Текущее время: 24 июн 2018, 08:13
Временно обретаюсь на форуме "Акулизм"

Часовой пояс: UTC + 3 часа




Начать новую тему Ответить на тему  [ Сообщений: 52 ]  На страницу Пред.  1, 2, 3, 4, 5, 6  След.
Автор Сообщение
 Заголовок сообщения: Re: Дети иного мира
СообщениеДобавлено: 20 май 2014, 08:47 
Не в сети
Наш человек
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 15 ноя 2012, 12:32
Сообщения: 280
Has thanked: 2 times
Have thanks: 50 times
Глава 33. Иностранный студент

— Поз-дра-вля-ем! Тер-ми-на-тор! Се-ре-ди-на! Ур-ра! — зал университетской кафешки наполнился звоном бокалов пива и стаканов сока, криками студентов и шумом весёлой толпы.

— Чтобы следующие сессии были халявой! — крикнул кто-то.

Новый тост дружно подхватили семьдесят глоток:

— Ни пуха!

— К чёрту!

— Ура!

Тосты и пожелания сыпались как из рога изобилия, бокалы и стаканы звенели, стулья и столики с тоской поскрипывали и боялись развалиться, когда студенты вскакивали в ответ на очередной вопль. Но большая толпа долго единым организмом быть не может. Потому шум постепенно приутих, а парни и девушки помаленьку начали разбиваться на группки и парочки, принялись собираться за разговорами возле какого-нибудь столика или выбираться на крыльцо, глотнуть морозного декабрьского воздуха.

Возле одного из столиков с десяток студентов обсуждали планы на зимние каникулы. Тут-то и вспыхнул первый за вечер скандал. Тщедушный «ботаник» в очках не рассчитал своих возможностей, и, пусть внешне это было почти незаметно, алкоголь явно перемкнул сознание. Потому в ответ на сожалеюще-извиняющееся восклицание сокурсника, что тот, хотя и договаривались, поехать за город не сможет, у пьяного вдруг проснулся «героизм». Парень резко вскочил, попытался схватить за грудки «отказывающего негодяя, который остальных не уважает», или вцепиться «гадине» в пшеничную бороду — и при этом чуть не опрокинул на сидящую между ними девушку кувшин с соком. Выглядело, наверное, смешно. Со стороны напоминало моську, которая пытается укусить слона. «Жертва» была на голову выше «агрессора», в плечах косая сажень — не то что виновник ссоры, сублимировавшийся за компьютером дохляк, даже зачёты по физкультуре сдающий с трудом. Во только всем было не до смеха. И дело было даже не в том, что ещё на первом курсе принц Кинехеах дал понять, что стерпит слова, но оскорблять себя действием не позволит. Для наглядности завязав узелком пару стальных ложек. Ну поставит балбесу фонарь под глазом, дело житейское… Вот только пусть его высочество и приехал учиться в главе двух десятков юношей неофициально, он всё равно обладал дипломатическим иммунитетом. Принц никогда этим не злоупотреблял, быстро стал своим парнем — но вызови сейчас директор кафе или кто-то из официантов милицию — у Володьки будут серьёзные проблемы. Особенно если в отделении всплывёт, что Владимир невзлюбил «чужака» с первого курса и вечно цеплялся к нему по мелочам.

Понимал это и Кинехеах, потому ловко перехватил кулаки и резко усадил задиру обратно, слегка надавив на плечи так, что стул отчётливо скрипнул. После чего пояснил:

— Графа Тунора нет в городе, и вернётся он только в конце января. А без его сопровождения или хотя бы разрешения я уехать не имею права.

— Сопля, испугался! — попытался взять реванш Владимир. — Да кто узнает-то?!

— Я буду знать, — спокойно ответил Кинехеах. — А как я могу требовать соблюдения закона от остальных, если сам буду его нарушать? Так что, извини. Как-нибудь в другой раз, — принц встал. — Я, пожалуй, пойду. Хороших каникул и хорошо съездить.

За столом аккуратно, но с долей ехидства начали переглядываться. Идею провести зимние каникулы шумной компанией за городом все приняли на «ура». Вот только ни для кого не было секретом, что организовывал всё Владимир из-за Лиды. Последние месяца три он как бы случайно оказывался около неё с предложением проводить до остановки, чем-нибудь помочь, старался подсесть рядом — и, наконец, отважился поухаживать. А лучше всего это делать в романтической обстановке, например, когда они все будут целую неделю жить в деревенском доме, который оставила родителям Володи бабушка. Проблема была в этом самом «все»: Лида заявила, что если кто-то не сможет поехать, то она тоже ещё подумает. И теперь грандиозные планы рушились — отменить поездку и тем самым вслух признать, что остальные приятели только ничего не значащий антураж, Владимир не мог.

Внезапно встала девушка, сидевшая между «спорщиками»: несколько капель сока всё же попали на блузку, и теперь на белой ткани расплывались апельсиновые пятна.

— Я, пожалуй, тоже пойду. Извиняюсь, но застирывать прямо здесь — время года не то. Кинехеах, проводишь? Темно уже, да и скользко.

Лида подхватила парня под руку и пошла вместе с ним в сторону гардероба. Глядя на удаляющегося богатыря и стройную, гибкую девушку, приятели восхищённо зацокали: из этих двоих неожиданно получилась красивая пара. Даже ростом — Лида была ровно на пол головы ниже принца, и цветом волос — толстая медовая коса лихо покачивалась в такт пшеничному хвосту до плеч. Неприязненно вслед посмотрел лишь Владимир, но сказать хоть что-то не осмелился.

Когда Кинехеах и Лида отошли от кафе примерно квартал, принц остановился и спросил:

— И зачем нужен был этот спектакль? Да, Володя сейчас в таком состоянии, что запросто полезет целоваться силой. Неужели твоя охрана бы не справилась?

С лица девушки мгновенно пропало весело-дурашливое выражение, милое большеглазое лицо перестало казаться чуть детским, взгляд наполнился стальной холодностью.

— Откуда ты знаешь про охрану? — резко бросила Лида и сделала маленький шажок чуть назад.

— Да брось, — усмехнулся принц, — не строй из себя наивную девочку. Это для них, — Кинехеах махнул рукой в сторону кафе, — мой титул — что-то вроде бутафории из сказок или мультфильмов. Ты-то всё понимаешь.

— Что я должна понимать?

— Некоторые издержки общественного положения. Ты ведь не просто дочка состоятельных родителей. Ты — двоюродная сестра господина Гальбы, а слово твоего отца, хоть он и отказался стать сенатором, весит в правительстве очень и очень много. Не обеспечить тебе охрану было бы, скажем, недальновидно. Да что ты, в самом деле, — вдруг рассмеялся Кинехеах. — Я дома под точно таким же колпаком, иначе рисковал не дожить и до десятого дня рождения. А дядя Редвалд, он у нас занимает примерно ту же самую должность, что и твой двоюродный брат, учил не только замечать свою охрану, но и видеть посторонних. Потому на твоих я обратил внимание почти сразу. Это даже если не считать фамильного сходства с господином Гальбой. Узнаваемо.

— Для остальных — не очень, — недовольная раскрытым инкогнито, ответила Лида. — Гай для них личность далёкая и страшная, репутация…

… у него та ещё. Должность обязывает. Не переживай, про дядю Редвалда слухи ходят не менее интересные. Он их даже коллекционирует. А про тебя не бойся, не скажу.

— И на том спасибо. Но проводишь всё равно до самого дома. Володьку и права жаль, не дай Бог рискнёт увязаться. Года три с небольшим назад через меня то ли пытались надавить на папу, то ли денег хотели выманить за снимки. Не знаю уж, зачем тебе рассказываю. Я тогда познакомилась с шикарным мужиком, улизнула от охранника, которого мне папа навязал. Гордая собой была — до идиотизма. Парни Гая ворвались, когда я уже сидела на кровати и расстёгивала блузку… ну и ревела я, когда мне показали аппаратуру в соседней квартире. Отец с Гаем тогда, помнится, орали на меня здорово, и дурь выбивали вместе. И рассказали про охрану. Вот только с тех пор внешнее наблюдение, — Лида усмехнулась, — нервное. Всё! Хватит с нас рассуждений, — девушка переступила с ноги на ногу, — хорошо вам, мужикам. А у меня поверх капронок хоть и шерстяные, но тоже колготках. На улице же, между прочим, если верить градуснику уже минус пятнадцать. Так что бегом, пока я не закоченела окончательно.

Когда они почти дошли до дома, Лида пригласила спутника к себе, погреться. Тот отказался:

— Не глупи.

— Папе всё равно доложат, — махнула рукой девушка. — А ты приставать не будешь. Я в тебя верю. К тому же, спорю — ты тоже замёрз.

— Всё равно не стоит. Я считаю, это несколько неразумно. Да и не так уж холодно. Когда я первый раз ушёл в поход — а было это десять лет назад — было куда тяжелее. Вы просто слишком привыкли к удобствам и комфорту.

— Не спорю. Но всё равно пошли. Просто так, без повода. Вот не хочется сидеть одной, — Лида вздохнула. — Мама сегодня у старшей сестры, к племяшкам уехала. Папа допоздна... и, может, тоже к Надьке уедет потом. Если бы не дурацкая Володькина выходка — я бы сегодня тусовалась до утра. А так хоть ты компанию составишь. Пошли, — девушка решительно схватила Кинехеаха за руку и потащила за собой.

Почти за три года жизни среди землян принц уже привык, что в открытую кичиться богатством, отгораживаться от остальных высоким забором и охранниками с собаками, считается признаком дурного тона и полного отсутствия вкуса. Потому то, что семья Коржевых жила пусть и в весьма приличном доме — с отделяющей двор метровой высоты загородкой и будкой на входе-въезде, где вахтёр проверял кто, куда и к кому идёт — но, тем не менее, в обычной многоэтажке, странным не показалось. А вот то, что комнат насчиталось всего четыре, хотя отец Лиды спокойно мог купить хоть весь этаж, Кинехеаха удивило. Девушка в ответ на вопрос только удивлённо пожала плечами: «А куда нам больше? Обе сестры давно замужем, потому две спальни, гостиная и кабинет». Дальше принц расспрашивать постеснялся, хотя слова Лиды и поставили его в тупик.

За разговорами они засиделись почти до трёх ночи, когда Кинехеах всё-таки собрался и ушёл. Хотя девушка и отговаривала тащиться через полгорода ночью в мороз, да и возможность заночевать была — отец позвонил и сказал, что уехал к старшей сестре, а в гостиной, по словам Лиды, имелся неплохой диван. Принц категорично отказался, заявив, что вот «это» точно будет шагом неблагоразумным. После чего, как было принято на родине с равными по положению дамами, вежливо поцеловал на прощание руку — в полумраке лестничной площадки не заметив, как непривычная к таким «комплиментам» девушка густо покраснела.

А через три дня Лида неожиданно позвонила. Рассказала, что все уехали, она осталась, но дома, мол, сидеть скучно и неплохо бы составить ей компанию покататься на лыжах. Кинехеах пытался отказаться, вот только Лида была очень настойчива, и принц сдался.

Была середина рабочей недели, детей и бабушек отпугнул ударивший с утра крепкий морозец. Потому популярный среди лыжников склон на краю города оказался совершенно безлюден. Какое-то время парень с девушкой весело катались по очереди, потом съехали вниз один за другим. Едва принц остановился рядом, Лида вдруг встала между Кинехеахом и подъёмом наверх, с лица пропала улыбка, и девушка сухо спросила:

— Мне хотелось поговорить. Без свидетелей. Чтобы ты ответил мне на один вопрос. Только честно. Зачем ты спровоцировал Володю? Никто не догадался, даже он сам. Вот только перед отъездом Алинка мне кое-что рассказала, хотя и сама не поняла, что видела. А потом я у Лески из третьей группы уточнила, они как раз чуть дальше сидели. Бокалы рядом стояли, что внутри и где чей — не разберёшь. Ты этим воспользовался и смешал Володьке пиво с шампанским. А когда его повело, аккуратно довёл дело до ссоры.

— Ты не хотела ехать. Но найти повод отказаться не могла.

— Ах ты… — девушка хотела высказать всё, что думает о нежданном воздыхателе-защитнике, но неожиданно наткнулась на осуждающий взгляд прозрачно-зелёных глаз.

— Похоже, я тебя несколько переоценил. Подумай. Ты всё-таки поехала. Хорошо, если дело просто кончилось скандалом, и ты бы сбежала домой. Вдруг Володя тебя оскорбит, и серьёзно — в его состоянии безмозглой ревности запросто. Не думаю, что ты сумеешь удержаться, и не доставить потом парню неприятностей. Возможности у тебя для этого есть. А следом обязательно раскаешься, сделаешь ещё какую-нибудь глупость... Я вообще не должен был тебя провожать, это случайность. И вторая — что ты сумела меня уговорить не просто дойти с тобой до дома, но и зайти. А насчёт моих «планов по ухаживанию», да ещё заподозрить, что я «отбиваю тебя у почти-кавалера» — меньше читай слезливых девчоночьих романов. Ты всё выяснила? Задача прогулки выполнена? Тогда счастливо, до встречи. У меня на сегодня запланированы ещё кое-какие дела.

Кинехеах аккуратно обошёл девушку, поднялся по склону до лыжни и уехал. А Лида так и осталась ошеломлённо стоять внизу.

К удивлению парня, девушка не стала перезванивать ни завтра, ни на следующий день. Хотя, насколько Кинехеах успел изучить характер Лиды, когда та понимала, что не права, извинялась любыми способами. Временами не замечая — «пострадавшему» это не особо и нужно. Видимо, наконец, повзрослела и хоть что-то поняла... принц выбросил случившееся из головы. Времени не хватало и на более важные дела, чем пустые размышления. Он и его спутники приехали сюда не только за университетскими дипломами, нужно было за пять лет изучить и познакомиться с множеством вещей и разобраться, какие из здешних знаний пригодятся дома: даже то, что имелось в открытых источниках и общедоступных энциклопедиях, обещало для мануфактур и мастерских Келти очень и очень многое. Потому, когда по квартире неожиданно разнёсся звонок в дверь, и на пороге оказалась стряхивающая снег с пальто Лида, Кинехеах к визиту оказался совсем не готов.

— Ты сейчас как, свободен? — девушка ненадолго прервала своё занятие. — Тогда собирайся, — на парня полетела очередная порция брызг. — Давай-давай.

— Вообще-то…

— И вообще, и в частности! Я тут для него, между прочим, стараюсь! Слышал, что в политехническом музее открывается история воздухоплавания? А кое-кто к этому вопросу, знаю, неравнодушен. Потому этот кое-кто имеет шанс увидеть всё на неделю раньше и экскурсию проведёт один из организаторов выставки.

Против такого соблазна Кинехеах устоять не смог. Потому дела были отложены в сторону, и уже через сорок минут они стояли на входе в тихий музейный зал, где молодых людей встретил высокий и крепкий старик. Принц про себя отметил, что если бы не лёгкая хромота — этого экскурсовода хоть сейчас в седло и в конную атаку, очень уж напомнил ему старик отцовских гвардейцев-ветеранов… Впрочем, едва начался рассказ, посторонние мысли были выброшены в сторону. Гид неторопливо вёл гостей от экспоната к экспонату, от первых монгольфьеров к винтовым, а потом и реактивным самолётам. По ходу дела старик касался интерактивного дисплея над тем или иным стендом и комментировал запускающийся видеоролик — причём не коротко, как на обычных экскурсиях, а подробно, с деталями, которые большинству посетителей совсем не интересны. Когда все дошли до стенда с Ту-144 и «Конкордом»[1], Кинехеах замер, восхищённый и заворожённый великолепием и изяществом гордости сверхзвуковых пассажирских авиалиний.

— Нравится? — понимающе покачал головой экскурсовод. — Я на этих красавцах даже полетать успел. Правда, пассажиром, пилотами на них не то что нас, курсантов, и обычных пилотов-то не сажали. Вот только, боюсь, ещё раз не удастся полетать даже пассажиром. Не доживу.

— Почему? — удивился принц. — Вы знаете, как такая машина устроена. Что мешает повторить? Пусть не сейчас, а через год или два?

— Вы, молодой человек, кое-что не учитываете, — усмехнулся старик. — Мало знать, как нужно делать ту или иную деталь. Сначала нужно построить для этого станок, а чтобы изготовить этот станок ­— придумать и построить с десяток других. А у нас для этого нет ни людей, ни ресурсов. Потому ближайшие лет десять-двадцать на дозвуковых машинах будут летать даже военные, вы уж поверьте.

— Жаль…

— Ну, не расстраивайтесь. Ваше поколение этих красавцев обязательно увидит и потрогает.

Экскурсия пошла дальше, но было понятно, что мысли Кинехеаха уже далеко. И домой парень возвращался задумчивый.

Подарок девушка сделала царский, куда больше, чем нужно для простого извинения. Потому принц сделал ответный жест вежливости: пригласил девушку на закрытую от обычных горожан тренировку соотечественников из Келти. Где молодые дворяне танцевали с клинками, чтоб не потерять за время жизни среди землян навыки мечного боя. В ответ Лида позвала принца на представление небольшого любительского театра, где играла по выходным… Через полгода Кинехеах попросил выйти Лиду за него замуж.

******

[1] Единственные в мире сверхзвуковые авиалайнеры, которые использовались авиакомпаниями для коммерческих перевозок


Вернуться к началу
 Профиль  
Ответить с цитатой  
 Заголовок сообщения: Re: Дети иного мира
СообщениеДобавлено: 20 май 2014, 08:48 
Не в сети
Наш человек
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 15 ноя 2012, 12:32
Сообщения: 280
Has thanked: 2 times
Have thanks: 50 times
Глава 34. Наша дорога вместе. Часть I – Келти

— Нет, вы только посмотрите, что он учудил! — принц Кенелм бросил на стол письмо от младшего брата. — Интересно, он хоть подумал, что его брак принесёт королевству?

Король и его Редвалд молчали, намекая, что, пока молодёжь не выскажется до конца, они вмешиваться не будут. Потому затянувшуюся в королевском кабинете паузу нарушил ответом принц Ордрик.

— Мне кажется, что выгода очевидна. Молодые приедут сюда, мы намекнём, что в качестве приданного хотим помощь в строительстве кое-каких заводов…

— А дальше — договор о дружбе, вплоть до закупки вооружения? — продолжил Кенелм. — Ордрик, тебя так впечатлил штурм замка Стор, что ты всё ещё преклоняешься перед этими землянами и мечтаешь об игрушках, сделающих нашу армию непобедимой?

— Да ладно тебе. Я тогда почти сразу согласился, что наша гвардия сработала бы не хуже. Но согласись, вышло у Сената красиво. Хотя даже боюсь представить, сколько денег они угрохали на этот спектакль.

Турстан на мгновение позволил себе мысленно улыбнуться: кузены начинали шутливую перепалку в начале каждого обсуждения всех дел, связанных с Альянсом и землянами. И король мог без труда предсказать все их фразы на последующие пять-семь минут. Вот только сегодня у него не было на это ни настроения, ни времени: проблема оказалась много серьёзнее, чем видится пока младшему поколению.

— Кенелм, Ордрик. Если вам так хочется поругаться, будьте добры, делайте это не в моём кабинете. А сейчас жду от вас мыслей по существу.

Оба принца тут же перестали спорить и переглянулись. Первым начал наследник престола.

— На самом деле, Кинехеах готовится заключить весьма выгодную для нас сделку. Конечно, могут пойти слухи насчёт мезальянса…

— Не пойдут, — поправил Ордрик. — Да, с одной стороны — она вроде бы дочь торговца. Но если заранее напомнить, что структура власти там напоминает Степь, отец этой Лиды равен туштаю, а двоюродный брат — один из знатнейших и влиятельнейших людей страны, заикнуться о неравенстве никто не посмеет.

— Тогда я вижу для нас сплошную выгоду. Через эту Лиду можно приглашать специалистов, с её отцом договариваться о строительстве заводов на нашей территории. И… — принц ненадолго умолк, потом решительно продолжил: — Мы можем воспользоваться свадьбой как поводом для переговоров. Я считаю, Келти должно вступить в Альянс.

— Это может вызвать некоторые дипломатические осложнения, — покачал головой Редвалд. — В частности, Альянс не обещался соблюдать Томарских договорённостей.

— Ерунда, — поспешил ответить Ордрик, хотя и вышло резковато. — Томарские договорённости — лишь обещания перед кругом богов, никаких клятв наша династия не приносила. Соблюдают их только по взаимному соглашению. Меч отменяет любой договор, а вместе с нами — равных Альянсу по силе не будет.

Король и Редвалд незаметно для младших переглянулись…

…Несколько недель назад в покоях королевского мага вместе с хозяином апартаментов сидели принц Редвалд и Турстан Второй. Мудрый Змей был здесь нередким гостем, да и король за советом к мессиру заглядывал часто. Вот только в этот вечер для всего дворца придворный маг вместе с принцем затеял очередной научный эксперимент, и потому наглухо экранировали одну из комнат, переделанную под лабораторию. Его Величество якобы развлекался с молоденькой фрейлиной в дальнем крыле… только король с королевой да принц Редвалд знали, что девушка на самом деле служит в тайной охране, а из спальни есть прямой ход к придворному магу.

— Итак, мессир Гармунд, — начал король, едва опустился последний защитный полог, — что необычайно важного вы узнали, если потребовалась такая секретность?

Придворный маг чуть помолчал, глядя на сидящих напротив братьев, потом ответил:

— Примерно четыре года назад я по просьбе Редвалда смотрел хроники, записанные магами. А когда вопрос был уже решён, как-то так получилось — я увлёкся. Вы же знаете, что летописи Синклита куда полнее, чем в Королевствах. Дальше вглубь веков, наверное, уходит только история Великого леса. Но гвенъя мало интересуются людьми. Опуская подробности… Келти не первое! За последнюю тысячу лет я обнаружил, по меньшей мере, три случая, когда находился правитель, подобный вашему деду. Который понял, что деньги ­— это кровь государства, а истинный владыка по-настоящему силён не только мечами своих вассалов, но и богатством своих купцов!

— А при чём тут мы?

— Мы? — голос мага прозвучал неожиданно устало. — Я нашёл три случая, дальше просто побоялся искать. Хотя ничего тайного в летописях вроде и нет, но всё же. Две страны на Юге, одна на побережье Западного океана. Но мы о них даже не помним! Потому что каждый раз их губила катастрофа или гражданская война, за которыми следовало нашествие соседей. После чего оставались только безлюдные выжженные развалины.

— А как же Томарские договорённости? — почти хором удивились король и его брат.

— Да, если вспомнить нашу войну с Лозадским союзом, — добавил Турстан. — Помнится, в самой Лозаде, в отличие от вольных городов вдоль берегов Трони, посыпать солью поля и засыпать колодцы отцу не дали. Хотя после бойни в Халле мы имели на это полное право.

— И остановил вашего отца представитель магистериума, — отрезал мессир Гармунд. — Как всегда в таких случаях. Именно Синклит следит за соблюдением Томарских договорённостей. Формально беспристрастно, ведь он не связан ни с одним королевством. Формально… до тех пор, пока не затронуты интересы мастер-магистра.

— А Келти от Синклита уже почти не зависит, — негромко произнёс король. — Недавно мне даже принесли предложение открыть в столичном университете отделение подготовки магов. Мол, это обойдётся дешевле, чем нанимать выпускников Академии. И вообще, придумали готовить магов у себя мы, проект так и лежит на обсуждении, а соседи — эти земляне — нашей идеей уже вовсю пользуются.

— Больше того, — продолжил мессир Гармунд, — я уверен: те природные катастрофы, с которых начинался крах очередной попытки, были вызваны магами. Да, такое чародейство строжайше запрещено… вот только следит всё тот же Синклит.

— А я-то удивлялся, — подал голос Редвалд, — с чего это осмелели представители Старших семей. Ведь боятся, что если архив барона Стор попал ко мне в руки, лордов на плаху я отправлю через одного. Но вот снова полезли в Королевском совете со своими требованиями, хотя пока и маскируют их под просьбы.

— И не только они. Эдфельд всё настойчивей намекает на помолвку моей дочери со своим сыном. Несмотря на категоричный отказ, всё равно шлёт посольство за посольством. А герцог Аллардис недавно заявил, что, мол, если мы примем предложение, то наши купцы смогут сбывать туда товары без пошлин. Да и сильный союзник не помешает.

— Этим? — фыркнул Редвалд. — Да им не на что покупать. Эдфельд ради своей латной кавалерии обобрал страну до нитки.

— А когда трон под Эдфельдом зашатается, ты сам мне сообщал, что недовольные начали появляться даже в армии… После помолвки неизбежно втянут в усобицу и нас. Мне, помнится, стало любопытно, у герцога Аллардиса-то какой интерес? Но если ему пообещали за помощь, скажем, особый статус именем Синклита хотя бы для родового домена… После этого герцогу и до королевства Аллардис рукой подать.

— Нас сомнут. Турстан, нас сомнут, — побледнел Редвалд. — И счёт уже пошёл на годы. Спасибо мессир. Я подыму своих людей, наверняка будет покушение. И не одно. Вот только… это отсрочка. Если не удастся убрать тебя и меня вместе с сыновьями, то дальше мятеж и вторжение. Под видом помощи какому-нибудь «законному самозванцу».

— У нас есть шанс. Этот Альянс, они идут нашим путём. И судя по всему — поняли тоже самое. Не зря ищут друзей. Любых. И готовятся к войне за выживание. Надо отправлять посольство и договариваться о союзе. Ордрик и Кенелм давно уже пытаются завести разговор насчёт вступления в Альянс. После Лина и замка Стор мальчикам хочется военных побед с новым оружием. Когда в следующий раз я опять услышу их просьбу, то отправлю Кенелма с посольством в Сенат.

— Почему не…

— Почему не сам? Да, ты не раз говорил, что я лучший в нашем роду дипломат. Вот только... Сейчас я знаю, что пути назад у нас нет. А Кенелм… мальчик верит, что Альянс — это только наше желание, почти прихоть, от которой мы можем и отказаться. Потому будет торговаться. И добьётся для Келти приемлемых условий. У него всё получится, я уверен.


Вернуться к началу
 Профиль  
Ответить с цитатой  
 Заголовок сообщения: Re: Дети иного мира
СообщениеДобавлено: 20 май 2014, 08:48 
Не в сети
Наш человек
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 15 ноя 2012, 12:32
Сообщения: 280
Has thanked: 2 times
Have thanks: 50 times
Глава 35. Наша дорога вместе. Часть II – Великий лес

Дверь негромко скрипнула, пропуская лорда Херебарда в полумрак небольшого кабинета, затерянного в глубине столичной резиденции главы Дома Рыси. Изумрудного владыку уже ждали: возле камина, не смотря на августовскую жару весело играющего огнём, свободным осталось только крайнее кресло. В нарушении этикета остальные двое не встали поприветствовать своего повелителя. Но Херебарда это не смутило ни на мгновение. Да, за пределами тайной комнаты лорд Рысь будет с благодарностью относиться к своему наставнику по фехтованию, с уважением перед преклонными годами внимать занудным нравоучениям мажордома столичной резиденции — сменить бы старика и отправить на покой, но нехорошо, ведь он начинал службу ещё при деде. А подданные будут почтительно слушать приказы главы Дома… всё снаружи. Здесь — они равны. Великий лорд, настоящие глава тайной стражи и сенешаль-казначей. Истинному правителю нужны советники, которые не побоятся указать на ошибку, иначе Дом Изумрудной Рыси окажется на грани гибели. Как это произошло во время правления отца Херебарда. А настоящим помощникам не обязательны внешние атрибуты власти, для этого есть официально назначенные на должности пустышки — собравшимся в комнате важна сама власть.

— Есть что-то срочного в столице? — лорд задал вопрос, едва упал в кресло. — Мост через Клашоли снесло, пришлось тащиться к северным бродам. Так что ваш доклад, Фэрхар, я посмотреть не успел. И не успею, едва с коня слез, как мне натащили приглашений. Причём от двух отказаться не могу, и на один бал ехать придётся уже сегодня вечером.

— Из важного только то, — ответил глава тайной стражи, — что прикрытие нашей аферы с лордом Полозом столичный свет проглотил не размышляя. Ходят две основных версии. Первая — вы до сих пор мстите лорду Фахтне за гибель своих Зелёных стражей. Вторая — вы с самого начала сошлись с Ястребами и ради этого даже подставились в войне с землянами. А поражение лорда Полоза целиком ваша задумка, помноженная на стратегические таланты. Спасибо вашему брату, мой лорд. Он достоин вас. Мало того что умудрился ненавязчиво скормить обе версии девицам, которых под него подкладывают. Так ещё в качестве взятки за «тайны дома» получил двух жеребцов шанонской породы, тех самых, которых Рубиновые Медведи не соглашались нам продать ни за какие деньги. Я уже отправил жеребцов на конезавод в Таллоу.

— Молодец, — усмехнулся Херебард. — Но с карьерой светского повесы ему пора заканчивать. Предупреди, чтобы, скажем, завтра или послезавтра он мне попался в неподходящей компании. Я устрою скандал и загоню его… скажем, в один из наших гарнизонов на границе с гризами. А через два-три года он вернётся в столицу. Как образцовый молодой военный, с полевым опытом — старшее поколение таких любит. Раз уж у меня вдруг увидели талант стратега, надо пользоваться. Отец и так разругался со многими.

— Ваш отец, — вступил в разговор сенешаль-казначей, — разругался со всеми нужными людьми. Зато водил дружбу с теми, от кого стоит держаться подальше. Хорошо, лорд Полоз так и не сообразил, что за «услугу» он нам оказал и насколько крепко после этого держал нас за горло. И пусть теперь руки мы ему укоротили, если дело всплывёт… неприятностей мы всё равно получим немало.

На какое-то время пришла тишина, только негромко трещали в камине поленья, да чуть слышно гудел воздух в каминной трубе. Молчание нарушили задумчивые размышления вслух лорда Рыси.

— Если удастся лишить лорда Полоза места в Малом королевском совете… Но как? В принципе, можно попробовать опять разыграть карту с этими людьми-землянами. Скажем, поднять вопрос о полноценном мирном соглашении и торговом договоре. Лорд Фахтна неизбежно выступит против. А мы втянем в дело кронпринца, наследник престола спит и видит, как бы получить кусок настоящей власти — а не одной видимости, как у нынешнего короля. Если убедить всех, что союз с землянами очень важен для Леса, а кронпринцу пообещать, что вся торговля и дипломатия с землянами пойдёт через него… А когда обязанный нам наследник получит в Совете голос, равный по статусу Великому лорду…

— У меня есть выход на кронпринца, — быстро что-то прикинув в уме, продолжил мысль глава тайной стражи. — Я могу передать намёк, а потом обеспечить негласную встречу. Лорд Ястреб нас поддержит, он согласится на всё, лишь бы похоронить своего соперника. Даже на неизбежный мир с гризами. Лорды Золотого Оленя и Рубинового Медведя или в худшем случае примут нейтралитет, или, скорее всего, тоже поддержат. Особенно если заранее узнают, что кронпринц заодно с нами и против лорда Фахтны. Тем более что у них всё равно нет общих границ со Степью, их интересы мир не затронет. Вот только когда лорд Полоз лишится места, мы можем всерьёз разругаться с Синклитом. Магистериум ведёт дела через род Полозов уже четыре века, и других посредников магистры не потерпят.

— Плевать, — резко отозвался сенешаль-казначей. — Мы создавали Синклит, мы! И он должен был служить только интересам Великого леса. А теперь власть там захватили люди, гвенъя среди магистров всего двое. Но мы по прежнему соглашаемся со всеми просьбами и ведём политику с оглядкой на репутацию и интересы Магистериума. Давно пора признать, что пользы от Синклита нам никакой, но не хватает духу отказаться от ненужного дела предков.

— Тогда решено, — подвёл итог лорд Рысь.

Обсуждение деталей длилось больше часа, после чего глава тайной стражи Дома торопливо ушёл. Лорд Рысь «после отдыха» должен будет уехать на бал, потому необходимо подготовить сопровождающих гвардейцев: «внешние» обязанности командира столичной стражи с капитана Фэрхара никто не снимал. Херебард остался, а едва дверь закрылась, негромко спросил:

— Учитель. Вы же понимаете, что простой ссорой с Синклитом дело не ограничится. Но поддержали мою идею.

— Мой мальчик, — последовал короткий смешок, — когда я наставлял тебя в искусстве политики, то ни на мгновение не сомневался, что когда-нибудь ты превзойдёшь меня. Но и твой учитель далеко ещё не тот старый маразматик, каким меня хотят видеть молодые гиены из твоей свиты. Синклит при нынешнем мастер-магистре стал силён… слишком силён. Хорошо, что наши Высокие лорды, да и не только они, пока смотрят на людей свысока. Но рано или поздно кто-то откинет предрассудки и во время очередной свары догадается пригласить Синклит себе в помощь.

— Дом Изумрудной Рыси всегда стоял за невмешательство во внутренние дела Леса. Мы выступим против, и тогда нас уничтожат.

— Этого не должно случиться. Альянс неизбежно сцепится в драке с Синклитом. Два медведя не уживутся в одной берлоге. Мы сейчас поможем слабейшему, но сами останемся в стороне. А потом продиктуем свою волю победителю

— Королевства людей расцветают и рассыпаются в прах, Великий Лес — вечен! Да случится по вашим словам, наставник.

Часть VI. Великий Синклит

Глава 36. Мастер-магистр

В безмолвии Ничто нет ни времени, ни пространства, ни жизни, ни смерти, ни тела, ни материального мира. Только чистое сознание парит в пустынной черноте блаженного покоя. Так можно провести вечность… Если бы не мешала непонятная, вспыхнувшая ослепительным светом звёздочка. Стоило раздражённому сознанию сосредоточиться на наглой пришелице, выпасть из нирваны, как появилась мысль: «Кто я?». И сразу же пошёл водопад воспоминаний.

«Я мастер-магистр Великого Синклита». Перед внутренним взором тут же возник рослый златогривый красавец-атлет, но, несколько ударов сердца спустя, мысль с лёгким сожалением исправила картинку: рост средний, волосы тёмные. К тому же чуть наметилось брюшко, мышцы не такие тугие — большую часть времени мастер-магистр проводит в замке с бумагами и делами, никакая лечебная магия не вытянет. Да и лицо… нос горбинкой, губы пухловаты, зато щёки наоборот — слишком худые. Когда сознание было человеком, то в молодости не хватило денег на косметическую магию, а когда появилась возможность — возраст оказался уже не тот, чтобы переделывать лицо и фигуру без последствий для здоровья.

Что-то было не так… «Сердце! — пришла следующая мысль. — И мускулы, и тело. А откуда у чистого сознания тело? Да! Я ещё человек. Я маг. Я родился в тысяча восемьсот двадцать втором году эпохи Синклита. Но если есть тело, значит, есть…» По глазам ударил тусклый, щадяще-синий, но после долгого сна всё равно болезненный свет. Какое-то время мужчина щурился, старался закрыться от света веками, потом зрение привыкло, и он смог осмотреться. Он лежал обнажённый, на удобном ложе в небольшой комнатке. Голые синие стены были пусты, только возле двери горел календарь. «Четвёртое января две тысячи сто семьдесят седьмого года, — лениво заворочалось в голове. — Всё правильно. Прошло ровно двадцать лет… двадцать лет после чего?» В ответ закружился новый водоворот воспоминаний.

Будущий мастер-магистр родился вторым сыном барона: достаточно богатого, чтобы дать всем детям хорошее образование, но не настолько состоятельного, чтобы младший сын получил заметное наследство. Потому, едва у мальчика обнаружили неплохие магические способности, выбор был однозначен: поступать в Академию. Прославленное учебное заведение отпрыск закончил не среди худших, но и не среди лучших — добротный крепкий середнячок. Но карьеру в секретариате Магистериума сделал именно он, а не обладатели золочёных дипломов с отличием. Потому что у юноши обнаружился другой талант, куда более важный: задатки хорошего организатора. А ещё молодой человек нашёл у себя вкус к политике и замечательные способности плести интриги. Не зря уже всего к шестидесяти годам он стал кандидатом в магистры Синклита… Вот только дальше всё упиралось в тупик. Лишить статуса кандидата было нельзя, его меняют либо на белую золочёную хламиду магистра… Либо на поминальную службу в храме Дэса: должность магистра была пожизненной и заполнялась кандидатами по «сроку выслуги-ожидания» только после смерти очередного старикана. Конечно, и у кандидата власти немало — но это тень власти магистра.

Решение пришло неожиданно. Тогда только-только набирал силу Орден, ещё не Запретного, а Неведомого знания. Возможности и открытия полились рекой, все кричали о магической революции, о новых горизонтах. В Магистериуме бушевала настоящая буря — ведь основателями Ордена стали два мага, которые впервые за всю историю Синклита добровольно отказались от звания магистров! Про «классические» исследования забыли… Один из ненужных теперь изобретателей пришёл к свежеиспечённому кандидату с просьбой дать хоть немного денег на завершение исследований. Будущий мастер-магистр сразу увидел в идее непризнанного гения главное, хотя изобретатель до самого последнего дня считал разработку колдовского омолаживающего сна лишь побочным направлением в создании многофункциональных магических кристаллов. Проект длился долгие восемнадцать лет, после чего создатель методики получил в награду два квадратных метра земли, а кандидат в магистры погрузился в свой первый колдовской сон. После долгих раздумий будущий мастер-магистр решил, бодрствовать стоит по десять-двенадцать лет, а спать по двадцать. Этого достаточно, чтобы, с одной стороны, не упустить властные нити в неторопливом и косном Магистериуме, а с другой — отыграть большую часть старения организма за те самые двенадцать лет. После второго сна он стал магистром, а спустя ещё два — удачно обошёл всех конкурентов во время выборов нового главы Синклита.

Воспоминания улеглись, и мысли обрели привычную ясность. Итак, если его не разбудили раньше срока, значит, ничего особого не случилось. Впрочем мастер-магистр тут же усмехнулся: о том, что глава Синклита на самом деле не просто так, не из прихоти и чувства собственного величия только раз в двадцать лет самолично объезжает подвластные владения и принимает посетителей, а остальное время правит из своего замка, знали считанные особо доверенные люди. Как знали помощники, что пути у них всего два — либо в кандидаты Магистериума, либо на специальное кладбище в подвале замка. Откуда труп не достанет и не разговорит никакой некромант или заклинатель духов. А ещё эти доверенные лица знали, что если разбудить хозяина из-за пустяка, то путь на кладбище пройдёт через пыточную, а фантазия у мастер-магистра, которого прерванный раньше положенного срока сон зазря лишит омоложения, окажется богатая.

Едва прошла обычная после сна слабость, мастер-магистр заставил себя встать, надел в соседней комнате приготовленный заранее халат, и начал подниматься наверх сквозь этажи-уровни защиты в апартаменты. День пробуждения был известен заранее, поэтому, едва мастер-магистр прошёл последний ярус, а толстенная каменная плита, маскирующая вход в подземелье, встала на место, из соседней комнаты потянуло вкусными запахами. Там уже ждал стол — яства принялись расставлять, едва помощники получили сигнал, что Хозяин добрался уже к последнему уровню защиты. Между второй и третьей переменой блюд на несколько мгновений рядом со столом безмолвно возник слуга и положил перед владыкой небольшую кожаную папку. Тоже ещё одно правило-традиция. Сообщать во время первого обеда новости, причём только приятные новости — верная примета, что тогда весь срок бодрствования настроение будет хорошим.

Едва прочитав самый верхний листок, мастер-магистр радостно хлопнул по колену: ну и удружил рыжий покровитель везунчиков Эбрел. Помер магистр Джауме, который уже полвека портил мастер-магистру кровь! Увы, даже могущества хозяина Синклита не хватало, чтобы полностью взять под контроль выбор кандидатов в Магистериум, потому-то время от времени подобные типы и проникали. А этот Джауме не успел освоиться с бело-золотой хламидой, как стал претендовать на алмазную тиару мастер-магистра. Напоминая, что в отличие от пожизненных магистров, глава Синклита со своей должности может и уйти, а выбирать нового мастер-магистра положено не реже, чем раз в шестьдесят лет. И прибить поганца никак не получалось, слишком уж берёгся. Очередной шестидесятилетний срок истекал в нынешнее пробуждение, мастер-магистр предвидел нешуточную драку в Магистериуме… И вот надо же — конкурент помер! После такого остальные новости можно было не читать, а приступать сразу к «десерту». По приказу в обеденную залу ввели два десятка девушек, дотоле не знавших мужчины, мастер-магистр выбрал троих — попутно слегка удивившись, почему в этот раз помощники не привезли парочку свеженьких из Лина, и удалился в спальню.

Утром пришло время дел, которых за годы сна набралось изрядно. Но всё же в небольшой поблажке-удовольствии мастер-магистр себе не отказал, начав с подробностей смерти магистра Джауме. В отчёте говорилось, что к покойному в дом наведался сам Хранитель мира и лично отрезал магистру голову, после чего спалил резиденцию дотла. Мастер-магистр ненароком поднял голову и встретился взглядом с секретарём. Тот, даже почтительно стоя возле двери, видел, какой документ читает Хозяин, и сейчас ждал реакции. Ведь члены Магистериума неприкосновенны! Мастер-магистр мысленно усмехнулся: дурак. Когда-то и сам глава Синклита тоже мечтал накинуть на Хранителя узду, но как умный человек быстро понял — это то же самое, что пытаться оседлать ураган или наводнение. Великий друид просто часть природы, и как лесоруб должен вовремя отойти от падающего дерева, так и любой маг держаться от сомнительных исследований. По крайней мере, открыто. «Эх, знал бы про Джауме раньше, — мелькнула мысль, — и Хранителю оказал бы услугу, и копию исследований в архив Синклита спрятал». Увы, повторения удачи столетней давности — когда и химер уничтожили, и создавшего их мага казнили… и нашли решение, которое позволило создать весьма полезных магиматов, но не вызвало недовольства Хранителя — в этот раз не вышло. Потому проще выкинуть всё из головы и перейти к остальным новостям.

Первоочередных проблем, требующих личного решения мастер-магистра, скопилось немало. И самой неприятной было Келти. Королевство развивалось слишком бурно, угрожало стать доминирующим над всей северной частью континента — особенно в союзе с нэрлих. И тем самым нарушить стабильность и безопасность политического устройства, которые и призван оберегать Синклит. «Как не вовремя у нэрлих появился новый каган, — мысленно ругался мастер-магистр, читая отчёт о гибели Лина, — ну вот что ему стоило взять город лет на десять-двенадцать попозже?!» Увы, судя по всему в Лине уничтожили всех под корень, и, значит, весь план, по которому в Келти сменяется правящая династия, и страна спокойно делится на два или три королевства, можно выкинуть в мусор. А проблему теперь придётся решать радикальным способом — с помощью вторжения соседей. С одной стороны это, конечно, удачный повод зацепить степняков. Заставить соблюдать правила Синклита в полном объёме. Но тогда от процветающей страны Келти останутся одни развалины. А людей, в отличие от нэрлих, мастер-магистру было жаль. Нет, если понадобится, ради всеобщего блага остальных стран континента он отдаст приказ, не колеблясь — спокойствие миллионов важнее пары сотен тысяч жизней. Но всё равно неприятно. Какое-то время Хозяин мира продумывал варианты, потом красивым почерком набросал указания.

«Задействовать прежний план, вместо подмены принцессы организовать её похищение. Дозволяю в отношении принцессы Лефлет применение ментальной магии до первого уровня, с возможностью уничтожения личности для организации регентства. Одновременно начать подготовку вторжения, с учётом продолжения войны на территории Великой степи. Разрешаю использование зародышей магиматов из хранилища. Обеспечить секретность участия Синклита в мероприятии. После окончания этапа «Келти» не более чем в течение шести месяцев обеспечить начало войны с Кругом туштаев».

Участь Келти была решена, можно было переходить к менее срочным делам. Причём накопилось хоть и не первоочередных, но важных и требующих личного рассмотрения вопросов и проблем тоже очень много, так что до документов с новостями «низкого приоритета» и текучкой мастер-магистр добрался только через неделю. Первой в стопке лежал краткий отчёт о том, что Белая стена исчезла, вместе с ней и Орден. А на месте мятежных магистров появилась новая небольшая страна людей.

Закончив читать, мастер-магистр поднял взгляд на секретаря и под холодным демоническим взглядом Хозяина румянец на щеках помощника сменился алебастровой бледностью.

— Почему я узнаю новость об Ордене в числе последних? Я приказывал в случае изменения ситуации с Орденом будить меня немедленно.

Сбивчивые оправдания секретаря мастер-магистр даже не слушал. С одной стороны, в чём-то помощник прав: если в своё время Орден стал настолько большой неприятностью, что даже удалось воспользоваться поражением и свалить предшественника — то исчезновение мятежников из расклада сил, причём исчезновение, не изменяющее текущего баланса, до планового пробуждения могло и подождать. Но вот то, что эта новость не попала в число важных… За такой промах секретарь отправится в отставку не в личное поместье, применять одеяние кандидата в магистры, а в подвалы.

— Информацию мне. Быстро.

Испуганный секретарь доставил всё уже через пятнадцать минут, и мастер-магистр углубился в чтение. Когда папка с документами закончилась, владыка Синклита откинулся на спинку кресла и устало потёр глаза. В помощниках — одни идиоты! Проморгать такую интригу. Это новое королевство, оно не входит в Томарские договорённости. А нынешний король Келти чересчур умён, увидел лазейку сразу и к тому же, похоже, понял — слишком быстрый рост могущества Келти обеспокоит остальной континент раньше, чем Турс тан Второй накопит достаточно сил для захвата соседей. В то, что новая мелкая страна сама по себе может достичь таких выдающихся успехов, как было написано в отчёте, мастер-магистр не верил. Значит, Турстан перенёс туда большую часть мануфактур и собирает в этой Земле армию. Не зря серьёзной войны с гвенъя не получилось, и Лес потерпел поражение. Знать бы, почему гвенъя ограничились всего одним корпусом вторжения, и даже не использовали в конфликте Зелёную стражу, хотя бы потревожить границы Келти… Но что творится среди Великого Леса и ураганы внутренней политики Великих Домов для людей всегда оставались малопонятны. Зато понятно, как захватили Лин — помогая в штурме, Турстан Второй получил в союзники обязанного ему кагана. Вроде бы хорошо, не надо искать повода для войны со Степью — Круг туштаев неизбежно вынужден будет вмешаться в смуту в Келти, которую раздуют агенты мастер-магистра. Вот только война будет теперь долгой и сложной, и не факт, что участие Синклита тогда удастся скрыть. Как бы даже не пришлось в помощь соседям посылать свои войска открыто. Мало, мало информации — что скрывает, загородив Степью и горами, король Келти.

Мастер-магистр хлопнул в ладоши. На пороге кабинета появился секретарь, молча выслушал задание выяснить, что творится на территории королевства Земля… Можно было не сомневаться: сделает секретарь всё возможное и невозможное, у него теперь это единственный шанс сохранить голову на плечах.


Вернуться к началу
 Профиль  
Ответить с цитатой  
 Заголовок сообщения: Re: Дети иного мира
СообщениеДобавлено: 20 май 2014, 08:50 
Не в сети
Наш человек
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 15 ноя 2012, 12:32
Сообщения: 280
Has thanked: 2 times
Have thanks: 50 times
Часть VI. Великий Синклит

Глава 36. Мастер-магистр

В безмолвии Ничто нет ни времени, ни пространства, ни жизни, ни смерти, ни тела, ни материального мира. Только чистое сознание парит в пустынной черноте блаженного покоя. Так можно провести вечность… Если бы не мешала непонятная, вспыхнувшая ослепительным светом звёздочка. Стоило раздражённому сознанию сосредоточиться на наглой пришелице, выпасть из нирваны, как появилась мысль: «Кто я?». И сразу же пошёл водопад воспоминаний.

«Я мастер-магистр Великого Синклита». Перед внутренним взором тут же возник рослый златогривый красавец-атлет, но, несколько ударов сердца спустя, мысль с лёгким сожалением исправила картинку: рост средний, волосы тёмные. К тому же чуть наметилось брюшко, мышцы не такие тугие — большую часть времени мастер-магистр проводит в замке с бумагами и делами, никакая лечебная магия не вытянет. Да и лицо… нос горбинкой, губы пухловаты, зато щёки наоборот — слишком худые. Когда сознание было человеком, то в молодости не хватило денег на косметическую магию, а когда появилась возможность — возраст оказался уже не тот, чтобы переделывать лицо и фигуру без последствий для здоровья.

Что-то было не так… «Сердце! — пришла следующая мысль. — И мускулы, и тело. А откуда у чистого сознания тело? Да! Я ещё человек. Я маг. Я родился в тысяча восемьсот двадцать втором году эпохи Синклита. Но если есть тело, значит, есть…» По глазам ударил тусклый, щадяще-синий, но после долгого сна всё равно болезненный свет. Какое-то время мужчина щурился, старался закрыться от света веками, потом зрение привыкло, и он смог осмотреться. Он лежал обнажённый, на удобном ложе в небольшой комнатке. Голые синие стены были пусты, только возле двери горел календарь. «Четвёртое января две тысячи сто семьдесят седьмого года, — лениво заворочалось в голове. — Всё правильно. Прошло ровно двадцать лет… двадцать лет после чего?» В ответ закружился новый водоворот воспоминаний.

Будущий мастер-магистр родился вторым сыном барона: достаточно богатого, чтобы дать всем детям хорошее образование, но не настолько состоятельного, чтобы младший сын получил заметное наследство. Потому, едва у мальчика обнаружили неплохие магические способности, выбор был однозначен: поступать в Академию. Прославленное учебное заведение отпрыск закончил не среди худших, но и не среди лучших — добротный крепкий середнячок. Но карьеру в секретариате Магистериума сделал именно он, а не обладатели золочёных дипломов с отличием. Потому что у юноши обнаружился другой талант, куда более важный: задатки хорошего организатора. А ещё молодой человек нашёл у себя вкус к политике и замечательные способности плести интриги. Не зря уже всего к шестидесяти годам он стал кандидатом в магистры Синклита… Вот только дальше всё упиралось в тупик. Лишить статуса кандидата было нельзя, его меняют либо на белую золочёную хламиду магистра… Либо на поминальную службу в храме Дэса: должность магистра была пожизненной и заполнялась кандидатами по «сроку выслуги-ожидания» только после смерти очередного старикана. Конечно, и у кандидата власти немало — но это тень власти магистра.

Решение пришло неожиданно. Тогда только-только набирал силу Орден, ещё не Запретного, а Неведомого знания. Возможности и открытия полились рекой, все кричали о магической революции, о новых горизонтах. В Магистериуме бушевала настоящая буря — ведь основателями Ордена стали два мага, которые впервые за всю историю Синклита добровольно отказались от звания магистров! Про «классические» исследования забыли… Один из ненужных теперь изобретателей пришёл к свежеиспечённому кандидату с просьбой дать хоть немного денег на завершение исследований. Будущий мастер-магистр сразу увидел в идее непризнанного гения главное, хотя изобретатель до самого последнего дня считал разработку колдовского омолаживающего сна лишь побочным направлением в создании многофункциональных магических кристаллов. Проект длился долгие восемнадцать лет, после чего создатель методики получил в награду два квадратных метра земли, а кандидат в магистры погрузился в свой первый колдовской сон. После долгих раздумий будущий мастер-магистр решил, бодрствовать стоит по десять-двенадцать лет, а спать по двадцать. Этого достаточно, чтобы, с одной стороны, не упустить властные нити в неторопливом и косном Магистериуме, а с другой — отыграть большую часть старения организма за те самые двенадцать лет. После второго сна он стал магистром, а спустя ещё два — удачно обошёл всех конкурентов во время выборов нового главы Синклита.

Воспоминания улеглись, и мысли обрели привычную ясность. Итак, если его не разбудили раньше срока, значит, ничего особого не случилось. Впрочем мастер-магистр тут же усмехнулся: о том, что глава Синклита на самом деле не просто так, не из прихоти и чувства собственного величия только раз в двадцать лет самолично объезжает подвластные владения и принимает посетителей, а остальное время правит из своего замка, знали считанные особо доверенные люди. Как знали помощники, что пути у них всего два — либо в кандидаты Магистериума, либо на специальное кладбище в подвале замка. Откуда труп не достанет и не разговорит никакой некромант или заклинатель духов. А ещё эти доверенные лица знали, что если разбудить хозяина из-за пустяка, то путь на кладбище пройдёт через пыточную, а фантазия у мастер-магистра, которого прерванный раньше положенного срока сон зазря лишит омоложения, окажется богатая.

Едва прошла обычная после сна слабость, мастер-магистр заставил себя встать, надел в соседней комнате приготовленный заранее халат, и начал подниматься наверх сквозь этажи-уровни защиты в апартаменты. День пробуждения был известен заранее, поэтому, едва мастер-магистр прошёл последний ярус, а толстенная каменная плита, маскирующая вход в подземелье, встала на место, из соседней комнаты потянуло вкусными запахами. Там уже ждал стол — яства принялись расставлять, едва помощники получили сигнал, что Хозяин добрался уже к последнему уровню защиты. Между второй и третьей переменой блюд на несколько мгновений рядом со столом безмолвно возник слуга и положил перед владыкой небольшую кожаную папку. Тоже ещё одно правило-традиция. Сообщать во время первого обеда новости, причём только приятные новости — верная примета, что тогда весь срок бодрствования настроение будет хорошим.

Едва прочитав самый верхний листок, мастер-магистр радостно хлопнул по колену: ну и удружил рыжий покровитель везунчиков Эбрел. Помер магистр Джауме, который уже полвека портил мастер-магистру кровь! Увы, даже могущества хозяина Синклита не хватало, чтобы полностью взять под контроль выбор кандидатов в Магистериум, потому-то время от времени подобные типы и проникали. А этот Джауме не успел освоиться с бело-золотой хламидой, как стал претендовать на алмазную тиару мастер-магистра. Напоминая, что в отличие от пожизненных магистров, глава Синклита со своей должности может и уйти, а выбирать нового мастер-магистра положено не реже, чем раз в шестьдесят лет. И прибить поганца никак не получалось, слишком уж берёгся. Очередной шестидесятилетний срок истекал в нынешнее пробуждение, мастер-магистр предвидел нешуточную драку в Магистериуме… И вот надо же — конкурент помер! После такого остальные новости можно было не читать, а приступать сразу к «десерту». По приказу в обеденную залу ввели два десятка девушек, дотоле не знавших мужчины, мастер-магистр выбрал троих — попутно слегка удивившись, почему в этот раз помощники не привезли парочку свеженьких из Лина, и удалился в спальню.

Утром пришло время дел, которых за годы сна набралось изрядно. Но всё же в небольшой поблажке-удовольствии мастер-магистр себе не отказал, начав с подробностей смерти магистра Джауме. В отчёте говорилось, что к покойному в дом наведался сам Хранитель мира и лично отрезал магистру голову, после чего спалил резиденцию дотла. Мастер-магистр ненароком поднял голову и встретился взглядом с секретарём. Тот, даже почтительно стоя возле двери, видел, какой документ читает Хозяин, и сейчас ждал реакции. Ведь члены Магистериума неприкосновенны! Мастер-магистр мысленно усмехнулся: дурак. Когда-то и сам глава Синклита тоже мечтал накинуть на Хранителя узду, но как умный человек быстро понял — это то же самое, что пытаться оседлать ураган или наводнение. Великий друид просто часть природы, и как лесоруб должен вовремя отойти от падающего дерева, так и любой маг держаться от сомнительных исследований. По крайней мере, открыто. «Эх, знал бы про Джауме раньше, — мелькнула мысль, — и Хранителю оказал бы услугу, и копию исследований в архив Синклита спрятал». Увы, повторения удачи столетней давности — когда и химер уничтожили, и создавшего их мага казнили… и нашли решение, которое позволило создать весьма полезных магиматов, но не вызвало недовольства Хранителя — в этот раз не вышло. Потому проще выкинуть всё из головы и перейти к остальным новостям.

Первоочередных проблем, требующих личного решения мастер-магистра, скопилось немало. И самой неприятной было Келти. Королевство развивалось слишком бурно, угрожало стать доминирующим над всей северной частью континента — особенно в союзе с нэрлих. И тем самым нарушить стабильность и безопасность политического устройства, которые и призван оберегать Синклит. «Как не вовремя у нэрлих появился новый каган, — мысленно ругался мастер-магистр, читая отчёт о гибели Лина, — ну вот что ему стоило взять город лет на десять-двенадцать попозже?!» Увы, судя по всему в Лине уничтожили всех под корень, и, значит, весь план, по которому в Келти сменяется правящая династия, и страна спокойно делится на два или три королевства, можно выкинуть в мусор. А проблему теперь придётся решать радикальным способом — с помощью вторжения соседей. С одной стороны это, конечно, удачный повод зацепить степняков. Заставить соблюдать правила Синклита в полном объёме. Но тогда от процветающей страны Келти останутся одни развалины. А людей, в отличие от нэрлих, мастер-магистру было жаль. Нет, если понадобится, ради всеобщего блага остальных стран континента он отдаст приказ, не колеблясь — спокойствие миллионов важнее пары сотен тысяч жизней. Но всё равно неприятно. Какое-то время Хозяин мира продумывал варианты, потом красивым почерком набросал указания.

«Задействовать прежний план, вместо подмены принцессы организовать её похищение. Дозволяю в отношении принцессы Лефлет применение ментальной магии до первого уровня, с возможностью уничтожения личности для организации регентства. Одновременно начать подготовку вторжения, с учётом продолжения войны на территории Великой степи. Разрешаю использование зародышей магиматов из хранилища. Обеспечить секретность участия Синклита в мероприятии. После окончания этапа «Келти» не более чем в течение шести месяцев обеспечить начало войны с Кругом туштаев».

Участь Келти была решена, можно было переходить к менее срочным делам. Причём накопилось хоть и не первоочередных, но важных и требующих личного рассмотрения вопросов и проблем тоже очень много, так что до документов с новостями «низкого приоритета» и текучкой мастер-магистр добрался только через неделю. Первой в стопке лежал краткий отчёт о том, что Белая стена исчезла, вместе с ней и Орден. А на месте мятежных магистров появилась новая небольшая страна людей.

Закончив читать, мастер-магистр поднял взгляд на секретаря и под холодным демоническим взглядом Хозяина румянец на щеках помощника сменился алебастровой бледностью.

— Почему я узнаю новость об Ордене в числе последних? Я приказывал в случае изменения ситуации с Орденом будить меня немедленно.

Сбивчивые оправдания секретаря мастер-магистр даже не слушал. С одной стороны, в чём-то помощник прав: если в своё время Орден стал настолько большой неприятностью, что даже удалось воспользоваться поражением и свалить предшественника — то исчезновение мятежников из расклада сил, причём исчезновение, не изменяющее текущего баланса, до планового пробуждения могло и подождать. Но вот то, что эта новость не попала в число важных… За такой промах секретарь отправится в отставку не в личное поместье, применять одеяние кандидата в магистры, а в подвалы.

— Информацию мне. Быстро.

Испуганный секретарь доставил всё уже через пятнадцать минут, и мастер-магистр углубился в чтение. Когда папка с документами закончилась, владыка Синклита откинулся на спинку кресла и устало потёр глаза. В помощниках — одни идиоты! Проморгать такую интригу. Это новое королевство, оно не входит в Томарские договорённости. А нынешний король Келти чересчур умён, увидел лазейку сразу и к тому же, похоже, понял — слишком быстрый рост могущества Келти обеспокоит остальной континент раньше, чем Турс тан Второй накопит достаточно сил для захвата соседей. В то, что новая мелкая страна сама по себе может достичь таких выдающихся успехов, как было написано в отчёте, мастер-магистр не верил. Значит, Турстан перенёс туда большую часть мануфактур и собирает в этой Земле армию. Не зря серьёзной войны с гвенъя не получилось, и Лес потерпел поражение. Знать бы, почему гвенъя ограничились всего одним корпусом вторжения, и даже не использовали в конфликте Зелёную стражу, хотя бы потревожить границы Келти… Но что творится среди Великого Леса и ураганы внутренней политики Великих Домов для людей всегда оставались малопонятны. Зато понятно, как захватили Лин — помогая в штурме, Турстан Второй получил в союзники обязанного ему кагана. Вроде бы хорошо, не надо искать повода для войны со Степью — Круг туштаев неизбежно вынужден будет вмешаться в смуту в Келти, которую раздуют агенты мастер-магистра. Вот только война будет теперь долгой и сложной, и не факт, что участие Синклита тогда удастся скрыть. Как бы даже не пришлось в помощь соседям посылать свои войска открыто. Мало, мало информации — что скрывает, загородив Степью и горами, король Келти.

Мастер-магистр хлопнул в ладоши. На пороге кабинета появился секретарь, молча выслушал задание выяснить, что творится на территории королевства Земля… Можно было не сомневаться: сделает секретарь всё возможное и невозможное, у него теперь это единственный шанс сохранить голову на плечах.


Вернуться к началу
 Профиль  
Ответить с цитатой  
 Заголовок сообщения: Re: Дети иного мира
СообщениеДобавлено: 20 май 2014, 08:51 
Не в сети
Наш человек
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 15 ноя 2012, 12:32
Сообщения: 280
Has thanked: 2 times
Have thanks: 50 times
Глава 37. Шпион

Вечер в трактирах — время горячее. Идут домой работяги и каждому надо утолить голод, пропустить кружку-другую пива. Если же водится несколько свободных монет — пригласить в укромный уголок сговорчивую разносчицу, посудомойку, а то и девицу, которая своих занятий не скрывает, ждёт подходящего мужчину рядом со входом. Шум, крики, пропахшие потом и ремеслом мужики толпятся у стойки, пихаются локтями на лавках возле столов. Выкрикивают в душный, пропитанный запахами чада и горящего на кухне жира воздух очередной заказ, а когда официантка несёт кружки, норовят её ущипнуть. Следить за нужным человеком в таком хаосе, особенно если трактир средней руки и экономит на шарах-светильниках, довольно трудно. Но Диори к подобному не привыкать, да и клиент сегодня удачный. Сидит бородатый здоровяк в «белом» углу трактира, потому стол хоть и небольшой, но отдельный. Да и заказ официантка носит из кухни ему лично, а не на одном подносе с ещё тремя-четырьмя мисками, как остальным. Удобно. За взятку помощница кухарки наложит всё сначала именно в тарелку, которую дал ей Диори, потом нальёт вино в особую кружку. Цель осторожна, даже во вроде бы знакомом и надёжном месте еду проверяет амулетом. Вот только пропитка из глиняных стенок начнёт поступать в пищу не сразу, да и ядом компоненты не являются. А девчонку вечером найдут с перерезанным горлом. Никого в здешнем районе этим не удивишь — подцепила неудачного клиента, бывает.

Едва сопротивляемость ментальной магии упала, Диори бросил импульс заклятья: пусть Академию он и не закончил, способностей на час-полтора убедить цель, что она встретила давнего знакомого, ему хватит с лихвой. Тут главное не сила, а точность и мастерство. Когда заклятие впиталось, Диори выждал несколько минут, после чего двинулся через весь зал якобы к бочонкам, возле которых хозяин торговал пивом.

— Здоровой, Дабид! — крикнул мужчина. — Сколько вёсен, сколько зим! Присаживайся!

Пока всё шло удачно. По смуглой коже и характерной горбоносости сразу понятно, что цель родом с юга континента. Потому никого не удивит, что если он увидит земляка, да ещё знакомого, то пригласит распить чарочку-другую, а потом оба вместе уйдут продолжать. И пусть для южанина Диори низковат ростом да худоват, так люди разные бывают. Лишь бы не вмешался со своими шутками Эбрел, но рыжий хозяин воров и шпионов к Диори всегда был благосклонен.

Прошло всё как по маслу. Кружка за кружкой, потом взяли у хозяина ещё пару бутылок и пошли в домишко неподалёку, где и жила цель. Дальше, едва закрылась входная дверь, последовал жалящий укол иглой в шею, и здоровяк рухнул на пол без сознания. Диори облегчённо вытер со лба пот: получилось. Очень уж осторожный попался «клиент». Не дом — а настоящая крепость. Да и на улице просто так без шума не возьмёшь. Зато теперь осталось только дотащить до кровати, и можно спокойно допрашивать. Когда Диори уже активировал путы, сквозь забытье мужчина что-то почувствовал, замычал и задёргался. Шпион усмехнулся: бесполезно. Ему не зря нравилось работать на секретаря мастер-магистра, тот всегда давал самое лучшее снаряжение, которое только можно найти в мире. Разорвать спутавшие ноги, руки и тело верёвки не смог бы даже легендарный дракон, но следов от них, сколько не старайся, не останется. Очень удобно.

Дальше всё шло привычным путём. Ещё пара уколов иголками со снадобьем, после чего кропотливая работа по ломке воли и защитных блоков. Но время было, хватятся мужика не раньше утра. Наконец всё закончилось, бородач осмотрел комнату мутным взглядом и прозвучал первый вопрос.

— Ты меня слышишь? Отвечай, как ты жил, когда Пресветлая Кайна привела твою душу в мир.

— Меня зовут…

— Знаю. Дальше. До того, как вас схватили, можешь пропустить

— Я плавал уже помощником штурмана на флагмане Золотой бороды, когда возле Балвина нас захватила королевская эскадра…

Последовал подробный рассказ, как уцелевших заклеймили меткой Синклита, как странный покупатель отобрал себе часть предназначенных для ртутных рудников рабов. После чего через Степь их доставили на постоялый двор на границе необычного королевства Земля, где правит Его величество Сенатор… На описании, как снимали клеймо Синклита, Диори подумал, что вот это он докладывать не будет. По крайней мере, пока. Всем было известно — убрать клеймо может только наложивший заклятие маг, лично. Диори же до сих пор был жив, не смотря на род занятий, потому, что давно усвоил — именно информация правит миром. Вот только если нечто особо ценное слышало больше одного человека — слышали все. Если же что-то знаешь только ты, драгоценные сведения способны вытащить твою шею из любой петли. Особенно, если дело попалось как сейчас — сложное и опасное, когда ему предстояло по заданию секретаря мастер-магистра пройти по лезвию бритвы: на секретах Турстана Второго голову сложили уже больше сотни чересчур любопытных агентов. Причём не только на территории Келти, но и в соседних странах. Причём немало тех, кто сам только командовал и про кого, по идее, никто кроме господина секретаря знать был не должен. Но слишком уж страшный в этот раз попался противник. Сам Мудрый Змей. А времени на выполнение задания осталось мало. Если принц Редвалд не кормит обнаруженных врагов дезинформацией, а режет глотки — значит рассчитывает скоро воевать.

— Почему ты решил бежать? Если жизнь там так хороша?

— Да чтобы без пяти минут капитан с корабля самого Золотой бороды киркой да пилой себе на жизнь зарабатывал?

— Связаться с Ночными отцами там? Предложить свои услуги и связи на побережье.

— Начинать мальком? И знать, что до конца мальком и останешься? Наших они за навоз держат, а дела только со Степью ведут.

— Не может быть, — удивился шпион. Чтобы хозяева преступного мира и отказались от возможности расширить дело?

Пленник подтвердил: не хотят. С одной стороны, они, как ни странно, за своих горой, а с Королевствами дело иметь брезгуют. С другой — нет у них Гильдии. И главы нет. Раньше всё как положено было, говорят, но появился страшный человек по имени Гальба. Который вырезал всех. Когда дворец главы Ночной гильдии взяли, лично, говорят, ходил и головы отрезал, чтобы никто оттуда живым не ушёл. Боятся его. И этот Гальба с Ночными отцами договор заключил: тех, кто в Королевства поперёк его слова не лезет, пусть что хотят делают, трогать не будет. Диори только покачал головой — это же надо, нет Гильдий. Чудно.

— Как ты сбежал?

— В горах стройку затеяли, я туда записался. А там дорожку нашёл. Кроме меня её никто не знает.

— Уверен?

— Да…хр-р… — странным звуком засмеялся допрашиваемый. — Даже люди этого Гальбы там каждый день смотрели — не нашли. А ещё нас не поймали, хотя перед нами ещё двое пытались уйти. Догадались, что видевших секреты правителей там же на стройке всегда и закапывают.

— Ты не один? Где остальные?

— А я умный. Пайку давали только на день, так мы третьего за телка взяли. Молоденький, толстенький. Дальше не сразу на юг, а через Проклятые земли надо идти. Тогда и летающие звери, которые за границей следят, не увидят, боятся они демонов Проклятых земель. Этот, второй. Думал умный, меня демонам скормит, а сам жив. Только я быстрее.

— Ориентиры. Все. От города Реуса, через Проклятые земли до твоего лаза.

Когда мужчина закончил, грудь возле сердца уколола ещё одна игла. Бывший пират захрипел, задёргался, и через какое-то время затих. Диори выждал пятнадцать минут, убедился, что «всё», после чего аккуратно собрал верёвки, добавил следов дружеской попойки и ушёл. Даже если кто-то заинтересуется, увидит только одно: от обильной пьянки случился инфаркт, а собутыльник к тому времени уже ушёл, и позвать на помощь оказалось некому.

Вернувшись в дом, который шпион вместе с помощниками арендовал на всё время пребывания в городе, Диори первым делом сорвал с головы тёмный парик и восковые накладки для носа, слишком уж под ними чесалась кожа. Только вот магическую маскировку Диори всегда считал уделом дилетантов, а перекрашивать волосы или бриться наголо под парик из-за разовой акции не было смысла. Всё равно уже утром, как только вернутся помощники, Диори из города уедет. А пока следовало упорядочить в голове рассказ бывшего пирата, поэтому шпион поднялся на второй этаж, где был оборудован кабинет. Закрыв дверь и активировав защиту, Диори вытащил из перстня камень, положил на стол, проколол кинжалом палец и капнул на талисман крови из пальца. Невзрачный кусочек малахита, годный разве что для дешёвых поделок, сразу засветился неярким тёплым светом, окутался радужными искрами и превратился в бриллиант чистой воды. Мужчина невольно улыбнулся: сколько раз видел, как камень сбрасывает маскировку — но до сих пор зрелище завораживало.

Тем временем свечение погасло, а на столе появился дух камня. Ростом едва ли с руку, сегодня в облике игривой девушки-кошки, почему-то одетой в строгую юбку и соблазнительный, едва прикрывающий грудь, топик-лиф. Девушка сразу же замурлыкала, потребовала её погладить, рассказать какую-нибудь смешную историю, только тогда она согласна будет сделать для хозяина то, что он просит. Диори мысленно вздохнул: вот как не хочется тратить лишнее время, но нельзя. Чародей, который расплатился с ним за услугу изделием кого-то из великих магов древности, объяснил, что дух — это отражение скрытой от разума части души. Конечно, можно идти наперекор своему настроению и состоянию, но такое редко приводит к чему-нибудь хорошему. И, хотя на память шпион никогда не жаловался, сегодня были важны даже самые мельчайшие подробности разговора — без камня тут не обойтись. Придётся ублажать капризный артефакт.

Провозился Диори до полуночи, тщательно, раз за разом, слушая от камня свою беседу с пиратом, и перенося пометки на карту и на бумагу. Когда вернулись оба помощника и сообщили, что «с девчонкой дело улажено» — работа была завершена. И уже утром все трое покинули город, направляясь в Реус, на самую границу Проклятых земель. Где уже ждали остальные, готовые, едва приедет командир, отправиться в самое сердце покинутой всеми богами страны. До гор они добрались без особого труда. Впрочем, удивления это у трёх десятков путников и охранников не вызвало. Воинов Диори набирал из местных, остальные тоже были людьми тёртыми, и бывали в развалинах на юге, где до сих пор встречались остатки армии химер и разные магиматы. И хорошо разбирались, что если подготовиться и не забираться слишком глубоко, к бывшей столице Торона, то риск встретить по-настоящему опасную для хорошо вооружённой группы тварь невелик. Когда достигли предгорий, и разбили базовый лагерь, Диори собрал своих помощников на совещание.

— Судя по всему, мы сейчас вот здесь, недалеко от перевала Холка медведя, — палец ткнулся в нижний угол расстеленного на большом плоском камне листа особой, не боящейся воды, бумаги. Остальные кивнули: карта была очень старая, из архивов Синклита, но горные пики не смещаются. — Пакоми, Баданот. Вы остаётесь. Проследите за ними, — кивок сторону занятых работой по обустройству лагеря охранников. — Если хоть одна из сигналок пожелтеет, уходите сразу. В таком случае мы выбираемся самостоятельно.

Оба помощника синхронно кивнули. Сигналками назывались особые бусины, сделанные на основе симпатической магии, которую не засечь никакими способами. Вторая пара-половина такого шарика сработает, если хоть кого-то из уходящих возьмут живым.

— Я, Бальдерик, Лисица и Мунд идём в одиночку. Рисё вместе с Тирсом и Урба вместе с Кабаном идут парами, — теперь кивнули остальные. Идти по горам даже вдвоём — уже рискованно. Но большую группу неизбежно заметят с воздуха, по рассказу покойного пирата летающие звери патрулируют границу постоянно.

— Холку пройдём все вместе. Дальше расходимся. Разбирайте маршруты.

Диори выложил веером два десятка сложенных листов бумаги с примерным описанием дороги. Ещё одна предосторожность: если кто-то попадётся, он даже под пыткой не сможет рассказать, каким путём двигаются остальные. Троп в нужном направлении идёт много, одних перевалов через дальний хребет — больше десятка.

За перевалом Холка медведя Диори задержался почти на сутки. После чего двинулся не на северо-запад, как все, а прямо на север. Конечно, и у остальных был шанс — на верную смерть своих людей Диори посылать бы не стал. И шпион надеялся, что большая часть сумеет вернуться, не зря он приказал при малейшем риске поворачивать обратно. Но в любом случае, свою задачу отвлечь внимание на себя, помощники выполнят. Сам же Диори шёл к тайному проходу, который указал старый пират. Причём, в отличие от помощников, при себе из магических вещей был только кристалл, из остального Диори не взял даже амулеты для маскировки и заговорённые предметы. Шёл, словно нищий горец с далёкого севера — будто вернулся в годы своей юности, когда гордые обитатели каменистых долин за лечение наставляли только что изгнанного из Академии паренька, как надо ходить по горам.

Дважды над ним проходили неведомые создания — впрочем, не звери, Диори сразу понял, что они навроде воздушных колесниц — но шпиона не заметили. Не увидели его и стражники, когда расселина вывела Диори к бывшей стройке, где теперь на специально подготовленных местах тренировались солдаты, ездили и метали снаряды железные колесницы. В подзорную трубу, которую он рискнул захватить с собой, занятия людей и нэрлих можно было увидеть хорошо, ановости, которые Диори принесёт своему нанимателю, будут неутешительные. Нашлась ли сокровищница Ордена, или новое королевство принесло с собой необычные знания — Степь и Келти воспользовались этим с лихвой, и готовятся бросить вызов власти мастер-магистра. Война будет страшной. А самому Диори теперь важно унести отсюда ноги, если его заметят — узнавшего столь важный секрет даже не будут пытаться взять живым.

Когда всего через неделю после того, как шпион отчитался нанимателю, последовал приказ явиться на аудиенцию к самому мастер-магистру, Диори не удивился. Этого он ждал — слишком уж важные и тревожащие сведения принесла разведка, хозяин Синклита наверняка захочет уточнить какие-то детали лично. Но сердце всё равно предательски забухало. Шанс, к которому он стремился многие годы! Если удастся произвести нужное впечатление на Владыку, это не просто новые награды — а возможность войти в свиту, получить власть, равную власти иных герцогов и королей. Потому не только будущую речь, но и внешний облик Диори готовил очень тщательно. Изумрудный с серебром камзол выглядит нарядно — со вкусом и не крикливо. Украшения из золота не годятся, но и совсем без украшений нельзя. Нельзя использовать драгоценные и полудрагоценные камни, их наверняка отберёт стража: не настолько пока важный Диори гость, чтобы проверять, не являются ли его камни какими-нибудь шпионскими устройствами или амулетами. После раздумий Диори остановился на янтарном ожерелье и серебряных перстнях с тем же янтарём: янтарь для магии непригоден совершенно, его отдать не потребуют… В последнее мгновенье привычка помимо сознания заставила добавить в ожерелье следящий камень, послушно принявший форму ещё одной медовой капельки.

Мастер-магистр принял Диори в рабочем кабинете, к тому же присутствовал один из помощников — причём явно высокого ранга, потому что мужчина сидел в гостевом кресле, а не стоял. Да и самого шпиона пригласили расположиться во втором гостевом кресле. Затем начался допрос… И Диори порадовался своей привычке даже самую незначительную информацию сортировать для доклада заранее. Хозяин выспрашивал всё, от того, как Диори нашёл столь ценного свидетеля до мельчайших деталей увиденного в дороге и по ту сторону гор. Хотя, например, зачем мастер-магистру знать характер растительности и соотношение лиственных-хвойных деревьев в предгорьях, Диори не понимал совершенно.

Едва отзвучал последний ответ, всё звуки пропали, а кабинет погрузился в дымку. Шпион почувствовал, как его окутала магический полог. Это тоже было хорошим знаком. Из-за искажений слов по губам не разобрать, но похоже, что обсуждают именно его — а раз Диори на время разговора не выгнали, значит, шансы у него… Додумать мысль шпион не успел, завеса исчезла. И зазвучал голос мастер-магистра.

— Поздравляю. Вы проделали замечательную работу. И не побоюсь сказать — кроме вас это оказалось никому не под силу. Остальные погибли. Потому я предлагаю вам поступить на службу лично ко мне. Но предупреждаю сразу — пока не докажете, что я могу вам доверять, я повешу особое заклятье. И если надумаете меня предать — найду даже в чертогах Кайны.

— Согласен и отдаю свою жизнь в ваши руки.

Диори не раздумывал ни мгновения. Такой шанс выпадает раз в жизни, и можно поклясться хоть Пресветлой Кайной, хоть Рыжим Эбрелом: через пятнадцать-двадцать лет он будет вот так же сидеть в кресле рядом с Хозяином на правах ближайшего помощника. А заклятье… И этот вариант предусмотрен. Шею на мгновение сдавило, обожгло лентой фиолетового огня, в груди кольнуло. Только то, что Диори ещё сидел в кресле, не дало ему упасть. Насколько он разбирался в подобных заклятиях, болеть и мутить будет ещё неделю, не меньше, да и ошейник… пусть его не видно, всё равно знаешь, что он есть. Но это ерундовая плата за перстень с личным оттиском самого главы Великого Синклита.

Судя по всему, новый начальник тоже знал, какие ощущения остаются после заклятия, поэтому дал месяц отдыха. И Диори позволил себе расслабиться. Едва прошла вялость, и ослабли неприятные ощущения, вино в его доме полилось рекой, через день он стал ходить на скачки и соревнования борцов, менял женщин одну за другой — каждую ночь обязательно новая. Кроме желания сбросить нервное напряжение последних месяцев был и расчёт: человек без слабостей выглядит подозрительно, так пусть наниматель увидит именно те слабости, которые покажет Диори. Впрочем, к концу третьей недели он решил, что показал достаточно и пора приводить себя в порядок. Приглашения на вечеринки и любовные письма отправились в мусор, а из тайника появилось янтарное ожерелье, в котором по-прежнему прятался артефакт. Хранить свои размышления и заметки на бумаге Диори опасался, потому без Камня памяти не обойтись.

Сегодня дух камня принял облик профессора из Академии, в мантии и украшенной звёздами шапке. Вот только ещё до того, как Диори успел дать хоть одну команду или задать хоть один вопрос, прозвучало: «Какой из ярусов вас интересует в первую очередь, милорд?» В воздухе тут же появилась объёмная модель замка мастер-магистра, вместе с подземными уровнями… И этих уровней было слишком, слишком много! По спине пробежал ледяной холодок, Диори принялся расспрашивать камень… Через десять минут мужчина упал в кресло и негромко завыл от отчаяния. Под замком оказался артефакт, который создал тот же самый древний маг, что сотворил Камень памяти. Проклятый же булыжник, оказывается, был вдобавок одним из ключей к этому артефакту, а мастер-магистр совсем недавно пользовался спрятанным под землёй устройством. Поэтому, едва камень почувствовал в ауре хозяина замка знакомые обертоны, то проснулся и начал обмен информацией с артефактом… И не только про секретные ярусы. Ещё он впитал некоторые мысли и знания самого мастер-магистра, из тех, что маг оставил во время волшебного сна. И сохранить это в тайне от нанимателя не удастся.

«Эбрел, сволочь ты рыжая! — заполнила голову мысль. — Ты специально так сделал именно сейчас, когда я добился именно того, к чему шёл все эти годы!» Хотелось биться головой об стену… Не время! Диори заставил взять себя в руки. Рыжий покровитель воров и шпионов всегда оставляет своим почитателям шанс даже в самых безвыходных ситуациях. Надо его лишь увидеть. Четыре-пять дней в запасе у него ещё есть. Ингредиенты и инструменты, чтобы заглушить заклятие мастер-магистра и сбежать куда-нибудь на Южные острова, припасены заранее. Экранированное помещение для ритуала тоже неподалёку. Он успеет!..

…Принц Редвалд и генерал Гальба смотрели на невысокого худощавого человека перед собой с любопытством. Не каждый день от Синклита перебегают шпионы, да ещё с интересной информацией и просьбой о встрече с руководством. Убийцей мужчина быть не мог, проверили его тщательно, значит, стоит выслушать. Хотя бронированное стекло, разделяющее комнату, поднимать всё же не стали. По договорённости начальников разведок допрос должен был вести принц Редвалд, поэтому первый вопрос прозвучал именно от него.

— Итак, господин…

— Диори.

— Господин Диори. Почему вы пришли к нам? Только честно. У вас одна попытка, чтобы я поверил. Сразу скажу: варианту, что мы вам понравились, а вы ненавидите Синклит, я не поверю.

Диори усмехнулся. После чего расстегнул воротник и показал на тонкую красную полосу на шее.

— Вот из-за этого. Заклятие напоминает клейма Синклита, снимать же их умеете только вы. Когда я случайно проник в одну тайну мастер-магистра, я думал, что ошейник только следит. Погасить сигнал можно, я был готов к такому развитию событий. Но оказалось, что есть и вторая половина. Пока я заставил заклятие уснуть, но ненадолго. Через два-три года ошейник проснётся и меня ждёт рак горла… в лучшем случае.

— Что вы ждёте от нас, мне понятно. Чем вы собираетесь платить за свою жизнь? Той самой тайной?

— Нет, что вы. Насчёт тайн мастер-магистра мы будем договариваться отдельно. Я хочу обменять её на убежище в ваших землях. За жизнь я готов расплатиться резервной сетью агентов Синклита на территории Келти.

Редвалд и Гальба заинтересовано переглянулись, а Диори продолжил.

— Не знаю, слышали вы или нет. Но кроме той сети, которая вам известна, есть ещё одна. В ней состоят некоторые маги, завербованные ещё в Академии. Кое-кто из прислуги — причём хозяин в таких случаях, как правило, даже не знает о втором занятии какого-нибудь конюха или лакея. Главное, что пока она не активна — вычислить вы её не сможете, эти люди ведут самую обычную жизнь. И с повседневной сетью эта вторая не связана никак. А когда они начнут действовать — будет поздно. И ещё. Пытками из меня вы это узнать не сможете, всё хранится в магическом артефакте, откуда я могу достать информацию лишь добровольно.

Стекло потемнело, микрофоны выключились, а на разделяющем комнату барьере Диори почувствовал магическую завесу. Шпион замер без движения, хотя сердце бешено стучало. Сколько прошло минут, он не понял, врождённое чувство времени в этот раз отказало. Наконец, спустя вечность, стекло снова просветлело и прозвучало спасительное:

— Согласны. Мы принимаем ваше предложение.


Вернуться к началу
 Профиль  
Ответить с цитатой  
 Заголовок сообщения: Re: Дети иного мира
СообщениеДобавлено: 20 май 2014, 08:51 
Не в сети
Наш человек
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 15 ноя 2012, 12:32
Сообщения: 280
Has thanked: 2 times
Have thanks: 50 times
Глава 38. Ваше высочество

В прихожей раздался шум, и принцесса Лефлет оторвалась от падающих снежинок за окном. Ну, хоть кто-то пришёл скрасить её добровольное затворничество! Конечно, квартира на верхнем этаже небоскрёба, с книгами, фильмами и Интернетом — это совсем не наглухо закрытые покои отцовского дворца. Но месяц, не выходя за порог, сидеть всё равно тяжело. Даже если делаешь это по собственному желанию и твёрдо знаешь, что так надо. Увы, официально принцесса уехала домой. И пусть закон, по которому отпрыск королевской крови не имеет права до церемонии возложения венца наследования оставаться без опеки, формально обойти сумели — место графа Тунора заняла жена вице-председателя Сената — рисковать жизнью сестры, если подмена выйдет наружу, Лефлет не собиралась. А на улице её легко могли узнать, за последние годы гости из Келти среди землян редкостью быть перестали.

Оказалось, пришла Наташа. Если в первую пару недель женщина тактично старалась не надоедать, то теперь, когда скука и безделье грызли принцессу изо всех сил, заглядывала каждый день, чтобы хоть как-то отвлечь общением. Вот и сегодня официальный разговор в гостиной незаметно превратился в дружеские посиделки в спальне, где небольшие размеры не давили, принцесса могла с ногами забраться в любимое кресло, а гостья с удобством рассесться на кровати.

— Скучаешь? Смотрю, даже свои игрушки бросила, — Наташа махнула рукой туда, где на письменном столе лежала оставленная на середине работы, не доклеенная моделька парусника, — Хотя совсем недавно, пока не закончишь собирать очередную модель — ничего вокруг не видишь.

— Скорее волнуюсь, — вздохнула девушка. — У меня в братьях одни мальчишки, у дяди Редвалда тоже сыновья. Я всегда так мечтала о сестре, что была дико счастлива, когда нашлась Настя… А теперь она там и рискует из-за меня.

Наташа мысленно покачала головой: счастье — это кому как. Лефлет и правда была безумна рада, она как раз приехала учиться, а тут появилась не просто близкая подруга — сестра. Зато остальным, как рассказывал Александр, нервов находка попортила изрядно. Когда в семнадцать лет одна из спасённых в Лине девочек, до того неотличимая от имитации гвенъя, вдруг за месяц превратилась в точную копию принцессы Лефлет. Причём вложенная создателями маскировка была настолько совершенна, что до самого последнего момента никто ничего не заподозрил.

— Ты сама согласилась, что раз есть заговор, то тебя наверняка попытаются похитить после церемонии возложения диадемы наследницы. А у Анастасии и подготовка лучше… да и физические возможности, чего греха таить. Слышала я, как волчата Северина ради прикола ложки узелком завязывают на сувениры. Говорят, после каждого кадетского бала подполковник своих воспитанников костерит на все корки и наряды вне очереди раздаёт щедрой рукой. Но поделать ничего не может, традиция сильнее. Ладно, это мы чего-то в сторону ушли. Ты лучше объясни, почему вы все в Келти так уверены, что похищение будет именно сейчас? Если тебя не трогали до самого отъезда сюда, даже не пытались.

— Понимаете, Наташа, у нас довольно необычная система наследования. Пока на сына или дочь даже самого монарха не ляжет диадема, наследником он не считается. Потому, кстати, когда пятьдесят лет назад кузен короля организовал заговор, не смотря на помощь Лозадского союза мятеж провалился. Страна узурпатора наследником не признала, и дворяне, и города — все встали за дедушку. А ещё есть порядок старшинства, и если для мужчин на него обычно не смотрят, то у женщин строго. Наследует сначала та принцесса, которая получила диадему первой, и не важно, что Настя на год младше меня. А с дядей Редвалдом связываться побоятся.

Наташа кивнула. Александр рассказывал, что принц Редвалд примчался в Верхний город, едва узнал про то, что у него обнаружилась дочь: сперму короля для оплодотворения женщины-инкубатора заговорщики раздобыть не сумели, но подходил и ребёнок брата монарха. Для остальных она всё равно будет Лефлет, а талисманы династии отзываются на кровь любого близкого кровного родственника короля. Вот только при разборе документов кроме имени заказчика выяснилось, что копий было запланировано четыре. Одна умерла, одна погибла при штурме, а третьей граф Силби лично перерезал горло как «браку» — выяснилось, что у девочки не сработала закладка на будущий провал в ментальной сопротивляемости. На лицо Редвалда, когда он узнал про убийство второй дочери, было страшно смотреть. А то, как было произнесено: «Возьму живым, и тогда…» — заставило вздрогнуть всех в кабинете.

— Вот и я понимаю. Пусть меня сюда спрятали, и на два года церемонию оттянули — вечно так продолжаться не может. И всё равно переживаю. Как раз примерно в эти дни церемонии закончиться должны. Потому сижу, вот, и думаю, чем сейчас Настя занимается?

Вторая принцесса правящего дома Келти в это время, ругаясь сквозь зубы, пыталась расчесать волосы. Но спутавшиеся в заумной причёске пряди плохо поддавались даже усилиям опытной служанки. А ведь по меркам здешних дам парадная конструкция была совсем простенькая, за последнее время хитрые башни из волос делать перестали — спасибо принцессе Лиде, которая, переехав в Келти, издеваться над собой категорично отказалась. Двор тогда обозвал её дикой провинциалкой, Королевский совет раскричался о позоре и репутации правящей династии. Но Турстан Второй вдруг встал на сторону невестки, а лордам осталось проглотить тот факт, что их мнение короля не интересует вообще. Лида же тем временем развернулась вовсю, дворец перестроили всего за полгода… И за это Насте хотелось каждый раз сказать отдельное спасибо. Потому что вместо нормальной ванной мытьё в бадье, в окружении служанок и кувшинов с горячей водой её не привлекало совершенно. А уж про «быстро в душ, пока перерыв» в старом дворце можно было и не заикаться.

Наконец непослушные пряди поддались, девушка сбросила корсет и нижние юбки и побежала в ванную, набегу размышляя, что учиться за отведённое число секунд одевать снаряжение по боевой тревоге, было намного легче, чем сладить со всеми заковыристыми хреновинами, застёжками, крючками и завязками модных здешних платьев. Начинаешь понимать, что служанка для местных дам не роскошь, а жизненная необходимость. А ещё начинаешь бояться исполнения желаний. Когда была рабыней в питомнике, страстно мечтала — это ошибка, вот найдутся родители!.. Уже в училище, в Нижнем городе, любила читать книжки и сказки про всяких принцесс. Наверное, как любая девчоночка представляла себя на месте героинь романов… И вот нате, пожалуйста. Она теперь самая настоящая принцесса таких благородных кровей, что благородней некуда. А заодно всё остальное — в довесок.

Нет, неофициальная встреча с семьёй прошла замечательно. Когда принц Редвалд — папой у неё до сих пор так его называть и не получалось — представил свою дочь остальным, Ордрик девушку крепко обнял и шепнул: «Ты дома, сестрёнка». Воспоминание об этом до сих пор грело душу. Да и остальные оказались людьми просто здоровскими… Жаль, не было ещё одного брата. Но младший сын принца Редвалда не успел приехать, хотя на церемонию Венца наследования обычно старалась собраться вся семья. А вот вторая половина жизни принцесс, особенно наследных, вызывала отвращение. Все эти фальшивые улыбки, поклоны, попытки втереться в доверие, что-то через девушку выпросить у отца. И бесконечные церемонии и приёмы. Причём всю неделю с утра и до самого вечера. Хорошо королю, он на малом послеобеденном балу присутствовать не обязан. По традиции Его величество во время праздников вторую половину дня принимает просителей. На свежем воздухе принимает — а не пытается танцевать здешние дурацкие танцы в душных и жарких залах дворца. «Решено. Как всё закончится, буду внедрять здесь нормальные вальсы. Вместо нынешней фигни», — с этой мыслью Анастасия нырнула в душ.

Когда служанки начали облачать девушку в вечернее платье, в голове утвердилась чёткая мысль: срочно сменить моду. Ну, вот что стоило сохраниться идеалу красоты хотя бы времён деда Турстана Второго? Когда воспевали девушек крупных и пышных, потому платья были свободные, со складками и буфами. Не то, что нынешняя тяга к суповым наборам, из-за чего приходится шнуровать тугой корсет и затягивать осиную талию. После чего залезать в панье[1]… Опять спасибо Лиде, которая носить конструкцию двухметрового диаметра отказалась, и её мужу, готовому исполнить любой каприз своей жены. Потому и Насте удалось настоять, чтобы для парадных платьев каркас делали разумных размеров. Заодно сократилась экзекуция одевания — всего до часа… Едва на волосах затянули последнюю ленту, Анастасия поспешила в бальный зал: пока парикмахер не решил, что причёска недостаточно красивая и пышная для принцессы, и не принялся переделывать. Один раз по незнанию Настя уже согласилась и до сих пор вспоминала про тот день с ужасом. Особенно про вечер, когда распутывать всё пришлось чуть ли не по волоску.

Танцы ещё не начались, но придворные уже заполнили зал до отказа. Настя поморщилась: судя по всему, большинство из дворца даже не уходило. Слишком уж сильный и какой-то ненастоящий запах от них идёт. Обычный человек, может, и не заметит, но модифицированное обоняние не ошибётся. Лиса тренировала воспитанников так, как готовили Зелёных стражей, потому Настя могла сказать, кто просто облился духами, а кто ещё и добавил магический аналог дезодоранта — от таких собственного запаха не было вообще. К тому же, дамы высшего света так пока и не привыкли к электрическому освещению в несколько раз ярче магического, потому даже у молоденьких девушек на лицах лежал слой косметики. А уж о солидных дамах постарше и говорить нечего — хоть гвозди в «штукатурку» забивай. Поэтому на появление благоухающей свежестью принцессы, к тому же совсем с неброским макияжем, обратили внимание сразу. Молоденькие девушки глядели с завистью, парни с интересом прилипали взглядами. А вот старшее поколение смотрело с явным неодобрением. В глазах читалось: «Ужас! Дурочка-провинциалка! Как она могла!» Настя в ответ мысленно усмехнулась: давайте-давайте, столпы королевства. Негодуйте, давите на короля, мол, из-за поведения детей он теряет среди вас поддержку. Чем больше шумите, тем позже заметите, что силой в стране давно стали не лорды, а купцы и средней руки дворяне. И этим простота нравов, наоборот, по душе. Ведь тогда им по карману вести себя почти также как королевская семья, а удовлетворённое самолюбие многого стоит.

Распорядитель объявил первый танец, к принцессе подошёл сын герцога Аллардиса с приглашением. Уверенный в неотразимости своего внешнего вида, помноженного на богатство и влияние отца, парень даже духами облился для формальности. К тому же, как подсказывало обоняние, в перерыв между утренним приёмом и вечерним балом Аллардис-младший успел выпить вина, отчего и вёл себя довольно смело, хотя никаких других признаков опьянения не было. Но от «букета» из и алкоголя девушку чуть не стошнило, и она резко отказала. Парень скривился как от удара, демонстративно-брезгливо посмотрел на «дурочку» и ушёл искать себе другую спутницу.

— Вы зря обидели молодого человека, Ваше высочество. Между прочим, Аллардисы всегда были опорой трона. И сын герцога был бы для вас очень хорошей партией, учитывая их влияние, вы бы оказали своему отцу большую услугу.

Анастасия повернулась, стараясь, чтобы это выглядело плавно, естественно — слишком уж неожиданными были слова. После чего внимательно пригляделась к говорившему. Интере-е-есно. Один из членов Королевского совета, граф начинал службу ещё при деде принцессы. Безвредный, в общем-то, старик, фанатично преданный короне — но недалёкий, хотя и считает себя весьма умным. Чем нередко и пользуется кое-кто в Совете. Вот и гадай теперь: сам граф додумался о браке с наследником дома Аллардис, или эту мысль в его голову аккуратно вложили. Впрочем… самое простое — передать всё принцу Редвалду, пусть он и разбирается.

Бал затянулся, но никого не удивило, что принцесса покинула его уже в семь вечера, сославшись на то, что плохо себя чувствует. Уже на выходе Настя подумала, что по залу наверняка пойдут шепотки, мол, причина в том, что с ней никто не танцует, слишком уж придирчиво она весь бал выбирала кавалеров, старательно отшивая всех остальных. Но девушке было плевать, всё равно подобное пустое времяпровождение ненадолго — принц Редвалд обещал дочери, что как только маскарад окончится, и она перестанет изображать кузину, балы может не посещать. А обязательные по статусу приёмы устраивать так, как ей заблагорассудится. Сейчас же хорошо бы поскорее избавиться от корсета и остальных «пыточных» приспособлений, которые по какому-то недоразумению здесь называют парадным одеянием.

Настя уже сидела в одной нижней рубашке, служанка расчёсывала принцессе волосы, пока вторая готовила ночное платье, когда в комнате появился посторонний запах. Рефлексы заставили тело действовать раньше разума. В голову ещё только добралась мысль: «Покушение! Сонный газ!» — а девушка уже оттолкнула навалившуюся без сознания служанку, ударила вторую, которая прижимала к лицу платок и держала в руках какой-то флакон, и выскочила в соседнюю комнату-прихожую. Конечно, модифицированный организм кислорода запасает больше обычного, но без подготовки и предварительной вентиляции лёгких воздуха надолго не хватит.

В прихожей уже ждали трое с шарфами, закрывающими нос и рот, и лежало тело гвардейца: судя по всему, его заколол напарник. Похоже, что ближайший караул постигла та ж участь — второй похититель тоже в форме гвардии, и на камзоле у него пятно крови. И видела предателя Настя как раз на ближайшем к своим апартаментам посту. Зато третий, который держит в руках мешок — по размеру как раз, чтобы спрятать девушку без платья — носит цвета Аллардисов. Появление принцессы стало для всех неожиданностью, но опытные воины не растерялись. Девушке в ноги полетел мешок, сразу двое кинулись схватить и зажать рот, пока не закричала… Медленно, для вошедшей в форсированной режим «волчицы Северина», слишком медленно! Предателей не спасли даже обязательные для стражников ускоряющие реакцию эликсиры. Ближайший гвардеец получил страшный удар в пах, на тренировках так Настя ломала доски. Второму достался удар в лицо, шлемы у стражи открыты, потому лицевые кости превратились в кровавую кашу, а носовые хрящи вошли в мозг. Наёмнику Аллардисов достался кинжал в глазницу, девушка успела выхватить его у первой жертвы. Почти победа, если не подоспеют новые враги — но воздух заканчивался. Сил хватило только крикнуть во весь голос: «Измена!». После чего девушка сделала глубокий судорожный вдох и рухнула без сознания. Ни грохота сапог спешившей на помощь охраны, ни гневных криков Аллардиса-младшего, которому заломили руки и выволокли прямо с бала, Настя уже не слышала.

*************

[1] Панье — (франц. «pаnier» — корзина) — каркас, выполненный из ивовых или стальных прутьев. Панье позволял придать женскому наряду утонченность и хрупкость. В эпоху рококо в моде была осиная талия, узкие бедра, хрупкие плечи и круглое лицо, а пышные юбки, создающие эффект «перевернутой рюмки», позволяли приблизиться к этим параметрам. Пристегивалось панье с помощью пуговиц к жесткому корсету


Вернуться к началу
 Профиль  
Ответить с цитатой  
 Заголовок сообщения: Re: Дети иного мира
СообщениеДобавлено: 20 май 2014, 08:52 
Не в сети
Наш человек
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 15 ноя 2012, 12:32
Сообщения: 280
Has thanked: 2 times
Have thanks: 50 times
Глава 39. Мятеж

Для Его величества Турстана Второго мятеж начался с покушения. Близился вечер, край площади, на которой правитель принимал ищущих монаршей справедливости, укутала тень. Толпа в отдалении шумела, но напирать на плотную цепь латников перестала. Всем было понятно, что король долго на площади не задержится, не зря шталмейстер уже спрятался за линию стражи. И, значит, сегодня Его величество выслушает только тех счастливчиков, кто успел отдать свои прошения в руки шталмейстеру и сейчас стоит на краю свободного пространства в отдельном «загончике» из гвардейцев. Потому толпа теперь состояла в основном из зевак, которые пришли поглазеть: вторая половина площади за спиной гвардейцев пуста, магический полог против стрел и заклятий изображение почти не размывает, а всякие бинокли и подзорные трубы в Келти по карману почти любому. И потом, когда празднования в честь венца наследия закончатся, можно будет прихвастнуть перед приятелями в таверне, что «вот я-то видел самого короля».

Заговорщики рассчитали точно. Шталмейстер принял прошение из рук нужного человека и отправил того в «загончик», а помощник, который сортировал просителей, вызвал убийцу, получив сообщение, что принцесса захвачена: как потом выяснил принц Редвалд — едва пустили газ, а ближайшие посты оказались выведены из строя — наёмник герцога Аллардиса раздавил особый шарик. Остальные шарики, находившиеся в симпатической связи, тут же сменили цвет или нагрелись: простой, незаметный, хотя и односторонний способ. Дежурный маг из службы безопасности просканировал невысокого толстячка и ничего подозрительного не нашёл. Оружия нет, хромота и сильная одышка настоящие. Потому подпустили мужчину на целых двадцать шагов. А охрана, хоть и привычно взялась за мечи, подвоха не ждала.

Мужчина подошёл на разрешённое расстояние, начал мямлить прошение… И внезапно стремительно кинулся вперёд, выставив руки с острыми, как бритва, ногтями. Пусть гвардейцы тоже накачаны ускоряющими эликсирами, пусть убийцу потом истыкают мечами — ему достаточно одной царапины, чтобы яд и блокирующее лечение проклятие попали в кровь тирана! Стражники не успеют, движение они начали на долю секунды позже, и законы инерции никто не отменял… Четыре разрывных пули снайперов оказались ещё быстрее, к тому же одна угодила в колено. И до возвышения, на котором стоял трон, добралось только агонизирующее тело. Толпа замерла, потом зашумела и заревела. Турстану хватило выдержки встать, поднятой рукой утихомирить толпу, а едва люди замерли, громко заявить, что покушение провалилось, но виновные будут наказаны. Подданных же он просит разойтись по домам. После чего король развернулся и в звенящей тишине неторопливо ушёл с площади.

Для принца Редвалда мятеж начался гораздо беспокойнее, но тоже неожиданно — хотя он и ждал хода со стороны заговорщиков все последние дни. Помощник как раз докладывал о том, что сына герцога Аллардиса схватили и повели в подвальную тюрьму, когда тишина дворцовых коридоров буквально взорвалась грохотом выстрелов. Внешнее кольцо охраны королевской резиденции состояло из той части гвардии, в которую по большей части принимали сыновей дворян. По сигналу заговорщики ударили в спины сохранившим верность короне товарищам, и внутрь хлынули отряды мятежников. И пусть личные гвардейцы Его величества известны как отменные рубаки — ведь туда набирают сплошь ветеранов и глядят на опыт, а не на родовитость — шести-семикратный перевес со стороны нападающих им не переломить… Бойня вышла короткой и безжалостной: боевая магия там, где действовали вмурованные в стены и фундамент защитные амулеты и талисманы, не работала, зато автоматы и пулемёты исправно косили нападающих в упор. К тому времени, когда Турстан добрался до дворца, сражение уже было почти закончено.

Два часа спустя в королевском кабинете собрались люди, от которых зависела судьба страны: кроме Турстана, Редвалда и трёх младших принцев присутствовали канцлер и командующей армией лорд-сенешаль. Турстан подумал, что хорошо бы ещё пригласить пару лордов Королевского совета, из тех, кто сохранил верность короне. Ведь именно они станут примером чести и официальной карающей десницей, это создаст «пропагандистский фон: мол, затеяла всё кучка отщепенцев, все остальные за короля. Увы, нельзя. В их присутствии придётся говорить, соблюдая все формальности, в то время как канцлер и сенешаль могут общаться «по-семейному», обоих призвал на службу ещё отец во время прошлого мятежа. К тому же, пока только присутствующие здесь были в курсе, что венец наследования лёг на дочь Редвалда, а не на принцессу Лефлет. И раскрывать инкогнито раньше времени не стоило.

Первым начал принц Ордрик:

— Я связался с принцем Савардом и сообщил о том, что творится в столице. Они бросают весь обоз и прорываются к нашей границе. Наверняка их попытаются перехватить, но запас во времени, пока летит почтовый голубь мятежников, у нас есть. Граф Рединг со своими людьми уже спешит навстречу. На крайний случай на самом северном из степных аэродромов готовятся к старту три звена штурмовиков, а оба наших аэродрома подскока готовы их принять. Дальше. Мне уже доложили предварительные результаты по поводу попытки вывезти принцессу Анастасию. Тайную охрану принцессы вывел из строя предатель. Потому мятежники и не выступили сразу после церемонии Венца — ждали, когда настанет его смена. Как предатель сумел внедриться, выясняется…

— Человеческий фактор, — усмехнулся Редвалд, — не переживай. Мы же специально не стали вводить дополнительные перепроверки для охраны твоей сестры, в расчёте на подобный случай.

— Как она? — спросил канцлер.

— Девочка у меня молодец, — лицо принца осветила гордая улыбка. — Уже пришла в себя и рвётся в бой.

— Можете ей гордиться с полным правом, Ваше высочество, — прогудел канцлер. — Пусть на её стороне была неожиданность, но голыми руками одолеть троих… Не отказались бы взять под своё начало, сенешаль?

— Не отказался.

Турстан демонстративно покашлял, все извиняющее посмотрели на короля, и принц Ордрик продолжил.

— С покушением на короля сложнее. Дежурный маг ничего не почувствовал до самого начала, ещё трое экспертов подтвердили его слова. Способ скрыть проклятие и ускоряющие эликсиры применён совершенно незнакомый и необычный. Но есть основания судить, что вмешался Синклит. Разработка подобных средств тайно доступна только ему.

— Я считаю, что нам нужно не просто подавить заговор, пора начинать «Чистое небо», — вступил в разговор принц Кинехеах.

Король взглянул на лорд-сенешаля: после возвращения Кинехеах снова стал его заместителем. И судя по всему, командующий армией думает также как и принц. Но «Чистое небо» небо означало полный разрыв с Синклитом, уничтожение вражеской резервной сети… Дальше начало открытой войны неизбежно.

— Я понимаю, — тем временем продолжил принц, — что это станет объявлением войны. Но война уже началась. Мы связались с каганом и адмиралом Ротом. Дальше, думаю, лучше расскажет дядя Редвалд.

— В степи появилась необычная болезнь, которая поражает исключительно нэрлих и не поддаётся лечению обычными магическими методами. Причём, якобы, распространяли её мои агенты. Тот, кто всё организовал, не знает, что последние несколько лет вся наша разведывательная сеть на землях кагана — одна большая приманка.

— Едва мастер-магистр поймёт, что с болезнью и заговором не сработало, — закончил Кинехеах, — немедленно начнётся открытое вторжение войск Синклита. А нэрлих в ближайшие пару месяцев нам помочь не смогут. Да и войска землян будут частично заняты — блокировать заражённые места могут только люди. Нас разгромят поодиночке. Но если вызвать недовольство лордов и создать иллюзию, что Келти на пороге гражданской войны, да к тому же спровоцировать Эдфельда на вторжение… Явно Синклит пока не станет вмешиваться. А мы не только выиграем время, но и к началу открытой войны успеем уничтожить всех внутренних врагов. Я разговаривал с адмиралом Ротом и с каганом, они пришли к тем же выводам.

— Согласен, — подвёл итог король. — Приказываю. Начинаем «Чистое небо». Причём по варианту «юр», с зачисткой гильдий.

Рассвет город встретил настороженно. Уже все знали о покушении на короля и о попытке захватить дворец. Слухи ходили самые разные, одни рассказывали «королевская семья погибла», другие — уцелела. Твёрдо сходились в одном: король жив, слишком многие видели провал убийцы. Потому все понимали: король будет мстить, не зря его отец в своё время заработал прозвище «Кровавый волк». И не зря ещё с вчера город окружило двойное кольцо из солдат королевской армии и дружин самых верных короне лордов. Пусть ночь прошла тихо, это лишь значит, что с утра всё и начнётся. Кто-то из жителей запирал покрепче ставни и ворота, а кто-то занимал места с обзором получше возле дома Аллардисов. Уже весь город слышал, что именно герцог был вдохновителем заговора, потому наверняка самой первой начнут штурмовать его городскую резиденцию.

Похоже думали и в посольстве короля Эдфельда: графа Тунора хоть и встретили запертые ворота, но ставни оказались не закрыты, да и стражи вдоль забора, окружавшего небольшой дворик, заметно не было. На стук в ворота калитку открыл сонный мужичок, промямлил: «Господин не принимает…» После чего привратника выдернули на улицу, а в калитку хлынули гвардейцы. Кто-то начал сбивать запоры с ворот, несколько человек сноровисто принялись ломать входную дверь и закидывать газовыми гранатами помещения на первом этаже. Остальные окружили дом, готовые огнём из автоматов и подствольников по окнам прикрыть товарищей и двух чародеев, которые сначала заблокировали магическую защиту посольства, а затем стали приводить охранные заклятья в негодность. Когда разбуженный шумом посол, прямо в ночном халате, показался на парадной лестнице, идущей с верхнего этажа, гвардейцы уже вовсю выволакивали во двор и связывали кашляющих и плачущих охранников и прислугу.

— Что это значит? Да вы хоть понимаете, что это территория посольства? И принадлежит…

— Уймитесь, барон, — голос графа источал лёд. — Вы укрыли в своём доме некоего Шавьера, мага, обвиняемого в организации покушения на Его величество Турстана Второго. Если вы немедленно выдадите преступника, принесёте официальные извинения от лица короля Эдфельда и гарантируете компенсацию, инцидент считаю исчерпанным.

— Да что вы себе позволяете! Вы хотите войны? Вы её…

— Получим, получим. Если ваш король настолько глуп. И даже отпустим вас, барон. Чтобы вы передали. Один раз Лозада попробовала вмешаться. Вы помните, чем она кончила? К следующему врагу мы столь снисходительны не будем.

В это время недалеко послышался взрыв, и затрещали автоматные очереди. Граф Тунора тут же забыл о незадачливом после и вышел на улицу. Стреляли в соседнем квартале, оттуда же поднимался столб дыма. Там располагалась резиденция графа Силби — и он-то к визиту был готов наверняка. Потому к особняку Силби ушло вдвое больше солдат, чем к посольству. Вот только руководит штурмом принцесса Анастасия. Пусть у неё отменное образование, пусть ей в помощь дали самых опытных офицеров гвардии: командует в настоящем бою девушка первый раз. Но принц Редвалд был непреклонен. С одной стороны, это его подарок дочери — захватить негодяя своими руками, с другой — пусть зарабатывает репутацию. Всё было рассчитано, всё должно было пройти нормально… На сердце у графа Тунора всё равно было неспокойно. Увы, пока не нашли мага и не перетрясли посольство, прийти на помощь он не мог. Потому граф поспешил вернуться в дом, чтобы возглавить поиски.

К полудню город гудел от слухов и пересудов, слишком часто гвардейцы арестовывали отнюдь не тех, кого ждали. Затем все испуганно замерли: глашатаи объявили указ, что отныне преступные Гильдии, поддержавшие мятежников, объявляются вне закона. В город сразу же вошли ждавшие сигнала войска и начали прочёсывать улицы. Одновременно прозвучал следующий указ: «Король есть зримое воплощение королевства, но разделять страну и короля нельзя. Потому злоумышление против любого из честных подданных есть злоумышление против короля, а преступление против короля — это и преступление против подданных. Отныне любой преступник, не взирая на родовитость и происхождение, казнён будет единым способом через повешение». Уже через час возмущённая делегация знатнейших людей королевства отправилась во дворец: дворян положено казнить только мечом, вешают сброд. Турстан принять лордов отказался. Лишь издевательски передал через слугу приглашения неделю спустя прогуляться за город к Свинцовой башне, где будут вешать первые пару десятков — глав преступных гильдий и связанных с ними дворян. В резиденциях лордов в адрес короля полетели проклятия, хотя и негромко — все понимали, что пока город окружён, они в заложниках. Но позорное лишение дворянства сына герцога Аллардиса — его обвинили в преступном небрежении своим долгом, ведь люди его свиты участвовали в покушении — стало последней каплей. Мол, лучше бы казнил! Самые дальновидные понимали и другое. С лишением наследника дворянства, герцогство по закону отходит не следующему в семье, а короне. И не зря Турстан демонстрирует силу, значит, давние слухи верны, и король готовится окончательно лишить лордов и Старшие роды всех привилегий. Едва закончилась блокада, герцоги и их приближённые один за другим начали покидать столицу. Турстан и Редвалд на это только улыбались: к тому, что лорды должны нести наказание наравне с обычными дворянами и купцами, общественное мнение последние полтора года готовили лучшее специалисты Альянса.

Тем временем Келти бурлило. Люди Редвалда подготовились очень тщательно, потому аресты и казни валом покатились по стране, вслед помчались слухи о гражданской войне — мол, Гильдии так просто не сдадутся. К всеобщему удивлению, всё оказалось не так страшно. Хороший знаток человеческих душ, Турстан Второй опубликовал дополнение к закону, согласно которому петля в обязательном порядке грозила лишь смотрителям районов, старшим банд и остальным гильдейским начальникам «за организацию преступного сообщества». Нижнее звено, особенно если оно сдавало своих предводителей, получало лишь пару лет каторжного труда на строительстве дорог, даже без конфискации имущества. А любой, кто сообщил достоверные сведения о члене преступной Гильдии, получал исключительное право выкупить у короны имущество виновного за пятую часть цены. Едва страна это поняла, как ведомство принца Редвалда и ородские магистраты затопила волна доносов. Дольше всех продержалась Гильдия убийц, но генерал Гальба прислал в помощь коллегам своих специалистов по борьбе с терроризмом — и самое зловещее из сообществ королевства пало под натиском опыта далёкого будущего.

Также бездарно провалился и открытый мятеж герцога Аллардиса вместе с примкнувшими к нему лордами. Ведь с уходом из политики Старших родов, их место заняло среднее и мелкое дворянство, привилегии которого Турстан медленно, но верно расширял последние годы. И возвращаться к старому укладу, терять свой шанс на власть, не хотел никто. Против мятежников выступили и города. Купцы и мастеровые быстро поняли выгоду единого свода законов по всей стране, вместо лоскутного юридического одеяла графств и герцогств. К тому же, на помощь «противникам узурпатора» пришла знаменитая тяжёлая конница короля Эдфельда — и даже те, кто ещё вчера недовольно высказывался против нововведений, стал горячим сторонником короля. Мол, одно дело, когда сами спорим, хоть носы друг дружке поразбиваем. И другое — когда под шумок в дом разбойники полезли. Страна готовилась как один встать против врага, дворяне и города начали собирать ополчения в помощь монарху. Когда же разошлась весть, что королевская армия под командованием принца Кинехеаха наголову разгромила мятежников вместе с латниками Эдфельда, в стране начались гуляния, трактирщики бесплатно выкатывали бочки с вином, а маги устраивали фейерверки… Турстан, глядя из окна на разноцветную ликующую толпу на дворцовой площади, только качал головой: пусть радуются. Война только началась и обещает быть долгой и страшной. Горе ещё успеет собрать обильную жатву с каждой семьи. Потому — пусть пока радуются.


Вернуться к началу
 Профиль  
Ответить с цитатой  
 Заголовок сообщения: Re: Дети иного мира
СообщениеДобавлено: 20 май 2014, 08:53 
Не в сети
Наш человек
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 15 ноя 2012, 12:32
Сообщения: 280
Has thanked: 2 times
Have thanks: 50 times
Глава 40. Война на пороге

Бункер на берегу реки, которую до сих пор по старой памяти все называли Волгой, спал почти пятнадцать лет. Но два месяца назад, едва начали поступать сообщения о биологической атаке в Степи и попытке мятежа в Келти, проснулся. Снова заработали экраны и мониторы, в контрольных центрах и залах совещаний зазвучали срочные и не очень доклады, а штабисты, аналитики и генералы перебрались из уютных кабинетов небоскрёбов на подземные уровни. Чтобы в любой момент, не теряя времени, взять в руки нити управления огромной паутиной эскадрилий, полков и бригад. Почти как перед Катастрофой… Вот только в этот раз в коридорах встречались не только люди, но и нэрлих. А как только в Келти закончат усмирять последних бунтовщиков, от короля Турстана должен будет приехать принц Кинехеах вместе со своими офицерами.

Первые несколько месяцев шли очень удачно, противник действовал словно по одному из заранее разработанных сценариев. Потому болезнь отступила, ослеплённые разгромом разведывательной сети магистры Синклита не могли и подумать, что с одной стороны заражённые районы быстро изолируют, а с другой — каждый заболевший не будет покупать лекарства за свой счёт, а получит от кагана бесплатно. Хорошо всё складывалось и в Келти. Мятежники потерпели сокрушительное поражение и удерживали лишь несколько замков и пару городов на границе бывшего герцогства Аллардис. А под предлогом отражения агрессии со стороны соседей по образцу королевской армии спешно перевооружали дружины верных дворян. Но когда в конце мая адъютант разбудил адмирала Рота посреди ночи, по встревоженному лицу Александр понял, что спокойная жизнь закончилась.

— Господин адмирал. Вас в узел связи. Срочно просит Хранитель.

Судя по картинке на заднем плане, Лахлан находился в Степи. И едва Рот занял своё кресло, Хранитель тут же начал.

— Извиняюсь, что пришлось будить вас посреди ночи. Но каждая минута на счету. Синклит готовит по вам удар.

— Вы решили вмешаться на нашей стороне открыто?

— Я должен. Мастер-магистр уже нарушил равновесие своей новой болезнью. Так что теперь он легко пойдёт и дальше. И если ему удастся задуманное, нас всех ждёт чудовищная катастрофа. Я не смог выяснить точно, побоялся, что если про мой интерес узнают — начнут немедленно и не будет времени на подготовку. Но болота севернее Келти бурлят искусственно выведенной жизнью. Думаю, это будут какие-то насекомые. Я уже предупредил друидов и Мэргена, но остальных через вас получится быстрее.

— Принято. И спасибо.

Ответ, что же затеял Синклит, получили через несколько дней, когда армия принца Кинехеаха вышла к последнему из мятежных городов. Колонны двигались медленно, опасаясь неведомой угрозы, ехали, словно местность вокруг была заражена химическим оружием или радиацией. Это спасло солдат… но простые люди оказались обречены. Когда до города осталось всего километров десять, небо почернело от огромной тучи. Камеры летящих впереди беспилотников показали, что облако состоит из насекомых — оводов, комаров и слепней. Едва они достигли городка, там начался настоящий ад. Жители приняли на себя удар, предназначенный целому королевству — потому ядовитые создания сотнями и тысячами облепляли людей и животных… Лишь в некоторых местах загорелись купола защитных пологов, но всем было понятно, что это отсрочка ненадолго — энергия в защитных барьерах иссякнет раньше, чем закончится нескончаемое облако или подоспеет помощь. Словно неведомое чудовище, туча неторопливо двинулась на юг, а следом за ней — ещё одна. Магистры Синклита предусмотрели, что люди постараются сбежать, потому за оводами и слепнями двигалась переделанная магами саранча, оставляя после себя безжизненную пустыню.

Смертоносное облако успело отойти от границы на несколько десятков километров, когда его встретила армия защитников. Пусть насекомые были несъедобны для птиц, выкованный миллионами лет эволюции инстинкт звал прятаться от хищников — но неумолимый приказ магов гнал вперёд. Пусть насекомые были ядовиты, несокрушимая воля друидов и Хранителя звала птиц нападать и поедать… Чтобы бездыханными упасть на землю и не видеть, как их место занимают новые «солдаты». Хранитель выиграл день, пока свою часть задачи выполнили чародеи, управляющие погодой: на пути насекомых встала полоса дождей и ураганов.

Маги Синклита отнеслись к задержке спокойно. Искусственно выведенные насекомые гибнут в непогоду хуже обычных, силы же защитников не бесконечны. А на стороне Синклита естественный процесс воспроизводства, болота исправно будут давать партию за партией. Едва небо начало проясняться, как туча поднялась снова — и тут на неё обрушились с самолётов тысячи тонн инсектицидов. Промышленность, уже переведённая на военные рельсы, готовила химикаты все дни, пока чародеи и друиды сдерживали натиск. Уцелевших мух и саранчу уничтожали с помощью электромагнитного излучения: с крупными животными и большими скоплениями ничего бы не получилось, но единичные насекомые и небольшие рои сгорали в созданных сплавом магии и технологии исполинских «микроволновках». Синклит спешно было попытался вывести новые устойчивые к химикатам породы — но болота залили напалмом, засыпали всевозможными ядами, что придумало человечество за сотни и тысячи лет дороги среди звёзд. Хранитель, глядя, как полные жизни места превращаются в мёртвую на десятилетия пустыню, только тяжело вздыхал… Но все понимали — лучше так, чем гибель Келти и Великой степи.

Дни, пока шло сражение с насекомыми, Александр не вылезал из подземного бункера. Командовал не только авиацией и магами — одновременно в королевствах началась информационная война. Друиды и сеть шпионов генерала Гальбы и принца Редвалда разнесли повсюду слова Хранителя, что действия мастер-магистра поставили мир на грань катастрофы. Люди пересказывали слухи один страшнее другого, и пусть на южной половине континента Синклит сдержать неприятные для себя пересуды сумел, северные страны одна за другой заявляли о нейтралитете. Мол, торговать с Альянсом, подчиняясь воле мастер-магистра, они не будут, только и давать войска и припасы для войны тоже отказываются. Это была победа не меньше, чем уничтожение насекомых. А в середине лета землян ждал совсем уж необычный результат информационной войны: Александра срочно вызвали в город сообщением, что приехала делегация гвенъя во главе с самим наследником престола.

Послов принимали со всей пышностью, хотя те и прибыли неожиданно. Кронпринц вручил верительные грамоты, произнёс положенную по протоколу речь, после чего перешёл к сути дела:

— Не смотря на разногласия первой встречи, дружба между нашими народами крепнет. И потому целью нашего визита стало предложение Его величества и палаты Великих лордов о расширенном торговом договоре, который послужит процветанию наших народов.

Кронпринц умолк, наслаждаясь мелькнувшим на лицах Рота, Белозёрова и их помощников удивлением — не смотря на большой политический опыт, сдержаться земляне не могли. Ведь договор с гвенъя означал, что экономическая блокада, которую Синклит пытался навязать Альянсу, провалилась. Запретить торговлю с Великим Лесом не в силах пока даже мастер-магистр. А глава посольства продолжил.

— Кроме того, от лица Его величества я хотел бы предложить вам ещё один договор. О вечном и нерушимом мире межу нашими странами. Также прошу рассмотреть договор о военной помощи Великому Лесу, если на нас нападут. И в связи с этим, чтобы лучше узнать вашу страну, прошу позволить мне и моим спутникам несколько лет пожить у вас.

Слова наследника престола встретила мёртвая тишина. Ведь сейчас гвенъя не просто помогали землянам, они фактически вставали в разгорающейся войне на сторону Альянса. После столетий вражды послать войска на помощь нэрлих открыто правители Леса не могут, их не поймут собственные подданные. Но договор о вечном мире и военной помощи — особенно когда себя в заложники предложили кронпринц и родственники влиятельнейших лордов — означал, что солидная часть границы будет охраняться армией гвенъя. Попытайся Синклит пройти сквозь территорию Великого Леса во фланг Альянсу, гвенъя со спокойной совестью двинут свои полки на штурм замка мастер-магистра. Первым разорвал затянувшуюся паузу Белозёров. Нарушая протокол и все дипломатические нормы, он подошёл к кронпринцу, крепко пожал руку и сказал только одно слово: «Спасибо». Следом то же самое сделал адмирал Рот.

Обсуждение нюансов затянулось на две недели, обе стороны старались подготовить договор так, чтобы в нём не нашлось ни единой щёлочки и для противников внутри Леса, и для магистров Синклита, которые наверняка попытаются поддержать недовольных. А когда документ, наконец, был торжественно подписан, Александр неожиданно пригласил кронпринца и его советников посетить военный аэродром, откуда скоро будут стартовать стратегические бомбардировщики. Сопровождал адмирал почётных гостей сам, и, по возможности ничего не скрывая, отвечал на все вопросы. Наследник и остальные прошли через ангары, где на самолёты вместо оборудования для сброса химикатов устанавливали бомбы, потом вышли к взлётной полосе — чтобы увидеть, как выруливает первая пара бомбардировщиков.

— Красиво. Хотя и смертоносно, — сказал вслед уходящим в небо машинам кронпринц. — Куда они?

— Эти — к замку мастер-магистра. Следующие ударят по особнякам остальных магистров. Надо пользоваться, пока они не догадались, что гриффоны и вертолёты не единственная угроза. И не начали защищаться от удара с неба.

Кронпринц кивнул в ответ, потом направился к двум самолётам, которые тоже готовились к вылету. Там он снял с пояса флягу и уронил на колесо шасси несколько капель вина.

— Да будет с вашими воинами удача и благословение круга богов. За скорую победу!

— За победу! — ответил Александр.


Вернуться к началу
 Профиль  
Ответить с цитатой  
 Заголовок сообщения: Re: Дети иного мира
СообщениеДобавлено: 20 май 2014, 08:53 
Не в сети
Наш человек
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 15 ноя 2012, 12:32
Сообщения: 280
Has thanked: 2 times
Have thanks: 50 times
Эпилог
Сколько с тех пор прошло? Больше века. Как раз недавно отмечали столетие битвы при Ившеме, ставшей последним крупным сражением той войны. Сражением, принёсшим окончательную победу. Вот только до этой победы были долгих девять горьких и тяжёлых лет. Были и поражение при Хинкли, где погиб Белозёров, и героическая оборона Келти. И невероятный пример храбрости и мужества, когда попавшие в окружение ополченцы, безо всякой надежды на помощь, почти полтора года партизанили под командованием принцессы Анастасии. Было многое. Но мы победили — и мир переменился.

Помню, сколько было шуму вокруг первой кругосветной экспедиции. Тогда горстка храбрецов отправилась в неизвестность на запад, в бесконечный океан, для которого не существовало карт, про который точно знали лишь одно — там безбрежная солёная пустыня. Ведь континент на нашей новой Родине всего один. И как встречали героев, когда спустя почти два года потрёпанные корабли бросили якоря в одном из портов на востоке. А как, затаив дыхание, следили сначала за запуском первого искусственного спутника, а потом за первым космонавтом, разорвавшим цепи тяготения? Сейчас же в кругосветку плавают круизные лайнеры, стартовал очередной спутник связи, заканчивается строительство орбитальных стапелей и очередной лунной шахты, а весь мир обсуждает проект пилотируемых полётов на другие планеты нашей солнечной системы.

Меняемся и мы сами. Степь запомнила, как в самые страшные годы Великий Лес протянул руку помощи — протянул, хотя до этого их разделяла многовековая вражда. Потому никого нынче не удивишь, если на яхте за приключениями к Южным островам вместе отправляются люди, нэрлих и гвенъя. Молодёжь даже не вспоминает, что всего сто лет назад их деды встречались в кровавых стычках по разные стороны границы, а обитатели Леса смотрели на остальные народы свысока, считая себя избранными. Прошлое уходит, превращается в историю… Потому-то я и решил на закате своей жизни взяться за перо.

История — наука точная: что случилось, уже не изменишь, как бы этого ни хотелось. Вот и любят, едва прошедшие события превращаются в учебники, монографии и исследования, переписывать события «в соответствии с требованиями момента». Причины могут быть самые разные. Политика, патриотизм, желание унизить врага или добиться своих, сиюминутных целей. Я хорошо это знаю, и сам нередко так поступал — и до Большой войны среди звёзд, и во время неё. Потому и ценятся во все времена свидетельства очевидцев. Даже если писавший старался выгодно соврать, в его словах истина всё равно будет выглядывать через одёжки неправды. Надеюсь, и мои воспоминания станут свидетельством эпохи, свидетельством, которое поможет сохранить память о нас в правдивом виде.

Сегодня я сжёг черновики. А вместе с ними свой и Наташин дневники, которые мы вели со дня Катастрофы, и письма, которые мы писали друг другу. Потомки, уж простите старика за слабость. Но я не хочу, чтобы в нашей личной жизни ковырялись беспощадным скальпелем будущие поколения историков. Вам хватит и моих воспоминаний. Только не сразу. Я попросил Хранителя, и он обещал отдать мою рукопись лет через сто пятьдесят, когда не останется никого из живых свидетелей описанных событий. Потому — здравствуйте, мои далёкие потомки. И до свидания.

Июнь 2012 — апрель 2014

Большое спасибо Елене Шмидт за то, что ей хватило сил и терпения на помощь в правках и поиске ошибок до самой последней главы


Вернуться к началу
 Профиль  
Ответить с цитатой  
 Заголовок сообщения: Re: Дети иного мира
СообщениеДобавлено: 20 май 2014, 18:25 
Не в сети
Администратор
Администратор
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 03 июл 2011, 18:31
Сообщения: 4297
Images: 115
Откуда: Набережные Челны
Medals: 2
2000 сообщений (1) Птица говорун (1)
Has thanked: 510 times
Have thanks: 508 times
Ярослав, а стесняюсь спросить: что за ссылочка у тебя в тексте на сайт лет.ру? Это ты вставляешь, или у меня опять вирус появился?

_________________
Woaland © 2016
Вступайте в "Воландовский клуб"!


Вернуться к началу
 Профиль Personal album  
Ответить с цитатой  
Показать сообщения за:  Поле сортировки  
Начать новую тему Ответить на тему  [ Сообщений: 52 ]  На страницу Пред.  1, 2, 3, 4, 5, 6  След.

Часовой пояс: UTC + 3 часа


Кто сейчас на конференции

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и гости: 1


Вы не можете начинать темы
Вы не можете отвечать на сообщения
Вы не можете редактировать свои сообщения
Вы не можете удалять свои сообщения
Вы не можете добавлять вложения

Найти:
Перейти:  
cron
Russian America Top. Рейтинг ресурсов Русской Америки. Ideas Keeper independent news agency Уровень доверия для woaland.ru - 2.21 Ожидаемый PageRank для woaland.ru - 3.42 woaland.ru Tic/PR
Powered by Woaland® Forum Software © phpBB Group
Русская поддержка phpBB

{SAPE_LINKS}