капитаном лишь пожали плечами – а мы откуда знаем? Значит нету… Пришлось долго и путано объяснять инсектоидам, что он может обеспечить проход между помещениями кораблей, без потери воздуха. В конце концов, они его поняли, но впускать отказались. Приглашение к себе обсуждали долго, наконец, согласились направить к принцу делегацию в составе не менее пяти особей, на условиях, что все время встречи люки обоих кораблей будут открыты. Флоризов, в свою очередь, настоял на безоружности визитеров. Прорыва в шатл абордажной команды он не боялся – переходной коридор он собирался перекрыть силовой заслонкой, но вооруженных богомолов принимать у себя не хотел. Мало ли... Еще час принцу понадобилось для идентификации аппарата, к которому следовало пришлюзоваться. Наконец, между шлюзом шатла и люком одного из кораблей сопровождения замерцал переходной коридор, Флоризов гостеприимно распахнул дверь и стал ждать. Десантники спрятались в смежных помещениях, взяв под прицел все приемное отделение шатла.
Люк корабля инсектоидов дрогнул, чуть приоткрылся и снова захлопнулся. Спустя несколько минут, процедура повторилась, только теперь люк открылся чуть шире. В третий раз люк распахнулся полностью и в него выпрыгнул огромный серо-зеленый «богомол». Он завертелся в невесомости отскакивая от стенок силового коридора. Кое-как поймав устойчивое положение, на всех восьми лапах начал продвигаться к шатлу. По боковой стене, как видел его Флоризов, стоящий в условиях искусственной гравитации шатла. У самого шлюза богомола стянуло со стенки к низу, он утвердился четырьмя ногами в «пол» коридора и повернулся к принцу спиной. Нельзя сказать, что Флоризов был абсолютно спокоен, близость насекомого размером с него самого немного напрягало. После наблюдения за неуклюжими движениями «разведчика», за которыми угадывался куда больший страх, принц почти успокоился. Он с усмешкой наблюдал, как судорожными знаками передних лап « разведчик» вызывает остальных последовать его примеру. Флоризов отступил вглубь приемной и стал ждать, мысленно повторяя слова приветствия и ультиматума.
Пятерка инсектоидов ввалилась плотной группой, причем четверо явно прикрывали пятого, который сделал от входа в помещение лишь крохотный шажок.
– Четыре раба и самец, подсказал в ухо Борода, который наблюдал встречу по монитору в звездолете, – лидер не пришел, поскольку это была бы самка.
Все пятеро внимательно разглядывали принца своими фасетчатыми глазами, слегка поворачивая голову влево-вправо. Впрочем, с их зрением они наверняка рассмотрели всю приемную во всех деталях. Флоризов поправил кружевную манишку на груди (он как всегда был в изысканном наряде средневекового английского аристократа, глубокого синего цвета с белыми кружевами) и широко улыбнулся делегации инсектоидов. На этом торжественная встреча двух разумных рас закончилась. Богомолы разом подпрыгнули, ударились о невысокий потолок помещения и бешено заметались по приемной. Принц сделал широкий шаг назад и прижался к стене, заслонившись согнутыми руками. Сквозь пелену страха он услышал, как защелкали гравитационные глушаки десантников, увесистыми тычками вытолкнувшие взбесившихся инсектоидов из приемного отделения шатла. Дрожащими руками принц захлопнул люк и выключил силовой переход между кораблями. Посмотреть, добрались ли члены делегации до своего корабля, Флоризов забыл. С полным осознанием провала задуманного, принц вернулся на звездолет и пригласил к себе Бороду с фон Бахером. В ожидании приглашенных, Макар отпаивал принца коньяком и чаем из трав.
– Что с ними случилось? Почему богомолы взбесились? Или это было задумано заранее, и они просто на меня напали?
– Ошибкой было показывать инсектоидам зубы, Иннокентий Андронович, – смеясь, ответил Борода, – впрочем, это Вас бы и так не спасло. Они разглядели в Вас своего соседа-врага.
– Вам смешно, Семен Семенович! Посмотрел бы я, как Вы смеялись, если в одной с вами маленькой комнатке метались, как бешенные, пять громадных богомолов... Какие зубы? И причем тут их соседи – гуманоиды?
– Улыбка, Иннокентий Андронович, на записи было видно, как вы им улыбнулись во все тридцать два... С чего Вы взяли, что богомолам это понравится? Пока Вы добирались до звездолета, мы приняли от инсектоидов сообщение. Смысл его в следующем: Вас обозвали ободранной рыжей крысой, которая зря пряталась в траве. Обещали в скором времени прилететь к вам на ледяную планету и перебить всех, и лохматых, и облезлых, предварительно лишив семенников всех самцов. Как я понимаю, это самое грязное ругательство инсектоидов.
– Ага, значит, они думают, что все еще летят к гуманоидам?
– Выходит так.
– Развейте их иллюзии, голубчик, Семен Семенович! И передайте им, что они никогда не попадут на ледяную планету, потому, как я против... Полковник, ведите звездолет к гориллам, может с ними поговорить удастся.
Гуманоидов принц приглашать в шатл не стал. Установив радиосвязь с одним из их перехватчиков, Флоризов подлетел к нему вплотную и, в условиях прямого визуального контакта изложил гуманоидом свою позицию. Разумеется, с поправкой на качество перевода. Некоторое время гориллы молчали (точнее советовались, Борода сообщил ему, что между перехватчиками проходил радиоконтакт на плавающей частоте), Затем ему ответили низким завывающим, чуть шепелявым голосом. Киберлинк, заикаясь, переводил:
– Жизнь все. Много понять нет... мы дело... правильно... планета защищать. Лететь много кораблей... другой сторона... нести смерть много живых. Никто не просил тебя мешать! – принц даже вздрогнул от неожиданности, так чисто была переведена эта фраза, – Космос... планета... все один мы защищать жизнь планета. Ты разумный нет... мы понимать если нет. Жизнь все.
– Борода, Вы чего-нибудь поняли? – по внутренней связи спросил Флоризов.
– Оперативный перевод несовершенен, Иннокентий Андронович, чуть позже проведем более глубокий анализ и... Хотя и так понятно: какие же мы дураки, если влезли не в свое дело! Их дело правое, победа будет за ними, в космосе или на земле.
– Ага, дураки, значит... А «Жизнь все»? Это конец жизни, в смысле, конец всему?
– Я больше склоняюсь к определению, что жизнь – это все, то есть как высшая ценность.
– Что же они тогда убивать полетели? А еще мораль читают… – принц был определенно обижен на всех аборигенов, одни обозвали облезлой крысой, другие – дураком, – Профессор, они хоть поняли, что летят домой?
– А давайте передадим эту мысль отдельной фразой? Ваша речь была… несколько сложновата для нашего переводчика.
– Передавайте сами, а я полетел на звездолет.
Отправив шатл к звездолету на автопилоте, принц не выключился из переговоров и слышал, как профессор дважды на разные лады пытался донести до гуманоидов, что они летят к родной планете. А потом еще добавил от себя, что их планете никто не угрожает. После непродолжительного молчания, гориллы ответили сразу на оба сообщения:
– Мы знаем.
Принц Флоризов испытывал глубокую неудовлетворенность. Бойню между соседями он, конечно, не допустил, но вот продемонстрировать аборигенам свое могущество и право навязывать свою волю, как-то не получилось. А очень хотелось. Тем более было обидно терпеть от этих примитивных существ оскорбления своей персоны, чего он не прощал и куда более цивилизованным существам, даже людям. Промучившись ночь, принц вызвал капитана.
– Полковник, а как вы смотрите на небольшую демонстрацию возможностей нашего звездолета?
– Боевых? – сразу смекнул фон Бахер.
– Разумеется. То, что мы нарезаем круги около обоих флотов, в то время, как они тащатся, словно улитки, толкаем их в нужном направлении, словно слепых баранов, не производит на них никакого впечатления. Может, следует посверкать перед ними лазерами, распылить или разрушить чего-нибудь не мелкое...
– Лазерами, Ваше Высочество, сверкать эффектно в атмосфере, так как в космосе их не видно...
– Серьезно? – принц был искренне удивлен, анимационное кино убеждало его в обратном.
– Абсолютно! И чего мы тут разрушим? Опять прикажете тащить их флот к какому-нибудь планетоиду?
– А если притащить чего-нибудь сюда? В зоне Роша, наверняка, полно всякого каменно-ледяного мусора.
– О! Это можно, тем более, если такой объект хорошо подогреть, он столько пара и пыли выбросит, что можно будет и лазерами покрасоваться! Только в этой системе зона Роша далековато.
– Можно подняться над элептикой и прыгнуть на двести-триста а.е.
– А обратно? Обратно с объектом прыгнуть не получится...
– На крейсерской дойдем, аборигенам до своих планет еще месяца три-четыре добираться.
«Англия» тащила за собой на гравитационном «тросе» планетоид пяти километров в поперечнике – втрое больше себя. Очутившись так близко к звезде, тот начал интенсивно разогреваться и выбрасывать из себя целые гейзеры водяного пара и каменной пыли. За ним уже образовался приличный «хвостик», только скорость звездолета не давала ему приобрести нужную плотность, для оптической видимости. Наконец, звездолет догнал караван инсектоидов и разместил планетоид перед кораблями так близко, что не заметить его было невозможно. Затем «Англия» включила все наружные бортовые огни и «встала» перед инсектоидами так, чтобы быть максимально видимой им в лучах звезды. Между звездолетом и планетоидом, активно трансформирующимся в комету, дистанция была установлена в пятнадцать километров. Это чтобы у инсектоидов не возникло сомнений в его действиях. По окончании всех этих маневров, принц ехидно поинтересовался у богомолов, хорошо ли они его видят? После некоторой паузы, те подтвердили, что наблюдают странный сверкающий объект и комету, объявившуюся невесть откуда на их пути.
– Очень хорошо, – сказал Флоризов, нимало не заботясь, понимают ли его эмоции и слова собеседники, – сейчас я вам покажу, что с вами может случиться, если вы не будете меня слушаться! Давайте, полковник, разнесите комету в пыль!
В следующее мгновение с «Англии» в планетоид уперся тепловой луч. Подогреваемый с двух сторон, планетоид буквально закипел, выбросив в космос огромное количество пара и пыли. Следом ударили лазерные пушки, теперь в мгновенно выросшем гало новообразованной кометы, их лучи впечатляюще смотрелись невооруженным глазом. В месте контакта луча с поверхностью каменно-ледяной скалы, она взрывалась перегретым газом и каменным крошевом. Стремительными сверкающими трассерами вырвались из звездолета ракеты, оставляя после себя на комете огромные язвы-воронки. Радужным всполохом плюнуло плазменное орудие, словно ножом срезав с планетоида заметный кусочек сферы, попутно утащив в пространство половину газо-пылевой оболочки. Закончил картину разрушения чудовищный гравитационный удар силами трех генераторов. Планетоид эффектно развалился на куски. Осколки, полетевшие в сторону инсектоидов и звездолета, уничтожила предусмотрительно настроенная метеоритная защита «Англии». Жертв и разрушений (не считая планетоида) не случилось. Спрашивать мнение инсектоидов об увиденном Флоризов не стал, его самого до глубины души поразила боевая мощь звездолета, о которой он даже не подозревал. Сомневаться в их глубочайшем потрясении не было смысла. Он лишь пожелал им «Счастливого пути», погасил бортовые огни и торжественно удалился в сторону планеты гуманоидов.
– Ну, что, господа, – поинтересовался у своих обычных собеседников чрезвычайно довольный принц, – притащим еще одну комету?
Капитан молча пожал плечами – его дело солдатское, если прикажут... Борода был настроен скептически. Ему не очень понравилась почти детская выходка принца, начинать контакт с запугивания менее развитой цивилизации – как-то это...
– Я думаю, нет смысла. Гуманоиды самым внимательным образом должны следить за флотом инсектоидов. Необходимыми средствами они располагают. Едва ли от их внимания ускользнула ваша демонстрация, принц...
Флоризов удивленно вскинул бровь, «принц» в устах профессора прозвучало впервые. Судя по тону сказанного, Борода осуждал проведенную им показательную экзекуцию кометы.
– Семен Семенович, Вы что, осуждаете меня за содеянное?
– А вы считаете допустимым демонстрацию мускул перед молодыми цивилизациями?
– Не будут обзываться! – совершенно не испытывая угрызений совести, легко ответил Флоризов, – Я не дипломат, а свободный исследователь. К тому же я спас их от взаимного уничтожения! И без всяких там дипломатий. А дальше, пусть ими занимается Империя или Конфедерация. Сейчас состряпаем отчет для космического картографического общества и полетим дальше!

_________________
Woaland © 2016
Вступайте в "Воландовский клуб"!


Вернуться к началу
 Профиль Personal album  
Ответить с цитатой  
Показать сообщения за:  Поле сортировки  
Начать новую тему Ответить на тему  [ 1 сообщение ] 

Часовой пояс: UTC + 3 часа


Кто сейчас на конференции

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и гости: 1


Вы не можете начинать темы
Вы не можете отвечать на сообщения
Вы не можете редактировать свои сообщения
Вы не можете удалять свои сообщения
Вы не можете добавлять вложения

Найти:
Перейти:  
cron
Russian America Top. Рейтинг ресурсов Русской Америки. Ideas Keeper independent news agency Уровень доверия для woaland.ru - 2.21 Ожидаемый PageRank для woaland.ru - 3.42 woaland.ru Tic/PR
Powered by Woaland® Forum Software © phpBB Group
Русская поддержка phpBB

{SAPE_LINKS}